Задание

Вторая мишень

Юлия Неволина Юлия Неволина
1 февраля в 14:12
 

 

«Танец тестостерона с гемоглобином…»

 

 

Шепель Артем

 

Просто живой – и  это не отпускает

Вещь не в себе жаждет одушевлений

Ходит коса войной на подводный камень,

Как завещал вечно не мёртвый Леннон

 

Солнечные часы обронили ходик

Что ему будет? Пусть отдохнёт покамест

В каждом нечеловеке прошит наркотик

Кто его знает - тот ему потакает

 

Всё, что ни есть в этой кипучей плазме -

Танец тестостерона с гемоглобином

Марш без вопросов всегда и на всё согласных

Этот соблазн чем-то сродни убийству

 

Люди меняются - вещи одни и те же

Время, оно бесперебойный поршень

Значит, прошу, не оставляй одежды

Этим ты неминуемо всё испортишь

 

Сегодня беспощадные рецензии на это стихотворение представляют Дмитрий Гузь, Александр Гутов, Вадим Жуков и я, Юлия Неволина.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (4)

  • Юлия Неволина автор
    1.02.2013 14:35 Юлия Неволина

    Герою стихотворения, возможно бы соответствовал Вертер Гёте, но без любви и без ожидания ее. Схожесть в иррациональном подходе к жизни и в некотором слабоволии. Отличие в том, что Вертер не может жить, а здесь жизнеспособность, граничащая с самоубийственным согласием и неподвижностью, которая мечтает, чтобы ее оживили.
    В какой-то момент герой себя осознает, встречает себя. Смотрит в воображаемое зеркало, либо, заглядывая в себя, видит там еще что-то такое нереализованное. Рефлексия в наличии. Значит, еще жив. Похоже и на акт рождения.
    То, что он пока еще живой – с этим все понятно. Но, как понятие «мертвое–живое» согласуется с природой личности? Я, как читатель, вижу, что способность к рефлексам сохранилась, а значит, и способность бунтовать еще осталась. Но к чему ведет этот бунт и бунт ли это?
    Собственно, герой зациклен на параметрах заданных кумирами середины прошлого века, но они уже не отвечают современности. Леннон – это кумир. Его завещания нетленны. Поэтому остается ощущение, что реальные, насущно-необходимые герои, пока не родились - и в контексте стихотворения, и в жизни. Похоже, они никогда так и не родятся.
    .
    Кстати, а у солнечных часов нет ходиков. Я бы посоветовала аккуратнее использовать эти вещи. Законов физики никто не отменял.
    Впрочем, возможно в нечеловеческом мире все по-другому?
    Автор вообще напоминает мне паталогоанатома, который склонился со скальпелем над мертвой субстанцией. Еще он наблюдает себя со стороны.
    Стихи немного неряшливы, но возможно, отношение автора к жизни соответствует структуре стиха.
    Наверное, сумбур и хаос в мыслях – это попытка придумать что-то новое. И в этом весь автор. Он изобретает колесо и зачарован этим процессом. А, возможно, это колесо изобретает автора. И колесо зачаровано.
    Автор ни за что не отвечает. Он просто послушно исполняет сиюминутную роль, как бы временного демиурга, готового стать атомом в любой момент. То есть частью того, что сам придумал.
    Это ассоциативная поэзия. Конечно, к ней может быть много претензий и в ней допускаются неточности. Но чем-то она завораживает. Может быть тем, что сам поэт, не знает, как грядущее выглядит, потому, что оно еще в зародыше. Но он уже пытается рассказать, что вырастет из этого зародыша. Как бы, упреждая.
  • Дмитрий Гузь
    1.02.2013 14:40 Дмитрий Гузь
    С рифмами у автора туго. Завещания Леннона не читал, но в принципе, у автора обоснованная заявка на происхождение нечеловеческое.
    «Вещь не в себе жаждет одушевлений» - лично мне это близко. И в наше «крайнее время» это вполне нормально.

    На мой взгляд, нынешняя культура во всех своих проявлениях сугубо наркотическая. Я говорю про ту самую «печку, от которой пляшут». Галлюцинация, как квази-реальность. «Выйти из себя - прорваться в ноосферу». Так что, стих по уши в тренде, и мейнстриме. Ведь сегодня слова « секс, наркотики и рок-н-ролл» – это как в далеком прошлом «свобода-равенство-братство», «самодержавие-православие-народность», «любовь, комсомол и весна». Второе четверостишие окончательно подтверждает мои мысли. Тут «иная» самоиндентификация автора, персонажа или лирического героя однозначно простреливает – он НЕчеловек. И это не диагноз нарко контролёра - это улыбка метафорической аллегории. «Наркотик» – конечно же, социальное пугало, вход в «инаковость», но стоит ли об этом? Наркотик внутри. Доказано наукой. Или снаружи. Его надо найти и принять. Съесть. Выпить.

    На третьем четверостишии я, как бы, тормознул. Социальная, заказная лажа какая-то. Что, автор решил стать вдруг Злободневным? С ходу, по прочтению этого четверостишия мой мозг окончательно ломают и крушат кривые рифмы: «с гемоглобином» – «сродни убийству», и «в этой кипучей плазме» - «на всё согласных». Ну, наверное, так сейчас - по большому, по сытному - модно. Мне слышится здесь даже что-то остро «политическое». И с большим, толстым таким восклицательным намеком.

    Однако, моя, столь же нечеловеческая душа, не находит тут заветное. Я готов понять все несметное количество человеческих мотиваций. Понять и простить. Но нечеловеческие мотивации от меня далеки, как и я от них. Родившись в теле, приходиться соответствовать. Это просто урок. Как говориться, «хорошо яичко к праздничку». И автор, казалось бы, его пытается снести

    А с выводом, в последнем четверостишии я грубо и честно согласен. Ведь это нормальная просьба к нормальному Богу.

    А, в общем, этот стих - если от каждой фразы не требовать смысла, не присматриваться - своевременная, дельная, крайне эмоциональная муть, ищущей себя души.
    Рифмы нет, так и ладно. Зато в стихе, как в капле жидкости – вся байда. И слезинка ребенка, и росинка России, и марш, и поршень, и подводный камень, на который нашла коса автора, кося морскую капусту. Это нынче модно. Вроде, никак и ни о чём и, в тоже время, как бы, и обо всём: «нечеловек с наркотиком в кипучей плазме».

    1
  • Вадим Доветров
    1.02.2013 15:16 Вадим Доветров
    На мой взгляд, это сугубо личный сиюминутный манифест - текст Шепеля для Шепеля, текст, который помог, помогал и может быть помогает до сих пор Шепелю жить, буквально вырабатывать тестостерон и гемоглобин. Можно анализировать, толковать, понимать или не понимать, смеяться и предъявлять, но всё это будет не совсем уместно, ибо у данного текста вполне определённая задача: встань и иди – говорит это стихотворение Шепелю и только Шепелю. Ты меня не понял – отвечает этот текст потенциальному читателю – извини, дорогой, я на это и не рассчитывал, я просто помогаю автору жить. Столь позитивный и энергичный подход нашёл последователей и подражателей. Да, у Шепеля есть подражатели. Их не так много как у Быкова, Полозковой и Емелина, но они есть.
    Когда мне хочется воскликнуть: да это вообще не стихотворение, это просто свалка бессмысленных выкриков, мне почему-то вспоминается Дидуров Песня о песни без слов:
    «Странно само уж звучанье, странно, что громко и вслух…»
    Затем накатывает строка из Шепеля
    «Танец тестостерона с гемоглобином…»
    Я повторяю её про себя раз за разом,
    и не могу остановиться.

  • Александр Гутов Поэтика Артема Шепеля крепко застряла в «бродском» месиве метафор, крылатых изречений, объективизма. Все на месте: бесстрастный автор, словно изрекающий некие положения, каждое из которых – законченный афоризм, сложный ряд ассоциаций, поставленные не на место слова, какой-то свой мир, созданный из обрывков мыслей, требующий расшифровки. Это еще может нравиться, вызывать интерес, но с первой строки в голове начинает звучать «за рубашкой в комод полезешь, - и день потерян» и т. д.
    Поэтика усталости, мудрого всезнания, словно на губах застыла улыбка Джоконды, – тоже отработанный материал. Что поделаешь, если почти все уже перепробовано. Остается придумать что-то сугубо свое. Только такая поэзия, наверное, еще может вызвать хотя бы какой-то интерес.
«Пишет»
Юлия Неволина
Правила проекта

Любой зарегистрированный пользователь может прислать одно небольшое, самое важное на данном этапе, стихотворение для разбора по «методу Дидурова». Оставляем за собой право разбирать не все стихотворения, а те, которые покажутся читабельными и достаточно интересными.

Блог лента
 
Новое