Работа пионера

Ревакцинация

Андрей Ермошин Андрей Ермошин
17 октября в 22:00
 

Ревакцинация

 

Как-то вечером в районе неожиданно погас свет. В один момент все фонари на центральной улице погасли и воцарилась темнота. Люди продолжали также идти по своим делам не понимая, что произошло. Также горели светофоры, фары машин освещали лучами дорогу. А пешеходные дороги оставались в темноте. 

 

Прошло некоторое время, службы пытались понять, что вышло из строя. Открывали все столбы, спускались под землю, поднимались к фонарям, меняли в них лампочки. Но причину поломки найти никак не удавалось. Так район, погрузившись во мрак, привыкал жить в темноте. Люди осторожнее шли вечером домой, внимательно вглядываясь под ноги, чтобы не наступить в лужу или редкую выбоину. Никому не хотелось грохнуться после работы. Следствием темноты стали участившиеся происшествия. На темной улице у девушки вырвали из рук сумку с планшетом с любимыми сериалами и пустым контейнером из-под еды. Менеджеру Семину ударили в лицо за то, что он наступил кому-то на ногу.  У семьи Петровых убежала собака породы ризеншнауцер и ее не могли найти уже больше недели. 

 

В один из дней, когда в районе не было света, на главной улице сантехнику Спицину приснился странный сон. Когда он проснулся сон совершенно вылетел из головы. И только иногда всплывали какие-то детали и части сна и вызывали у Спицина необъяснимую тревогу. Ему это все не нравилось. Не отпускало ощущение, что ночью произошло что-то важное. Что-то, о чем стоило бы помнить. Но он забыл и ничего не знал, что это именно было. 

 

Спицин стоял на балконе и курил. Месяц назад он купил джинсы по акции и они ему были малы. Он еще в магазине понял, что они ему хоть и подходят по размеру все- таки тесны. Но решил, что это и хорошо, и лучше, чем покупать джинсы по размеру. Потому что эти, которые немного малы, со временем растянутся и не потеряют форму, а будут ему как раз. Но за этот месяц он каждый раз, как только думал их надеть вспоминал, что придется терпеть их тесноту и откладывал. Вчера у него порвались последние джинсы и не осталось вариантов. Он надел эти новые неразношенные и с удивлением понял, что они ему стали еще теснее. Видимо за это время он слишком много пил пива, хоть и говорят, что от него не толстеют, а толстеют от жирных закусок. Но сейчас Спицину было все равно. У него теперь были одни джинсы и они жали везде. Он докурил, бросил окурок и посмотрел за его траекторией падения. 

 

Сегодня у Спицина был выходной. С недавних пор он начал делать йогу. Никто из его знакомых не делал йогу. И он бы никогда не стал. Но что-то надо было делать со спиной и он перепробовал все. И традиционную зарядку, и эти оранжевые кругляшки чудо-иголок, которые помогли, но только отчасти. Может быть просто сама резкая боль от этих кругляшков на время заставляла забыть о боли, которая со Спициным была уже несколько лет. Но потом боль возвращалась. 

Спицин пробовал принимать сильно горячий душ каждый вечер. И это было приятно, но спина также и болела. Тогда он где-то прочел о том, что можно обливаться холодной водой. И сперва был хороший эффект. Казалось, что когда ледяная вода попадает на спину – вылечивается не только боль, но и весь он молодеет и здоровеет. Но потом стало хуже. В один из дней Спицин просто не смог утром встать, потому что его будто бы парализовало. Так он лежал до вечера, не в силах даже ответить на звонок мастера, который злобно названивал Спицину, чтобы узнать, почему он не вышел на смену.

 

Йога эта была необходимостью. Но на работе он об этом никому не рассказывал. Потом он посмотрел последние новости на ютубе. Сегодня у него было одно дело - сделать ревакцинацию. Прошло пол года и пора было делать снова прививку. А вечером уже оставалось только напиться пивом. Потому что завтра нужно было на работу. 

На улице уже темнело. Спицин видел, как солнце заходит за девятиэтажки на краю района и главная улица быстро погружается в темноту. Где-то там внизу люди начинали идти быстрее. Опасные персонажи шли в самые темные участки улицы. Где до светофоров было далеко и не было перекрестков. Так что на пешеходов не падали никакие  случайные лучи от поворачивающих машин

 

Прежде чем идти делать укол Спицин поехал к психологу. Он почти забыл что запись на сегодня. Что уже пора идти. Он накинул куртку и вышел. 

 

Когда он переходил дорогу, то вдруг вспомнил этих зайцев. Два зайца лежали в углублении на крышке люка. На этой зеленой полянке рядом с детской площадкой. Два толстых зайца как раз уместились на этой крышке. Они лежали по кругу ноги к ногам и мордык мордам. Почему-то Спицин с друзьями стоял в рядом с этим люком и они говорили. Они собирались что-то вместе сделать. И было весело. Какое-то веселое общение и предчувствие чего-то интересного и совместного. В этот момент пришла его первая учительница. Ну то есть первая, та которая была в первом классе. В жизни она была некрасивая женщина. С маленькими глазками и выдвинутым подбородком. С короткой прической французской средневековой женщины. Во сне она выглядела совсем. Она спросила всех. Хотите я вам свитера свяжу? Всем? Хотите? И будете все тогда в моей команде? А? И так это весело она говорит. И он тогда тоже веселый такой и подумал, да что я? Конечно меня это тоже касается, но что я то? И как-то так сразу начал в сторону от них ото всех отходить. Будто бы он и не с ними. И потом он уже взрослый. Какие вообще учительницы и свитера в его возрасте? А они все, ребята, друзья его, они все так обрадовались. Он посмотрел по сторонам и перешел дорогу. Он шел к метро и ему было грустно. 

В вагоне Спицин сел и уставился перед собой пока не заметил странные джинсы у женщины напротив. По их внешнему шву были пришиты перламутровые шарики по всей длине штанин с обеих сторон. И было неясно что это и за шарики. Будто бы их пришили для красоты. Восточная красота в неожиданном месте джинс. Женщина будто бы почувствовала внимательный взгляд Спицина и посмотрела на него. Он отвернулся. А потом она закрыла глаза и он снова начал смотреть на шарики разной величины на полных ногах женщины. 

 

Уже полгода Спицин ходил к психологу и рассказывал психологу про свои отношения с отцом и про свою обиду на него. А еще говорил про отношения с девушкой, которая донимала его. Но о девушке Спицин говорил так будто бы он до сих пор с ней встречался. Хотя они расстались еще весной. А истории, которые он рассказывал про отца ему уже было сложно понять: были ли на самом деле или он их уже давно выдумывал. Вот и сейчас у психолога Спицин начал говорить про тот случай с отцом.

 

- Ну в общем как вы знаете я не любил масло. Не мог его есть вообще. Я и сейчас честно говоря масло то не ем. Вот есть нечего будет, а я его не стану есть. Ну просто не перевариваю его. Не то чтобы мне было от него плохо. 

- Вы же его даже не пробовали.

- Да! Я даже не пробовал его никогда. Это так. Вы правы. Да, конечно. И я не знаю будет ли мне плохо. Но просто масла я не ем. И никогда не ел. Но отец, папа, мой. Он в общем ему было все равно. Вообще. То есть утром он тогда мне говорит. Почему ты не ешь-то его? Ну то есть в чем тут дело-то? А я говорю, ну вот не ем, ты же знаешь. Он же знает, что я не ем. Ну я говорил вам.

- Он знал, да я помню вы говорили про это. 

- Ну вот. Просто вы понимаете. Ну он должен же знать такое про меня. Ну не ем я это масло. И вот. А он начал тогда это все. Вот это вот. “Не понимаю я тебя. Что ты за человек. Как так можно. И что вот есть будет нечего, а ты масла съесть не сможешь”. И так он и говорил тогда. Я просто сидел. Просто сидел и все.

- А почему вы это вспомнили сейчас?

- Не знаю как-то вспомнил. Очень мне это обидно, вот что. Как вспомню.

- Вас правда это сейчас волнует?

- Ну как, не то чтобы очень. Но вообще да, волнует. Потому что отец, папа, он был человек такой. Как пристанет с чем-то. Ни понимания, ничего. То есть просто вот.

- Я помню вы рассказывали эту историю уже не один раз. Но я вижу что это что-то важное для вас. Что вы чувствуете вспоминая ее? 

- Да вот это и чувствую что тогда. Просто непонимание. Как так можно относиться?

- Да, это должно быть неприятно. А что вы чувствуете к отцу вот сейчас когда рассказываете этот случай? 

- Да тоже все. Что об этом? Тоже самое. Нормальные такие отношения с отцом. Как у всех. Не хочет слушать меня. Не понимает. Как моя все равно! Да, вот один в один. Я ей говорю недавно. Вот тоже самое. Я говорю, если делаешь рыбу, то делай заранее. Не делай ее перед моим приходом. Понимаете? Я прихожу, в квартире воняет рыбой. Ну это что? Я с работы. Смена вся. Отработал, ну устал. Вся смена. И я тут должен еще вонь эту всю нюхать. Это как называется? Непонимание. Тоже самое. Вот тоже самое, вы посмотрите. Это просто один в один! Это вот просто такие психологические истории мне в жизни попадаются. С детства одно и то же. Скажите?

Елена внимательно слушала Спицина. Она сидела напротив него сложив руки на коленях и закинув ногу на ногу. Елена была одета в длинную серую юбку, сапоги и свитер с высоким воротом. Она слушала Спицина со спокойным выражением лица, но казалось что это спокойствие давалось ей с усилием.

- Но ведь ваша девушка, Таня, правильно, да так ее зовут? Я тут записывала, - и Елена начала листать маленький блокнот.

- Да, правильно.

- Таня, она же ведь для вас специально старалась. Делала вам ужин. Вам не кажется что в этом есть ценность. Ну все таки она старалась.

- А я интересно не стараюсь? Можно подумать. Сижу там целыми днями в этих подвалах с трубами. Жду пока процесс пройдет, все сварится, мерзну там с этой водой. Я не стараюсь?

- Конечно вы стараетесь. Я не об этом. Я про эту ситуацию, которую вы описываете. Которая вас расстроила. Когда вам не понравилось что в квартире пахнет рыбой.

- Ну да. На всю квартиру если честно. То есть вы даже не представляете какая вонь. Ненавижу такое.

- И то как вы относитесь друг к другу. Именно это важно и поможет вам выстроить доверительные отношения. Вам же важны эти отношения?

Спицин отвел глаза и сделал паузу. Она заметила эту нерешительность.

- Конечно важны, - сказал он уверенно. Конечно, а как же. И я бы хотел поговорить про своего отца. Потому что это важнее. Это травма из детства. Мне до сих пор это и как-то и жить мешает. И вообще. 

- Давайте поговорим. Просто вы так скачите с темы на тему. И мне честно говоря сейчас показалось что вы специально меняете тему нашего разговора, чтобы не говорить про свою девушку.

- Я не меняю. Я меняю? Нет, я не меняю. Просто что тут говорить? Я вижу вы на ее стороне. И что тут говорить? Я и смысла не вижу. И вообще.

- Вы знаете, Сергей. Я не хотела этого говорить, но это важно чтобы мы у нас в терапии было доверие. Мне знаете хочется вам сказать. Вот вы рассказываете много раз эту историю про завтрак и про масло.

- Ну да. Это потому что такой момент был. Это был не простой такой момент.

- Да. Давайте я прямо у вас спрошу. Сергей, а вы знали своего отца? Он правда жил с вами? И вся эта история с маслом она правда была на самом деле? 

- Что?! Да вы что? Это конечно. Ничего себе. Конечно! Да! Что такое то? Был ли отец? 

- Сергей, я не хотела вас обидеть. Но очень важно чтобы между нами не было недоговорок. Поймите. 

- Да ничего себе вообще! Был ли отец, мой папа! Ничего себе такое сказать вообще! Кто бы мог подумать! Ха!

- Сергей, дело в том, что вы рассказываете эту историю много раз. В основном мы обсуждаем как ваш отец не понимал того, что вы не любите масла. То есть кажется что это не основное, а чуть ли не единственное ваше воспоминание об отце.

- Да были и другие! Ничего себе. Я же в прошлый раз говорил вам. Как мы поехали тогда на дачу.

- Ну да. И тогда вы не ели ничего два дня потому что отец взял с собой только масло.

- И колбасу он взял! Колбасу, хлеб и масло. И все. Вот ведь. Не верит!

- Сергей, мне просто иногда кажется что вы могли просто немного придумать что ли этого человека. Вот я и решила у вас спросить, как было на самом деле? Был этот человек?

- Нет, вы так говорите. Что я будто бы просто придумал. Все просто. Это фантазия! Конечно, я вот беру и все выдумываю на раз. Это просто странно. Если бы я вот так вот. Это конечно и я даже не могу представить себе такое. Отец, папа был конечно. И все это и было как я говорил. 

Они оба замолчали. Сергей не смотрел на Елену. Она молчала и подбирала слова. 

- Извините меня пожалуйста, Сергей. Я не хотела вас обидеть. И извините что задала вам такие вопросы. 

- Да уж конечно. Нет. Все это мне. Я так бы не хотел. Я рассказываю вам. А вы.

- Извините пожалуйста.

 

Спицин ехал в метро обратно уставившись в стеклянную дверь и смотрел на провода как в детстве как они бегут по тоннелю. Он подумал вдруг как будет завтра сидеть в подвале и ждать пока сварятся трубы. Он вспомнил этот холод и сырость, которые были в подвале. Как на прошлой смене он оделся не достаточно хорошо. И еще и не выспался. Поэтому в подвале когда он запустил процесс, то сначала подумал что будет не такая и долгая смена. Тем более если он сейчас немного поспит. Спицин сел на жесткий стул и спрятал подбородок в куртку и задремал. Но сон был не глубокий. Холод полз по остывающим рукам и ногам. Подбирался к спине. Спицин чувствовал что нужно просыпаться. Но вдруг ему привиделось что он дома в своей комнате и под кроватью у него есть обогреватель. И сейчас он его включит и станет теплее. Он проснулся и понял что замерзает. Провода за окном поезда закончились и Спицин вдруг ощутил этот холод на спине, он вздрогнул и поежился. А потом обернулся по сторонам не видел ли кто нибудь как его передернуло и снова уставился в окно.

 

Ему вдруг пришло воспоминание о другой части сна. В этом сне Спицин сидел в машине на площади. Вокруг были группки полицейских. Одни были в синих костюмах в шлемах и масках. А на других были черные шляпы и серые плащи. И у них еще на груди висели камеры на складных штативах. Такая конструкция будто бы эти камеры крепили к людям как к столбам. Большая и громоздкая. Он завел машину, включил первую скорость и машина поехала. Он проехал между группами полицейских и тут эти люди в плащах повернули камеры в его сторону. Он начал искать педаль газа, чтобы быстрее уехать с площади, но вместо этого его голые стопы просто высунулись из под одеяла и он не смог нажать на педаль. Машина остановилась прямо на выезде из площади. Полицейские были где-то сзади него, а он не мог сдвинуться с места в этой машине. Только чувствовал холод на ноге высунувшейся из под одеяла.

 

В торговом центре куда он приехал делать прививку девушка дала ему документы, которые надо заполнить и указала на стул с откидным столиком. Он взял ручку и начал писать. Имя, фамилию, номер полиса.

 В этот момент к нему подошел совсем маленький смуглый мальчик с темными волосами и карими глазами. Спицин поднял на него глаза. Мальчик посмотрел на Спицина и ушел. А потом вернулся и положил перед Спициным брошюру про вакцинацию. Спицин сказал мальчику - спасибо, мне не надо. А потом понял что мальчик еще не умеет говорить. Тогда он взял у него брошюру и продолжил заполнять анкету.

В следующий раз мальчик принес уже две брошюры. Тогда Спицин сказал ему - надо что-то тут написать, понимаешь? Надо написать тут что-то. И он показал жестом - писать. Видишь я пишу, и тебе надо что-то писать тут. Садись вот туда за стол. 

 

И мальчик забрал бумажки и пошел за соседний столик. Взял ручку и начал что-то рисовать. В комнату вошла женщина, на ее голове был восточный платок. Она убедилась, что мальчик чем-то занят и вышла. Мальчик спустился со стула и отдал брошюру с каракулями Спицину. Спицин сказал - спасибо, забрал их и вышел. Он отдал анкету на ресепшене, а брошюру с каракулями выкинул в мусорное ведро.

 

- Вы тут ошиблись. Вы написали фамилию Синицын. А у вас в паспорте Спицин.

- Это ошиблись. У меня по отцу Синицын. Понимаете? Я не Спицин на самом деле.

- А в паспорте Спицин написано.

- Да, в паспорте ошиблись. Просто не знали еще. И написали так. Ладно, пишите Спицин. 

Когда он уже подготовил руку для укола в кабинет вошла женщина в халате и спросила его: 

- Ты умеешь крутить винтики, чинить? Тут в шкафу отвалилось, у меня отвертка есть. 

Спицин не понял, что это значит и промолчал. Женщина в халате показала ему емкость с вакциной, открыла ее и сделала ему укол, которого он не почувствовал. Он опустил рукав и спросил у нее.

- Так что привинтить надо?

Женщина открыла холодильник, в котором стояли ряды ампул, на стенах была большая пушистая корка льда.

- Вот тут вот эта штука отвалилась. А вот винтик и отвертка. Нужно просто завинтить. А я не могу, не вижу ничего.

 

Спицин взял отвертку, взялся за морозилку и почувствовал холод на руках. Кристаллы льда начали таять и отдавать его пальцам мороз. Он перевернул магнитный замок, нащупал пальцем дырку от винтика и прикрутил его. Ему показалось странным что он был откручен. Будто бы кто-то специально это сделал. Потом он отдал отвертку женщине и ушел.

 

В магазине он купил пять бутылок пива и пошел домой. Хотелось уже оказаться пьяным. Улица была полностью в темноте. Он шел и натыкался на людей, так было темно. Что-то разглядеть можно было только когда мимо проезжала машина и фарами высвечивала часть дороги. В какой-то момент глаза привыкли к темноте и Синицын увидел перед собой девушку. К ней быстро подошел мужчина и схватил ее за горло. Машина высветила их троих фарами и Синицын снова перестал что-либо видеть. В следующий миг наступила темнота, глаза начали привыкать и он увидел силуэт девушки, которая молча тянула свою сумку. 

 

В этот момент что-то с Синицыным  случилось и он вдруг превратился в курицу. Упал буквально с высоты своего роста на землю и стал курицей. Сумка с пивом упала на землю и бутылки разбились об асфальт. Синицын посмотрел вокруг с земли и чуть слышно покудахтал. Он попробовал подвигаться. Голые лапы касались холодного асфальта, голова немного качалась. Вокруг него было битое стекло вспененные лужи пива. Что за день подумал Синицын. Я даже не смогу теперь вечером напиться как следует. К тому же до дома еще идти порядком, как бы тут не затоптали в этой темноте. А завтра еще эта смена в подвале. Ладно, пойду домой, лягу тогда наверное сегодня пораньше спать. Не знаю. 

 

И Синицын пошел домой. А за ним увязался ризеншнауцер, который пропал в этой темноте пару недель назад. Так они и шли, странная курица сантехник и собачка, которую потеряли хозяева.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента