Проза пионера

МЕСТЬ ОДНОКЛАССНИКАМ

Михаил Диденко Михаил Диденко
3,75
( 4 голоса )
12 февраля в 11:21
 
- Кто все эти дяди и тети, использующие аккаунты моих одноклассников на одноименном сайте?
Дмитрий протер слезящиеся от монитора глаза в ночной комнате. Запикал Скайп – это Руслан Бровко, один из них, одноклассников… Как говорят в приличном обществе: «Помяни черта»… А как говорили у нас? «Г****о вспомнишь – оно и всплывет»? Да-а, смешно. Кто бы мог подумать сегодня, глядя на меня, что я вообще могу смеяться, слыша такие фразы. Что там пишет Руслан…
- Здоров! Так я не понял, чем ты там занимаешься? Адронный коллайдер? (смайлик)
- Ну так, близко к этому. Расскажу при личной встрече.
- Ого! Подписку давал?
- Если честно, да. Ты там как?
- О-о, круто! Помнишь Маринку из нашего класса?
- Ага.
- С ней списался, хочу встретиться (смайлик)
- Опять ты…
- А что?
- Ну как ты не поймешь, что все это надо было делать тогда.
- Тогда я не мог…
- Почему?
- Комплексы (смайлик). Это теперь я спортсмен, бабник и т.д.
- С чего ты вообще взял, что ты в классе был не особо… популярным? Интересно, что у каждого из нашего класса свои впечатления. Как будто мы все в разных классах учились.
- Да ладно, вы ж… Короче, проехали. Ты, кстати, живешь где?
- А что?
- Не бойся, вылавливать не приеду (смайлик)
- Да причем здесь это… Ты сам себе покоя не даешь.
- Слушай, Диман, а тебе кто из девчонок нравился?
- Допустим, Катя.
- И что?
- Да ничего (смайлик)
- Тормозил?
- Ага.
- А теперь что?
- Я тебе про это и говорю. Когда нам было лет по 25, я ее анкету на Одноклассниках как-то увидел, думаю – ничего так. Хоть и замужем. Тем более она родила тогда. Бабы от этого расцветают. На какое-то время. А недавно посмотрел и ужаснулся. Страницу закрыл. Лет тридцать с небольшим, а уже смотреть страшно. Интересно – когда на левых баб смотришь, которым по тридцать, в основном нормально (если красивая). А если знаешь как она раньше выглядела, то не очень… как правило. Ты пойми, что надо отпустить прошлое. Живи, наслаждайся, «спортсмен-бабник». Что тебя гложет?
- Не могу.
- Слушай, знаешь, почему ты в классе был не таким крутым и уверенным, как тебе хотелось?
- Расскажи. Ты ж у нас гуру (смайлик).
- У тебя самооценка была низкой. Уверенность идет от самооценки. Самооценка идет от любви к себе. А любовь к себе вытекает из родительской любви. У тебя с родителями как было?
- Отец ремнем бил. Я потому и на тройки в старших классах перешел. Сначала старался, потом понял, что он все равно раз в неделю бьет по графику. Хорошо учишься, или плохо. Какая тогда разница?
- Ну вот. В этом причина. Над этим надо работать, над внутренним. А ты внешнее колупаешь. Жизнь так устроена, что нельзя вернуться в прошлое. У каждого есть моменты, которые он хотел бы изменить.
Короче, тебе надо над отношениями с родителями работать, отцом. А не пытаться дать в морду тем, кому хотел дать, но не мог, или трахнуть одноклассниц, о которых мечтал, но тормозил. Смотри в корень, а одноклассники – это то, что на поверхности.
- Да ладно, все прикольно, расслабься (смайлик).
- Ок, мне работать надо.
 
Дмитрий покачал головой, и полез за бутербродами. Впереди целая ночь работы… В прошлое нельзя вернуться. Или… можно?
 
Прошел месяц.
Звонок. Кто может звонить в 11 утра?!! Руслан.
- Диман, я на встрече одноклассников был… Пашу-толстого помнишь?
- Ну!
- Я набухался… разбил ему голову… хрустальной вазой… в больницу повезли…
- Молодец.
- Еще… Маринкин муж меня ищет… Домой нельзя… Можно у тебя перекантоваться?
 
«Хреновый вы психолог, Дмитрий Евгеньевич! Точнее, вам предстоит еще много работать над своим профессиональным уровнем»
 
- Что молчишь?..
- Сейчас смс с адресом скину, давай ко мне. Никому не говори куда.
- Давай! Скоро буду!
 
«Иногда, когда нельзя, но очень хочется, то можно. Но всю ответственность надо принимать на себя»
 
Взъерошенный, запыхавшийся, со ссадинами. Он знал хоть кто у Маринки муж?
- Пальто сюда повесь.
- А ты помнишь… как Паша все меня доставал?
- Слушай внимательно. Ты меня тоже уже достал. Я тебе не говорил о себе, но пришла пора. Я действительно работаю по направлению, связанному с адронным коллайдером. Отнесись серьезно. Есть установка, созданная по проекту профессора Ворожейкина. Она использует электромагнитное поле и позволяет перемещаться во времени.
- Да ладно, ты гонишь!
- Говорю тебе, серьезно. Ты думаешь, в наше время все можно разбалтывать? Если кто-то узнает, что я тебе это сказал – все, ты труп. И я тоже. Такие секреты в любое время и при любой власти хранят.
- А зачем… ты мне это сказал?
- Ну, ты же хотел вернуться в прошлое? Вот и вернешься, по-настоящему.
- Да ну, Димка, даже если… это реально… А что будет? Это ж опасно…
- А твоя жизнь не опасна? То ты сам себя глодал, а теперь осмелел (или отчаялся), и решил отношения и с внешним миром испортить. Тебя или посадят, или убьют. Выбор невелик. Подумай.
 
- А охрана?
- У меня свой тайный ход есть. Это в подвале. Охрана только лабораторию охраняет, наверху; они не в курсе. Тут наоборот все – если охрану поставят, значит, есть что охранять.
- Тоже верно. Стремно как-то.
- Я не понял, ты Маринку в девятом классе хочешь отыметь? Лишить ее девственности? Приобрести первый сексуальный опыт с первой любовью?
- Да… Пятнадцать лет вспоминаю.
- А Игорю хочешь вломить на глазах у всех? Чтобы кровавые сопли потекли? Чтобы плакал и сломался психологически? Хочешь быть авторитетом? Исправить все ошибки прошлого?
- Конечно! Спрашиваешь! А я не понял – я девятиклассником опять стану?
- Естественно! В этом весь прикол. Только внутри ты будешь таким же взрослым, как сейчас.
- …
- Короче, полезли.
- Мда…
- Что?
- Я бы для тебя такое не сделал.
Дмитрий пожал плечами. Его такие откровения покоробили, но делать нечего – назвался груздем.
 
- Вот сюда ложиться?
- Да, в этот саркофаг. Шучу. Да что ты ломаешься, как целочка? Помнишь, как у нас говорили? «Ломаешься как целочка». Расслабься, тебе ничего не грозит. Я буду рядом, в случае чего вытащу тебя оттуда одним нажатием кнопки. Я не понял, ты хочешь вернуться в прошлое или нет? Тогда ложись! Сейчас пойдет успокаивающий газ… Расслабься… дыши спокойно… все будет хорошо…
 
Полузабытые воспоминания… Боже, как ярко… Какая у нас, оказывается, маленькая была школа… Снующие дети-первоклассники, шум, визг. За окнами зима.
- Аленка! – послышался знакомый голос, и у Руслана пробежал холодок по телу.
Сейчас обернусь, и… Цветок мой… Он обернулся и увидел подошедшую Маринку, бросившую на «шпендика» взгляд мимоходом. Он остолбенел. Вот эта нескладеха с цыплячьими ножками и двумя холмиками под свитером – Та Самая Любовь? Да еще и прыщики на лбу… Ужас. Маринка в обнимку с Аленкой стали над чем-то хихикать. Возможно, над ним. А как все бедно одеты… Неужели мы так одевались, и даже не замечали этого? А в руках у меня что? Папин «дипломат»? Современный школьник скорее бы застрелился, чем пошел с таким «агрегатом» в школу. А у других вообще полиэтиленовые пакеты… Беднота.
Прозвенел звонок. Так, что тут у нас? География? О-о, Ольга Владимировна… Помню-помню. Мини-юбочки. Мы все ручки роняли, чтоб под парту залезть и насладиться зрелищем. Так… вот эта вульгарная бабенка – наш секс-символ? Накрашена отвратительно.
Дверь распахнулась и в класс зашли четверо. Отдельная группка. Игорь… Паша… Денис… Диман еще тогда был с ними… Банда. Уроды. Козлы.
Игорь, походя, пробил «фофан» Коле, который ковырялся в сумке, доставая из нее тетради, и не заметил угрозу сзади. Он зашипел, потирая ушибленное место, и стал оборачиваться, но в этот момент Паша пнул его. Коля возмутился, но «классные авторитеты» цыкнули на него:
- Ты что, расчувствовался, лох? Нюх потерял?
Да, так все и было. Так все и было… Будет по-другому.
          Увидев пристальный взгляд Руслана, Игорь подошел к нему:
- Что смотришь? Тоже хочешь? – он выпятил грудь и выкатил глаза.
Руслан медленно поднялся с места и вышел в проем между партами… Сколько лет я ждал этого момента… Боксерские мешки, штанги, запотевшие зеркала спортзала… И боль-боль-боль. Ненависть! К себе… Надрыв. Душевный надрыв и мышечные надрывы после тренировок. Скольких спарринг-партнеров я бил, представляя тебя… А теперь ты передо мной. Чудо. Свершилось чудо.
          Первый удар в нос, второй апперкотом под челюсть, потом ногой в пах, потом теряется всякий контроль, и град ударов обрушивается на ошеломленного агрессора… Толстому Паше, который стоял за Игорем, тоже досталось. Остальные не смогли из-за него пролезть, и запрыгнули на парты, чтобы подавить бунт в зародыше, но тут вернулась Ольга Владимировна:
- Это что такое?!! Драка?!! Сейчас же прекратите! Я завуча позову!
Но ее не слушали. Руслан отступил, и дрался в узком проходе между партами, как в Фермопильском ущелье. Класс орал. Непонятно за кого. Наверное, просто давали выход эмоциям. Маленькие зверьки.
          Но тут в класс зашла заведующая учебной частью и подавила своим голосом побоище, показав, кто пока еще главный в стае:
- Вы что, хотите, чтобы вас исключили?
Это возымело действие. Тяжело дыша, участники расселись по местам. «Банда» сидела на двух соседних партах, и они тут же стали перешептываться, бросая взгляды на Руслана. Он же вытирал победный пот – неужели это реальность? Судьба дала второй шанс! То, о чем все мечтают! Так теперь моя жизнь пойдет совсем по-другому! Я еще со школы стану победителем!
          В спину постучали согнутым пальцем. Руслан обернулся. Аленка, опасливо косясь на учительницу, передала записку. Руслан развернул ее:
- НА ПИРЕМЕНЕ ВЫХОДИ ЗА ШКОЛУ -
Он улыбнулся и посмотрел на «бармалеев». Да ведь это же дети! Подростки. Тоже прыщавые. Паша – увалень, оказывается. Игорь, по-детски подняв руку, попросился в туалет, смыть кровь из носа. Перед ним были подростки. Те, которые идут после школы домой, смешно размахивая руками, стараясь казаться крутыми. Дети.
          Значит ли это, что как взрослый он должен проявить доброту и понимание?
          Нет - это значит, что добыча легче, чем он ожидал.
На перемене он пошел за школу – обычное место классных и межклассовых побоищ. Великолепная четверка его уже ждала. Игорь был настроен решительно. Он сказал остальным, что если «лох», наверное «нахватавшийся в секции рукопашки», опять что-то там начнет, «ломать» его надо «толпой». А то, глядишь, во всем классе восстание поднимет. Недовольных-то узурпацией много. Гормоны у всех бушуют. Надо делать восстанию аборт.
          Руслан улыбнулся. Тело, конечно, у него подростковое, не такое, как еще несколько часов назад, но навыки рукопашного боя есть. Да и не это главное. Он взрослый, а против него четверо подростков. Без прелюдий он ринулся в бой.
 
Он шел зимой нараспашку, но не замечал этого. Не верил своим глазам. Неужели это все происходит? Жизнь с белого листа? Почему о таком изобретении никто не знает? Тут пришла новая мысль, и у Руслана вообще перехватило дыхание – сейчас надо идти домой! Мать, отец… На автопилоте он зашел в подъезд… поднялся по ступеням… тот же запах, те же цвета. И постучал в дверь.
Отец по счастью был в командировке. Руслан вспомнил, что да – уезжал он в то время куда-то. Руслан уже расслабился и воспринимал все как должное. Да и, честно говоря, уже не было сил. Лишь с немым удивлением он смотрел на молодую мать и уменьшившуюся сестренку, поел немыслимо вкусную еду (не то, что современная синтетика) и потом отрубился.
 
Лавры триумфатора следующего дня. Он стал героем класса. Девчонки (и Маринка) шептались и недоуменно смотрели на него, воспрявшие «лохи» окружили, щупали горящими глазами, болтали взволнованно. Час мести настал! Уже после того как прозвенел звонок, в класс втекли четверо вчерашних властителей, потерявших в одночасье свой трон. Шушуканье стало громче, кто-то засмеялся. Да, тут можно было смеяться, можно было пожалеть. Порванный рукав можно пришить, а вот синяк не замажешь.    
Но Игорь не был готов отступить так легко:
- ПОСЛЕ УРОКОВ ВСТРЕТЕМСЯ НА ПУСТЫРЕ –
Ого, да это уже серьезно, мальчишки. Надо же – на пустыре. Следующая стадия районных «разборок». Как это называлось? «Набить стрелы», ага. Руслан спокойно сходил на большой перемене в свой двор, и побеседовал с дворовыми «старшаками». Побеседовал результативно – иначе и не могло быть в беседе взрослого человека с тинейджерами чуть постарше его тогдашнего… Сказал что надо, как надо. Опыт – то, чего у них нет и быть не может. «Старшак» мог быть каким угодно сильным, боевым или хитроумным, но опыт дает колоссальное преимущество. А опыт набирается только со временем. Он впереди их на пятнадцать лет.
«Вот бы тогда так! Но сейчас и есть тогда! Значит, все круто!»
          После уроков подождал этих своих «дворовых», которые «подтянулись», «впряглись» за своего. Пошли на пустырь, где их уже ждали «старшаки» побитой компании. Договорились, что будут драться. Бывшим властителям этого не очень хотелось, но их никто не спрашивал. Посмотрев на поочередную «махаловку», «старшаки» с обеих сторон удивились, а «свои» еще и обрадовались. «Рамец» вырос неплохой! Можно на «стрелы» с собой брать. Руслан спокойно, не теряя момент, предложил выйти одному против четверых. Те заскрипели зубами, но их «старшаки» решили тоже не упустить момент, и приказали «братишкам» умереть, но победить. «Братишки» умерли, но не победили.
          Впрочем, учитывая, что это были «братишки», а не «щеглы», старшие командиры договорились о том, что в классе бывших атаманов трогать не будут. А то все продолжится. Руслан согласился. Ежедневное зрелище униженных врагов… Что может быть слаще?
 
          Заняв вершину иерархической лестницы, он окружил себя бывшими «лохами», теперь – своей гвардией. Бывшие «авторитеты» еще пока заживляли свои синяки (повторные) и хмуро держались. Их не трогали. А Денис даже стал пытаться общаться как бы ненароком, по делу – спросить расписание, или какой учебник нужен. Руслан получал одни пятерки и блаженствовал. Все давалось легко. Как созревший фрукт. Выйдя из школы в зимний солнечный день, он, размахивая «дипломатом», направился домой. А за углом его ждала… Маринка! Она оделась как-то по-другому, и по-другому выглядела… Странно… Все-таки… первая любовь… Ведь все могло сложиться по-другому… и сложится! О-о-о!
          Под конец прогулки он ее «засосал». Ура! Она приятно удивилась мастерству и опыту кавалера. Ты еще не знаешь, какой я! Руслан использовал опыт и ум взрослого человека, и какая «малолетка» смогла бы устоять? Как это, оказывается, легко! Боже мой. Какие-то детские попытки «ломаться», это даже умилительно смотрится. Тем более, это же другое поколение, еще не наглое, не обезумевшее от глянцевых журналов «Ты – богиня!» и «Я права!».
          Теперь надо найти квартиру! Пообщавшись со «старшаками», которые ценили перспективного бойца, он нашел место для случки. И ведь у меня теперь по-другому вся половая жизнь пойдет! С удачного дебюта! Так она и так пойдет – я же взрослый, и любую могу охмурить? Или Дима меня назад заберет? Интересно, у него теперь воспоминания изменились? А-ха-ха. Еще разозлится. В классе-то сычом смотрит. Благо, что кроме этого ни на что не осмеливается. Даже скучно. Как все, оказывается, просто!
          Руслан подумал, что будет при встрече с отцом. Особенно, когда тот потянет ремень… Вот тут будет непросто. Решим!
         
Свет торшера. Текло вино, потекла и Маринка, с изумлением смотревшая на Руслана – такой он был спокойный, уверенный, обаятельный:
- Никогда бы не подумала, что ты такой… Ты в секции научился драться?
Руслан ответил таинственно и уклончиво, оставляя ей полный простор для фантазии. Девочки рисуют героев сами, главное, им в этом не мешать. Ее глаза мерцали, грудка начала вздыматься. Музыка, но никаких свечей. Первый, влажный, сочный поцелуй. Девочка наивно закрыла глаза. Руслан почувствовал желание. Все-таки организм подростковый, полыхающий. Печка гормонов. Сейчас главное дать ей расслабиться… сделать ее женщиной плавно и безупречно…
 
          А Маринка уже, оказывается, женщина. Ощутив на мгновение сложную комбинацию чувств (досада, облегчение, что-то еще), Руслан фигурально пожал плечами, и продолжил процесс. Вот-вот-вот!!! Кончив, он с недоумением посмотрел на маленькую женщину перед ним – да что я, педофил что ли? Дурацкое ощущение… Не так все представлялось… Но почему? Вот она, Маринка Шмакова перед тобой? Чего тебе еще надо? Твой первый секс с ней, самой красивой девчонкой из класса!  
 
Руслан плеснул красной жидкости в пластиковый стаканчик (хоть что-то красное сегодня пролилось), и задумался.
 
На следующее день, с перемены прибежали возбужденные «гвардейцы», галдя:
- С Коли Паштет за школой джинсовку снял!
 
Вау, Паштет. Кстати, а почему бы мне не стать главным «авторитетом» школы? «Держать школу», а? Интересная задачка! Так до чего я тогда дойду? До «братвы»? Да нее, ну его. Просто буду «первой шишкой», буду «держать школу» и все.
 
- Пошли, разберемся, - сказал он сурово соратникам, и они пошли. Так, десять одиннадцатиклассников – это уже серьезно… Но и я не один! Я-то буду держаться, и они не разбегутся. По крайней мере, не все.
- Это ты с него джинсовку снял?
- Да, а что? – ухмыльнулся Паштет.
- По беспределу да? А ты в курсе, что беспредел карается беспределом?
Ответить Паштет не успел. Воодушевленные одноклассники полезли вслед за ним на представителей старших классов… В середине фурией бушевал Руслан. Ошеломленные потерей лучшего бойца школы в первую же секунду боя, старшеклассники растерялись и… побежали! Урра! Вот это жизнь!  
          Побегав за ними вокруг школы, Руслан и его соратники собрались и ликовали, крича что-то друг другу. Они сами не понимали что. Но все они знали, что теперь настала волшебная жизнь. Вершина иерархии. Разгоряченный Руслан все-таки подумал о том, что пора замахнуться и на район…
 
          Но дома ждал неприятный сюрприз – отец. Он был как всегда суров и немногословен. Поел, потом через время послышался его голос:
- Руслан!
Нет, опять?!! Теперь все тоже будет по-другому! Он зашел в комнату, отец уже держал в руках ремень.
- Больше ты не будешь меня бить, - с грустной улыбкой сказал взрослый сын.
- Что?!! А ну иди сюда!
Но Руслан не двигался. Отец подошел к нему, и схватил за руку, желая развернуть. Но он дернул руку вниз, и надавил второй отцу на локоть, взяв его на болевой прием. Отец попытался вырваться, а он кинул его на диван лицом вниз, и вырвал ремень.
- Больше ты не будешь меня бить.
- Щенок! Сопляк! Как ты смеешь так со мной разговаривать?!! Лучше отпусти!
Руслан отпустил. Отец вскочил и полез уже с кулаками, но от удара в пах согнулся, и присел. Он не понимал, что происходит.
- Я тебя убью, ссучонок… - прошипел отец.
- Почему ты меня бьешь? – поинтересовался Руслан, вспомнив советы Дмитрия, - тебя, что ли тоже отец бил?
- Да! Да! И что? – теперь уже отец удивил его.
Он впал в реальную истерику, стал кататься по полу, кусать скатерть, свисавшую со стола… Руслан испуганно отступил. Этого он испугался больше побоев. Пришлось вызывать «скорую». Отцу вкололи успокоительное. Он затих, но больше с Русланом не разговаривал, был мрачен. Как Игорь.
 
А Игорь, оказывается, ушел из класса. Перевелся в другую школу – сборище гопоты. И даже, как рассказывали общавшиеся с ним, обрадовался, потому что нагрузки в плане учебы там были меньше. Эта была вторая ложка дегтя. Но в целом все уступали ему и его друзьям дорогу, когда он шел по школьным коридорам. «Пацаны» сами подходили, жали руку. У него уже появились свои «братишки», «кентишки» и «щеглы». Апофеозом стал момент, когда Руслан пришел с «щеглами» во двор к одному просто «лоху» и, сев за деревянный стол, вальяжно произнес:
- Вынеси воды с Юпи, пока я тут со своими щеглами в картишки поиграю.
Всегда мечтал произнести эту фразу!
 
          Паштет тоже затаился, но через пару дней, когда они дружной гурьбой шли из школы, возле них, резко скрипнув тормозами и покрышками, остановились две «девятки» с тонированными стеклами, и оттуда повылетали молодые спортсмены с битами. Их принадлежность к спорту была заметна не только по одеянию. Дела… Руслан даже не успел растеряться. Он бежал.
 
          На следующее утро в класс пришли не все из «гвардейцев». Руслана вызывали к директору, потом на нем испытывали мощность легких мамаши пострадавших «соратников», потом беседовала женщина из комнаты милиции… Запахло жареным. Он почувствовал тревогу. Может, хватит уже?
 
          Да еще и резь какая-то при мочеиспускании… Пришлось идти в кожвендиспансер – впервые в жизни. В девятом классе… Врач покачал головой, но взял анализы. Триппер. Тоже в первый раз. Все в первый раз. Маринка, Маринка… У нее-то это явно не впервой. Ну ты же такой, лихой, хулиганистой жизни хотел?  
 
          Кто-то из соратников сказал в тот день с горечью:
- Когда Игорь класс «держал», такого не было. Он с этим Паштетом как-то общался… Они в одну секцию что ли ходили…
Руслан не знал, что и ответить. Когда «дворовые» узнали, с кем у него конфликт, они сами чуть не избили его.
 
          Руслан, немного растерявшийся, шел домой, когда опять взвизгнули покрышки рядом. Одна машина. Видимо, решили, что для драпанувшего «претендента» и одной хватит. Опять вылезли спортсмены с орудиями труда. Четверо. Ухмыляются. Ближайший замахнулся. Руслан быстро подставил свою руку под его конечность с арматуриной, и та прошла по руке в сторону, как по рельсу. Этой же рукой Руслан нащупал кадык противника, и плотно зажал. Подставив ногу, он швырнул парня на землю, на асфальт. Ударившись, тот захрипел и больше участия в драке не принимал. От биты второго, чертившей траекторию сверху вниз, он ушел вбок, не забыв ударить противника «ребром» кулака по виску. Спортсмен, падая, еще и ударился другой частью головы о машину. Третий обежал машину спереди, но Руслан развернулся к нему, и, подобрав палку, ударил его по пальцам, держащим оружие. Парень охнул, заскрипел зубами, выронив биту, а Руслан тут же ударил его по другой руке, от чего парень завыл. Четвертый нырнул в салон, и Руслан рванул со всех ног… К дому. Но стой! – родителей нельзя в это впутывать. Тут за спиной послышались хлопки. Холодея, Руслан оглянулся – держа одной рукой дверцу автомобиля, другой юная личинка бандита держала пистолет. Еще двое вяло возились, пытаясь встать. Один из них выл и матерился на весь двор. Четвертого не было видно.
          Руслан прибавил ходу. Остановилась еще одна «девятка» и оттуда высыпали мрачные типы в кожаных куртках и побежали за ним. Он забежал в подъезд. Куда? На крышу!
          Благо, люк на крышу не заперт. Дернув тяжелую дверцу, он вылез на чердак, и побежал к светлеющему проему – выходу на крышу. Бах! Бах! Гулко загрохотали выстрелы в ограниченном, дребезжащем пространстве. Пули щелкнули рядом. Он вылез на крышу и побежал. Но забыл, в какой стороне пожарная лестница. Вроде справа. А справа ее не было… Слева она была. Забыл. А ведь часто бывал на крыше. Но как-то вспоминалось все больше другое.
 
          Стоя спиной к пустоте, он, застыв, смотрел на приближающихся «братков» с пистолетами. Увидев, как палец жмет на спусковой крючок, медленно откинулся назад и полетел… Лучше так. Дима, отомстил?
 
…И очнулся в саркофаге.
-Вылезай, космонавт, - бодро сказал Дима, - я следил за тобой. Извини.
- Что… это… было?
- Путешествие в прошлое. Ты же этого хотел? Вернуться в школу, одним набить морды, других трахнуть.
- Но… я не помню ничего? То есть, помню, но помню то, что сейчас было. А тогда… Я же не умер?
- Руслан. На самом деле это экспериментальный менталоскоп. Человек усыпляется с помощью специального газа, а далее при помощи электромагнитного излучения и еще кое-чего мы погружаем его в прошлое. В те моменты, на которых он сам сфокусирован. И которые мешают ему жить. Прорабатывая их, человек возвращается назад с исправленной самооценкой, с ощущением того, что все теперь нормально.
- То есть, на самом деле я в прошлое не летал?
- Ну как сказать. Ты же там был?
- Так это сон?
- Можно сказать и так. Специальный направленный сон. В психологии наших дней часто прорабатываются неприятные моменты из прошлого. Но это все поверхностно. А тут глубокая, настоящая проработка с использованием технологий. Чувство полной реальности. Ну как?
- И что, ты на мне испытывал эту штуковину?
- Да нет. Просто помочь хотел. И мне реально никому нельзя пока о ней говорить. Я тебя не обманывал.
 
Руслан помолчал.
 
- Дим, спасибо. Я все понял. Ладно, я пойду.
- Куда ты пойдешь? Ты забыл? Маринкин муж, Паша?
- А, ну да… М-м-м…
- Оставайся в лаборатории ночевать. Пошли, покажу, где можешь лечь.
 
Они пошли наверх. Рухнув на диван, Руслан тут же провалился в тяжелое забытье, которое вскоре сменилось чистым и спокойным сном. Впервые за десять лет его лицо по-настоящему расслабилось, стало по-детски чистым и наивным. А Дмитрий, вздохнув, пошел обратно в подвал. Погружаться в свое прошлое. В пятьдесят второй раз.  
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (16)

Блог-лента