Работа пионера

После Самайна

Мария Фроловская Мария Фроловская
17 февраля в 23:41
 
Не только кельтские напевы. Вселенский сад, зеленый дол. И деревья как всадники, и так в саду листва намокла — цитаты и личные, детские почти видения. Нырнуть в контекст, рваться к сравнению — и остаться одинокой, редкой, неповторимой. Помешать забвению. И так хорошо дышится в темной зелени, так слышен запах созревших плодов. Они срываются с веток, падают в теплую, нежную, влажную траву. И успеть, пока яблоко в полете, рассказать свою историю, которая станет судьбой мира. Мария Фроловская — музыкант, лидер группы «Травы ветра», поэт, лауреат — находит сочные слова, вечные, но с обновленным смыслом.
 

После Самайна не собирай груши, не рви шиповника —
это всё не про нашу душу, не для нас приготовлено.
 
После Самайна не трогай ни яблок, ни рябины красной, неугасимой —
это для тех, кто не в Мире Явном, кто в подземных реках, в высоких сидах.
 
Вот они едут ночами сырыми, темными — королевы и рыцари с маленькими пажами,
и срывают твои коричневые и антоновку и какие-то белые — вроде их не сажала.
 
Заплетаются ветви, и чудится, что — серебряные, что ни яблоко — то с Инис Витрин, с Эмайн Аблах.
 
…Если очень темно и страшно, больно и ветрено, собери горючей рябины, последних яблок.
 
Это то же, что сунуться в сид без холодной стали, пить летейскую воду, давить ноябрю на жалость.
 
Только бросишь огрызок в траву — а она золотая,
и знакомый ручей тебя больше не отражает.
 
 
 
Мне последнее время все хочется спать, спать,
словно яблоко я и меня уронили в осень.
Золотыми песчинками сыплется листопад.
Я заброшенный сад, и ко мне заросла тропа
ежевикой колючей, черемухой низкорослой.
Всё мне хочется думать о тех, кто уже ушел,
кто к окну прижимает ладони свои и лица.
Всё бы старые книги, в кровати и нагишом,
до заката читать. Я потрепанный корешок,
и с меня облетают исписанные страницы.
 
Только я не об этом. Я, кажется, о другом.
Не о том, что октябрь глядит на меня врагом
и привычное небо как будто с плеча чужого.
 
Я о том, что любая тризна — всегда костер.
Опускается пепел, и мы из него растем,
и реальность растрескивается как желудь.  
 
5chetvert_101_720_6.jpg

 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



 
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Отменить

Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента