Работа пионера

День рождения

Светлана Чмыхало Светлана Чмыхало
11 сентября в 14:51
 
Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Олька плелась по пустой проселочной дороге. Под огромными побитыми молью валенками хрустел основательный февральский снег, в зубах хрустела корка от ещё тёплого выглядывающего уголком из пакета-майки хлебного кирпичика. Вокруг было темно и тихо. Так тихо, как бывает только во время снегопада. Старый приземистый домик с облупившимися ставнями пыхтел и дымил трубой. Олька остановилась у забора. Из-за лысых кустов выскочила Лада - серо-коричневая нескладная соседская собака. Её хозяин - дядя Петя - любил рассказывать Ольке, что у Лады очень серьезная родословная. Об этом, по мнению дяди Пети, свидетельствовали чёрные точки-родинки на морде собаки. Правда, он так говорил, только когда был выпивший. Трезвый дядя Петя ходил важный и с соседями не разговаривал. Олька потрепала собаку за ухо. Та, обрадованная неожиданным вниманием, подскочила на задние лапы и повалила девочку в снег. Старательно вылизав ей щеки, Лада принялась ловить пастью белых холодных мух. Стало зябко. От валяния в снегу и от мысли, что Мама отругает за зацепки на пальто - следы собачьих когтей. Не понравится ей и покусанность хлебного кирпичика. Мама считала, что Олька, которой через две недели исполнялось десять, для своего возраста была недостаточно стройной. Да чего уж там церемониться… "Ты жирная!" - говорила Мама и за шиворот тянула на скрипучие весы, подтверждающие красной стрелкой постыдный приговор. Домой идти не хотелось. Заранее расстроенная Олька оторвала ещё кусочек белого мякиша и толкнула калитку. Боялась зря. Маме было не до её аппетита и даже не до её пальто. Сидя прямо на полу, она замешивала в небольшом белом ведёрке густую с резким запахом жижу. Рядом лежали бумажные розовые рулоны. - Десять - это юбилей! Будем праздновать! По-настоящему! Юбилярша не знала, как на это заявление реагировать. День рождения, гости, подарки и новые розовые обои…? На смену несмелой радости образовалась где-то в горле и спустилась в живот комком обойного клея тревога. Лучше бы всё как всегда. И чем меньше времени оставалось до дня рождения, тем больше рос этот вязкий противный комок. Мама психовала. Из-за того, что у них нет приличной скатерти; из-за того, что обойный клей не взялся; из-за того, что Олькин "папаша" - молоко на плите -сбежал, оставив только грязные следы… Олька смотрела на вспузырившиеся, как спортивные штаны на коленках дяди Пети, обои и понимала, что она во всём-во всём виновата. Двадцатого февраля мело так, будто зима боялась не успеть высыпать всё до прихода весны. В печке трещали дрова. На столе уже ждал гостей оливье и блестел рубиновыми зёрнами салат с напоминающим об уроках истории названием "Шапка Мономаха". Олька праздника не ощущала. Ей не нравился новогодний оливье; не нравилось, что в комнате слишком жарко; не нравился туго затянутый пучок на макушке, скреплённый больно впивающимися в кожу шпильками. Перед самым приходом гостей Олька повытаскивала все шпильки и разбросала по плечам кудри. Маму, которая без того была вся на нервах, это взбесило, и она дала "лохудре" пощёчину. По лицу красными горячими пятнами поползла жуткая обида. От злости захотелось плакать. Но тут на веранде застучали двери и затопали отряхивающие снег ботинки. Мамины подруги с детьми, кое-кто из олькиных одноклассников, плюшевые медведи, книги, примороженные розы. Мама улыбалась, рассаживала гостей, принимала поздравления с днём рождения дочки и комплименты за прекрасный стол, гладила именинницу по кудрявой голове. У Ольки внутри всё кипело и булькало. Она успокаивала себя воображаемой картиной того, как сдёргивает со стола кружевную скатерть "аж за 300 рублей" и выгоняет всех вон. Кульминацией устроенного мамой праздника обещал стать торт. Кремовый, в несколько ярусов, он был заказан у лучшего в посёлке кондитера, и дожидался своего часа на веранде - из-за своих размеров в холодильник просто не поместился. Ровно в восемь пятнадцать - именно в это время Олька десять лет назад родилась - Мама и ещё несколько её подруг, вооружившись свечками, отправились на веранду. Прошло несколько минут, а сладкий приз всё никак не выносили. Олька вместе с остальными гостями пошла посмотреть, в чём же дело. Двери на веранду были распахнуты, у буфета стояла растерянная и не понимающая, почему на неё все смотрят, Лада. Шерстяная грудь и морда её была вся в креме, на носу выросли съедобные цветы, на дощатом полу валялся разрушенный и униженный торт. Мамино лицо приобрело цвет взбитых сливок, кто-то охнул, кто-то выругался матом, самый юный из гостей - трехлетний карапуз - зарыдал. А Олька… Олька почувствовала, что это у неё, у неё сегодня праздник, почувствовала радость впервые в свои десять лет. И ей, как и Ладе, за эту радость было ни капельки не стыдно.

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента