Работа пионера

Родня

Наталья Степанова Наталья Степанова
11 сентября в 14:50
 

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Напустив на себя равнодушно-самоуверенный вид, Юля заглушила мотор и вышла из машины. С пакетами наперевес толкнула калитку и вошла во двор, где заливался хриплым лаем старый Коржик. Цыкнула на Коржика, и пес, признав хозяйский голос, замахал хвостом.

Ее не встречали ни во дворе, ни в прихожей.
- Баб Маш?
- Тут я, - крикнула баба Маша со стороны кухни.

Юля прошла в дом, водрузила на кухонный стол пакеты.
- Торт привезла и кое-что по мелочи.

Баба Маша воровато схватила пакет, заглянула внутрь, пошарила рукой.
- Там для тети Оли тоже, - спохватилась Юля.
- Ага-ага.
- Папа еще не приехал?
- Нет, он автобусом, через час будет, - баба Маша посмотрела на внучку и впервые с момента встречи улыбнулась.

Баба Маша была женщиной суровой, грубой, скрытной. Ревностно следила за тем, что о ней судачили окружающие, и добивалась признания своего авторитета в качестве «первой на деревне». Юля в детстве считала бабку недоброй и неприятной.

Юру, своего первенца, баба Маша ценила. Любила ли — сложно сказать, в семье три заветных слова говорить было непринято, обнимали редко, целовали по праздникам. Но точно ценила. Когда Юра начал приносить домой награды и грамоты, баба Маша соорудила из них алтарь в старом серванте. Юля думала, что там, на полках, среди сияющих кубков и дипломов на гербовой бумаге видит баба Маша сына — свой главный трофей.

Юра был смышленым, хорошо учился в школе, пытался строить карьеру. Главной целью Юры было уехать и не повторять судьбу родителей, всю жизнь проживших в деревне и занятых исключительно ручным трудом. Он хотел быть другим. Лучше, добрее, умнее.

Юля тоже хотела быть другой. Она не считала отца образцом для подражания. Он постоянно чем-то занимался, строил грандиозные планы, часто забывая о воспитании дочери, но так ничего существенного и не добился. Юля верила, что ей удастся отделиться и от бабки, и от отца.

Была еще Оля, младшая сестра Юры. В отличие от брата, талантами не блистала, школу закончила со справкой, работала уборщицей. Юля помнила ее, как едва заметную тень, изредка мелькавшую в коридоре. Иногда Оля приглашала племянницу в свою комнату и делилась сокровищами: дешевыми блестящими безделушками с местного рынка.

Для бабы Маши Оля была разочарованием, ее нельзя было поставить в сервант рядом с Юрой, поэтому дочь она предпочитала не замечать. Юра справлялся о здоровье сестры и передавал приветы. Юля присылала подарки и лично поздравляла с праздниками.

В тот день поминали деда. Собрались за столом, Юля ужинала и думала о своем, Юра рассказывал про работу, баба Маша внимала, Оля молча ковыряла тарелку вилкой. Когда пришло время пить чай, Оля потянулась было к торту, но баба Маша ее остановила.


- А тебе куда? И так толстая.

Юра хмыкнул. Оля не притронулась к еде, посидела немного и ушла к себе.

- Слушайте, ну так же нельзя с людьми. За что вы с ней так? - прервала очередной отцовский рассказ Юля и сама себе удивилась.

- Ты о чем это? - баба Маша с искренним непониманием посмотрела на внучку, и Юля обреченно повернулась к отцу.

- Пап?
- А что я? Я не то, чтобы... Просто, видишь же, я вырвался, а она — нет.
- Как ей вырваться? Со справкой-то из школы!
- Да программу она не тянула! Ты хоть представляешь, каково мне было, когда меня, лучшего ученика, учителя за нее отчитывали? А ребята во дворе смеялись. Разные мы, вот и все!
- И чего столько шуму развели? - проворчала баба Маша. - Пойду себе еще чайку налью.

Воспользовавшись моментом, Юля отложила кусочек торта на тарелку и прошмыгнула в коридор. Постучалась в знакомую дверь и вошла.

Комната Оли не изменилась, только обои потускнели от старости. Над аккуратно заправленной кроватью висела картина в дешевой рамке: закат на море и пальмы. Оля за всю жизнь не выезжала дальше районного центра.

- Вот, я тебе торт принесла.
- Спасибо. Поставь пока на столик.

Оля сидела на стуле у окна, негромко шумел телевизор. Юля поставила тарелку, потопталась на пороге и вышла. Проскользнула мимо гостиной во двор, прихватив в прихожей отцовские сигареты. Коржик буркнул сипло из будки, но вылезать не стал. Стемнело.

Юля курила, изредка поглядывая на окно Олиной спальни. В окне мигал свет в такт какой-то передачи. Место, где не менялось ничего, и человек, до которого никому не было дела.

Сделав затяжку, Юля подумала о том, что их с отцом бег от бабы Маши был обманчив. Может быть, они добились в жизни большего, чем она, но изжить бабу Машу из себя не удалось ни ей, ни ему.

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента