Проза пионера

Мышь в стакане

Елена Колесникова Елена Колесникова
2,71
( 96 голосов )
27 августа в 21:07
 

- Уильям! Твою мать! Я с тобой разговариваю! Ты! Урод! Ты не ценишь меня! Не обращаешь на меня внимания! Ты слышишь? Ты меня слышишь, тварь?! – из соседней комнаты раздавались разъяренные вопли. Они резонировали от пустых стен и эхом гудели в голове.
На дубовом компьютерном столе пугливо подпрыгнула беспроводная мышь CyborgRAT, потому что Билл, сидевший под ним, от неожиданности приложился затылком о нижнюю часть столешницы. Он частенько залезал туда. Это была его крепость. Неприступные деревянные стены могли защитить его от жестокой действительности, спрятать от самого себя. Билл часами скрывался там и собирал компьютеры. Как ребенок, играющий в лего, он экспериментировал с деталями, обновлял начинку машины и оперативную память, менял видеокарты, жесткий диск, материнку, процессор. Он наивно думал, что сможет таким образом изменить свою никчемную жизнь. Это была не жизнь. Так. Жалкое существование.
- Уильям! Ты слышишь меня? Нет! Ты не слышишь никого кроме себя! Нафига я вышла за тебя замуж? Говорила мне мама, что ты неудачник! Она забыла упомянуть, что ты неудачник в квадрате! Нет в кубе! Нет!.. – яростный порыв на секунду прервался, вероятно женщина переводила дыхание, а потом снова хлынул лавиной, накрывая с головой. – Уильям! Ты! Беспомощный тюфяк! Тряпка! Жирная тупорылая задница!
Билл поморщился. Он ненавидел, когда его обзывали этим дурацким напыщенным именем. «Уильям». Как будто он какой-то принц. Хотя, если честно, он просто ненавидел себя. С самого рождения. Если бы он не засовывал свой юсб-провод куда не надо, то сейчас оставался бы холост. Радовался жизни. Чертовка Саманта специально подстроила эту беременность. Пришлось жениться. Билл был уверен, всему виной проклятый вирус или ошибка. Но сейчас нельзя было просто взять и перезагрузить компьютер, нажать Escили отформатировать жизнь.
Крики в соседней комнате нарастали. Если Саманта общалась с ним с помощью двоичного кода, ему было бы куда проще понимать эту чертову суку! Она все время хотела большего! Хотела бриллиантов, шмоток от Дольче, попсовый i-phone. Хотела отдыхать четыре раза в год. Да не просто где-то, а на Фиджи, Канарах, Мальдивах. Она все время что-то хотела, хотела, хотела! Билл тихонько вздохнул и потер шишку на затылке. Пульсирующая боль отрезвляла и возвращала к реальности. Левая рука боязливо высунулась из-под стола, пытаясь нащупать наушники. Билл понимал – это лишь временное спасение. Она найдет его! Придет за ним, словно Кинг Конг, блуждающий по просторам Нью-Йорка и разрушающий все на своем пути.
Порой хотелось, чтобы перед глазами всплыл синий экран смерти. Хотя даже с того света, Саманта умудрилась бы достать его. Выпотрошить. Набить соломой. А потом заставить вкалывать на Небесном Предприятии. Главное, чтобы приносил деньги в семью. Семью? Этим словом Билл неприятно обжег язык. Словно льдом.
Может она была беременна не от него? Выяснить это наверняка не находилось смелости! Билл выдохнул, стараясь не обращать внимание на визги жены. Настроив громкость плеера, он включил ACDC. В ушах заиграла Highwaytohell. Песня напоминала о безысходности. Отвертка сосредоточенно вращалась в руках, стараясь отсоединить куллер от процессора.
В коридоре раздался хлопок. Билл покосился на дверь, чуть выглянув из-за стола словно из окопа. Жаль, у него не было гранат. Если бы он умел, он обязательно смастерил их, даже если бы пришлось разобрать любимый 50 дюймовый монитор. Шум в коридоре разрастался. Он физически ощущал, что вязнет в нем, как зыбучих песках. ОНО приближалось. ЕГО выдавали шаркающие шаги и сбивчивое дыхание. Билл осторожно засунул голову обратно под стол, надеясь, что Саманта не заметит его.
Шаги приближались. Билл тоскливо подумал, что она установила на нем маячок слежения. МОНСТР сразу засек цель и победоносно запыхтел. Может, сработали тепловые датчики, расположенные в лицевой зоне СОЗДАНИЯ? Билл поежился и прибавил громкость в плеере. Он ненавидел выяснять отношения. Все заканчивалось либо слезами и истерикой с битьем посуды, либо неприкрытой злобой и хлопаньем дверьми. В любом случае виноватым оставался он. Приходилось ползать на коленях, унижаться и вымаливать прощение.
Саманта угрожающе остановилась в дверях. Широко расставленные тумбы ног и яростно упертые в бока руки, придавали ей весьма воинственный вид. Ноздри огнедышащего дракона раздувались. Он готовился выплюнуть сгусток огня.
- БИЛЛ! – взревела Саманта, стремительно приближаясь. – БИЛЛ! Я же просила. Просила тебя уже 500 раз, чтобы ты купил клубнику! Я хочу клубники! ХОЧУ КЛУБНИКИ! – она почти кричала. Билл понуро выглянул из укрытия, понимая, что его засекли. Кивнул невпопад. Иногда это срабатывало и ОНО отступало. Но только не в этот раз. – Я с тобой разговариваю! Сними свои чертовы наушники! Опять слушаешь эту сатанинскую музыку? Я вышвырну твой плеер и тебя следом за ним на помойку! Там тебе самое место.
Билл устало зажмурился. Отвечать все-таки пришлось.
- Дорогая, где же я найду клубнику? Сейчас декабрь. Вроде не сезон, – вкрадчиво проговорил он, стараясь не разгневать демонов, которые жили в Саманте. Наверное, в ней обитало больше исчадий ада, чем в самой Эмили Роуз. Может, стоило вызвать священника и провести обряд изгнания дьявола. Но разве такие обряды совместимы с беременностью?
Посеревшее лицо Саманты отразило борьбу мысли. Она судорожно обдумывала ответ. А потом зарыдала, истерически выкрикивая ругательства, всхлипывая и подвывая, словно гарпия.
- Ты думаешь я прошу для себя? Эгоист! Я прошу для нашего малыша! Это он хочет клубники! Он! Как я ему могу сказать, что наш тупорылый папаша даже клубники достать не может! Ты любишь свои железки больше меня! Любишь больше… Да как ты только… Бездарный… - что она выкрикивала дальше Билл не услышал, так как предусмотрительно отгородился наушниками. Он видел, как открывается ее презрительно скривленный рот. С губ вместе с ненавистью срывалась слюна, падая на пол вязкими каплями. Видел расширенные поры, испещрявшие ее серое, бугристое лицо. Видел, как под правым глазом дергалась вена, отплясывая ламбаду. Видел Саманту и не понимал, как, даже не смотря на беременность, он решился жениться. Каким дураком он был!
Нет, ребенка он любил. Любил представлять, как маленькие ручки обовьют его в объятиях, словно ворох свежих компьютерных кабелей. Любил ложиться Саманте на живот, когда она спала, и подолгу слушать биение маленькой жизни. Какой умилительной была эта женщина во время сна. Она напоминала материнскую плату с миниатюрным процессором внутри.
- Да вынь свои наушники! – донеслось до Била в перерыве между песнями. – Мне это надоело! Надоело быть на втором месте! – надрывалась она, отчаянно жестикулируя. Растопыренные сардельки пальцев едва не задели лампу, расположившуюся на тумбе возле компьютера. –Выбирай, либо я, либо он! Если ты не принесешь мне клубники через пятнадцать минут, я самолично постараюсь, чтобы это барахло, - Саманта зло шаркнула ногой в сторону компьютера, - чтобы этот хлам, оказался на помойке! – если бы она дотянулась, она бы обязательно пнула системный блок. Но он оказался вне досягаемости. Поэтому Саманта схватила первое попавшееся под руку. Им оказалась навороченная беспроводная мышь Cyborg RAT. На эту мышь Бил копил очень долго! Он практически молился ей, как древнему языческому божеству.
По телу Билла пролетела электрическая искра. Он словно в замедленной съемке наблюдал за цепкими руками Саманты. Она стиснула беспомощную мышь, яростно нажимая на все кнопки. Без разбору. Перед глазами у Билла пошли белые пятна ненависти. В ушах, вместо АСDС стоял предсмертный мышиный писк. Она стонала, извивалась, дергалась, стараясь вырваться из объятий МОНСТРА.
- Положи ее! – холодный голос Билла наполнил атмосферу комнату решительными искрящимися пузырьками. Бутылка с шампанским должна была вот-вот разорваться, словно бомба замедленного действия. Саманта опешила. Она так и замерла с закинутой за голову рукой.
- Отлично! Положу! Я ее так положу! – через секунду нашлась она и, размахнувшись, швырнула несчастную мышь об стену. Билл выскочил из-под стола, стараясь перехватить бедняжку в воздухе. Но не успел. Мышь прочертила изящную дугу и угодила в стакан со вчерашним чаем.
Две пары глаз жадно уставились на пластмассовое существо, которое перевернулось в стакане лапками вверх. Оно так и не смогло выплыть из водоворота чаинок. Напряженная тишина комнаты пахла гарью и порохом. Еще секунду Саманта обиженно жевала нижнюю губу, туго соображая, стоит ли извиниться или лучше унести ноги с поля боя, выставив белый флаг.
- Так тебе и надо, Уилл! Ты заслужил это! Ей там самое место. А кружку… кружку надо было давно помыть! - наконец-то проговорила она.
Билл с трудом оторвал обозленный взгляд от чашки, в которой болтыхался родной CyborgRAT. Таким разъяренным Саманта его никогда не видела. Если бы взглядом можно было убить, то она давно валялась бы на полу, корчась в предсмертных конвульсиях. Секунду Билл гипнотизировал жену взглядом, потом неуклюже поднялся с колен и бесшумно вышел из комнаты.
Саманта порывисто обернулась. Хотела кинуть вдогонку мужу что-нибудь колкое, но этого не потребовалось. Грохнула входная дверь. Билл ушел. Ушел бесповоротно. Ушел навсегда. Ушел, растворившись в декабрьской стуже. Она еще долго потом названивала ему, пыталась найти, нанимала частных детективов. Билл пропал. Снегопад тщательно замел следы. И только спустя пятнадцать лет она увидела его фото в еженедельной газете и не поверила глазам. На втором развороте красовалась большая фотография задумчивого темноволосого мужчины, на орлином носу которого сидели темные очки. Неудачник. Беспомощный тюфяк. Тряпка. Это был он. Билл Сандерс. Лучший в мире специалист по сетевой безопасности. Хакер. И ведущий консультант ЦРУ. Миллионер, по версии Форбс, разумеется.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (7)

Блог-лента




 
Новое