Работа пионера

На пенсии

Наталья Ушакова Наталья Ушакова
11 сентября в 14:56
 
Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Но жизнь продолжалась.

Иногда Степаныч приходил к старым друзьям в порт, помогал чинить и готовить суда к навигации. Но большей частью сидел дома перед телевизором. Зимой Светлана, жена его, терпела безделье, но с наступлением весны  все чаще таскала с собой на дачу. Летом стала звать по грибы, в санаторий, дети предлагали купить путевку в круиз на океанском лайнере.

Но ни дача с ее небывалым урожаем помидоров, новенькой баней и модной беседкой в китайском стиле - его подарок жене на прошлый день рождения, ни санаторий, ни дети с их современными представлениями о том, как должен жить человек на пенсии не могли заменить Степанычу моря.

Когда сил терпеть их советы и нытье жены больше не было, Степаныч садился в свой «сафарь» и ехал на мыс Чуркин к пирсам. Подышать запахом мазута, солярки, послушать разговоры нынешних моряков. Чувствовал он, что и дни джипа сочтены, жена без конца жаловалась на неудобство и что бензином воняет. Предлагала купить новый, корейский. «Но разве ж это машина,- думал Степаныч, - микроволновка!».

Заехав на стоянку, он увидел, как на причале какая-то шпана лет по 15-17 кидает камни в окна старенького катерка, лежащего  на боку прямо на земле.
 «И тебя брат достали», мелькнуло в голове у Степаныча. Вышел из машины и пошел к ним - худым, в смешных штанах в обтяжку и разноцветными волосами.
 «А ну прекратите!»
 Пацаны обернулись, но камни не бросили: «А не то что? Что ты сделаешь?»,- с вызовом крикнул самый худой.
«Я тебе щас поговорю так со старшими…», - начал Степаныч,  но в груди так больно сжало, в глазах потемнело, он упал.

Все. И почему-то вспомнил, как они с ребятами придумали катать на «Пассате» свадьбы, юбилеи, как приспособили  часть каюты под мини бар, в котором вечером разливали алкоголь, а днем продавали пассажирам растворимый кофе. Настоящий «Максим», не какую-то там бурду. Сначала так зарабатывали денег на солярку, да себе на прибавку к зарплате. Потом, когда денег у людей стало больше и все напокупали своих  модных и красивых яхт, а «Пассат» отрядили два раза в день возить туристов па Песчаный – держали бар с чаем и кофе больше по привычке.

«С*ка, смотри, старику кирдык, помрет ща, валим», – предложил один.
«Да пошли вы, надо скорую вызвать»,- подросток с голубыми волосами достал телефон.
 «Алло. Здравствуйте, да, тут человеку плохо, с сердцем. Упал. Только что, это на Чуркине, где корабли».
«Какой адрес?» - он повернулся к замершим в растерянности друзьям - никто не знал.
В трубку: «Катерная, где причалы, да.  Хорошо, мы ждем».

Скорая приехала очень быстро. Пока Степаныча укладывали на носилки, врач расспрашивал подростков: «Ваш родственник? Кто-нибудь его знает?».
«Нет» на все вопросы. «Мы отца встречаем». Хорошо, подошел сторож, опознавший бывшего капитана, он взялся позвонить родным и присмотреть за машиной.

«Гипертонический криз,- говорил врач жене и сыну,- курить надо бросать в таком возрасте и побольше движения. Кем работал?»
-Капитаном он был.
-Понятно.
Врач повернулся к Светлане: «Неделю у нас полежит, а потом следите, чтобы принимал таблетки и не курил».

Их ненадолго пустили в палату, убедиться, что с их капитаном все хорошо.
«Володенька»,- затянула жена. «Отец, ну как ты так, хоть бы позвонил» - упрекнул сын.
Степаныч лежал на кровати – голова все еще кружилась. Врач сказал, что встать сможет только завтра и слушал родных. Потом они помогли ему переодеться  в спортивный костюм – жена аж три сумки вещей привезла. Спросил у сына забрал ли он машину? Да, на стоянке стоит. Хорошо. Света, мать, ну ты чего, не плачь. Я нормально себя чувствую. Ну что ты. Людей вон разбудишь».

 Когда они ушли, закрыл глаза и стал думать о пацане с голубыми волосами, который спас ему жизнь, своим звонком: «Что на уме у этой молодежи? Чего они хотят? Покурить бы».

«Сигарет не найдется?» - обратился он к мужикам-соседям по палате.
«Там на балконе, у нас пачка за объявлением в стене,- просветили его,-  но до отбоя не ходи, сестры следят».
«Спасибо».

Он  хотел дождаться десяти вечера, все-таки покурить, но уснул.
Проснулся задолго до рассвета, по старой моряцкой привычке – первый паром отходил в семь тридцать утра и в свою смену Степаныч в шесть уже был на причале. Не спалось.

Капитан прибрежного плавания Владимир Степанович Криворучко вышел в предрассветные сумерки на  больничный балкон с обшарпанными серыми кирпичными стенами и заплеванным бетонным полом. Нащупал за табличкой «Не курить» общаковую пачку сигарет, с зажигалкой внутри, достал одну, закурил, спрятал пачку обратно. Потом сел в  продавленное кресло.  Курил и смотрел, как постепенно светлело небо.

Странная это жизнь получалась. Вроде он все тот же, только на пенсии теперь. Да только вот ничего он не может больше сделать. Море видит только из окна, да когда к друзьям приезжает. Сорок лет плавал, а на берег списали в один день.

Достал из кармана штанов новый телефон черный и тонкий – сын купил. Приложил палец к кружку - экран загорелся – без двадцати семь. Ничего, он посидит. Дождется, пока сын проснется, позвонит ему, скажет, что согласен, пусть покупает им с матерью билеты в этот круиз. Две недели не покидая судна – о таком теперь он мог только мечтать.

Их списали на берег  с разницей в девять месяцев. Капитана Владимира Степановича Криворучко в январе, а старый катер «Пассат» в сентябре, в месяце, когда в Приморье заканчивается лето и умирают надежды. У бывшего моряка Степаныча впереди была новая жизнь – капитана на пенсии. Что до «Пассата», то катер распили на металлолом и продали в Китай уже в октябре.

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента