Проза пионера

Встал или не встал?

Александр Алексеев Александр Алексеев
2,17
( 24 голоса )
9 июня в 01:51
 

Встал или не встал?
(практически правда)

 
    Офис одной из госдумовских партий в Большом Гнездниковском переулке Москвы. Вечереет. В неопрятном кабинете №19 такого же неопрятного облезлого здания оправдывают свою скромную зарплату сотрудники Управления избирательных кампаний.
    Часть кабинета огорожена и напоминает собачью будку. В ней восседает Сан Саныч – низший по партийной иерархии начальник. Примерно, как в армии ефрейтор.

    Сегодня в кабинете №19 гостья – настороженная партийная активистка из Костромы. Провинциалку «обрабатывает» журналистка Осина. Сладкоголосым фальшивым голоском она выпытывает у костромчанки региональные новости. Тётка потеет от напряжения. Новости получаются какие-то совсем скучные.

    Хозяин собачьей будки с интересом разглядывает незнакомую гражданку. Тётка ничего такая, заманчивая. Сан Саныч инстинктивно включает важного начальника. Он строго поглядывает на гостью, скользя взглядом по её фигуре.  Активистка это замечает и опускает долу глазки, разыгрывая смущение.

    Совмещая приятное с полезным, Сан Саныч одновременно обсуждает по телефону с дизайнером Огневым вёрстку брошюры.
    Как всегда дизайнер нагло требует сократить половину «идиотского текста, который всё равно никто читать не будет, зато материал красиво встанет».

    Сан Санычу трудно возразить Огневу. Ведь это они вместе додумались на выборах губернатора Тверской области вставить в огромную газетную статью три очень неприличных слова. Газета вышла полумиллионным тиражом. Мат остался незамеченным, а статью даже хвалили.
    После этого экспериментаторы совсем отпустили тормоза и изощрялись в ненормативной лексике уже в листовках. Нужно было так подобрать слова, чтобы первые буквы строк, если их читать сверху вниз, составляли ругательство. Но и это лингвистическое художество осталось неразгаданным.

    «Ну, что? - возвращает Сан Саныча к действительности из далёкого 2003 года телефонный голос Огнева, - я режу материал? Тогда он встанет хорошо!»
    «Да уж постарайся, чтобы через 5 минут у тебя встал, - громко говорит Сан Саныч, - тут к нам гостья из Костромы очень симпатичная пожаловала, ей и покажешь!»
     Он кладёт трубку и с наглым прищуром смотрит в самую глубину глаз провинциальной штучки.

    Лицо представительницы костромской социал-демократии становится кумачовым от смущения. Нет, она не была такой уж рафинированной сельской интеллигенткой. В её родном городе мужики были далеко не ангелами. Они пили, непотребно ругались, но никогда в присутствии женщин не обсуждали стоит у них или не стоит.

    Региональная барышня совсем деморализована: «Ну и бабы в Центральном аппарате! При них такое говорят, а они и ухом не ведут. Вот сучки! Рассказывали мне, что в Москве на каждом углу оргия, но чтобы вот так, прямо на работе?!» Костромчанку аж затрясло от любопытства.

     Спустя пять минут входит Огнев: «Всё, встал! Снизу маленько поджал и встал! Любо-дорого смотреть!»
     «Не желаете глянуть, чем мы тут занимаемся?» - с убийственной вежливостью обращается к парализованной костромчанке Сан Саныч.

    «Да у меня поезд скоро!» - выкрикивает партийная активистка и, не прощаясь, вылетает из кабинета.
   «Как у вас там сыры в Костроме? – кричит ей вдогонку Сан Саныч, - Должно быть хороши?"

     Но костромчанка его уже не слышит. Она мчится к метро, на ходу взахлёб рассказывая подруге по телефону:
     «Всё как ты и говорила – такие развратники! Прямо в офисе при бабах обсуждают у кого стоит, у кого – нет. Что? Нет, не пидарасы. Там один так на мою задницу смотрел, что я чуть не выдержала!»
 
Александр АЛЕКСЕЕВ

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента