Работа пионера

Полька

Илья Шкабара Илья Шкабара
11 сентября в 14:49
 

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Они плясали, яростно, раскрасневшись, но всё ещё попадая в такт.

 

За окном на Альпы оседала по-январски густая синева в мелких порезах от белых прожекторов, ползущих вверх по склонам ратраков. Где-то на западе небо ещё отливало фиолетовым, словно гигантский синяк уходил в темноту. Амфитеатр гор ниспадал к ярко освещённой  по случаю Рождества деревушке. 

 

В большой деревенской пивной всё ходило ходуном. С полыхающих лиц аккордеонистов текло, но они короткими рывками раздували меха. Пальцы пробегали по клавишам в нескончаемом цикле. Певичка в баварском костюме присела на краешек барного стула и склонив голову на бок наблюдала за происходящим. Длинная змея горнолыжников, ритмично поднимающих ноги в такт зажигательной польке, мягко огибала кусочек перед сценой, протекая мимо затянутых в красно-белую клетку столов. Некоторые успевали подхватить кружки с ледяным пивом и, не разорвав цепочки, продолжать танец. Словно и не провели все эти люди целый день на склонах. Немногие, усидевшие на месте, ритмично хлопали по столешницам и поднимали над головой свеже осушенные ёмкости. Прислонившийся к стене, высокий парень в гортексовом горнолыжном костюме с нашивкой сборной Чехии, ещё полчаса назад ковылявший к выходу, подволакивая загипсованную ногу, теперь хлопал большими, мягкими ладонями в такт музыке и не сводил взгляда с освещённого пятачка перед музыкантами. 

Кельнер, со звучным, привлекающим внимание, ударом поставил по две пары мутного, густо-жёлтого пива. Шапка пены колыхнулась, норовя выскочить из литровых кружек, но сразу улеглась. Белая взвесь внутри жидкости кружилась как лёгкий снежок за скользящими по свежему снегу лыжам. Кадык у мужчины за столом исчез в непроизвольном глотке. Худощавая спутница, сидящая напротив, улыбнулась.

 

- Это за счёт заведения. Хозяин просил узнать вы будете завтра?

 

Мужчина кивнул одновременно и замершему в ожидании кельнеру, и наполняющему за стойкой бокалы хозяину, затем озабоченно взглянул на женщину, которая в ответ откровенно рассмеялась, но тоже кивнула.

Через некоторе время к столику резво подкатился полный, невысокий владелец с двумя глиняными кружками. Сквозь дух хмеля пробился запах свежей вишни.

 

- Ваш завтрашний ужин будет бесплатным. Я всегда готов поддержать таланты.

- Тем более, что они хорошо помогают поднять продажи пива. Мы будем.

 

В уголках к карих глаз хозяина собрались морщинки.

 

- С вами приятно иметь дело. Хорошо говорите по-немецки, только лёгкий славянский акцент. Понятно, что поляки знают толк в польке. Но, так танцевать обучить невозможно, я знаю что говорю, - это талант!   

 

Он слегка кивнул и откатился от стола, сохраняя вертикаль спины и одарив улыбкой женщину.

 

-  Разговор был про польку или поляков?

-  Все смешивают поляков и польку. Хотя, та, что сейчас играют - «Пивная бочка», написана чехом Воеводой и изданна в Нью-Йорке Шапиро и Бернстайном в тридцать девятом. Чехия уже была частью Третьего рейха. Впрочем, ничего не помешало «Пивной бочке» стать популярной в Вермахте мелодией. И, вообще, «полька» - по-чешски - половинка шага. В одном с ним согласен, так плясать научить нельзя. 

 

Плоть так плясать не может, так пляшет генетическая память…  

 

В июле 41-го под граммофон, вынесенный из сельсовета, много часов плясали на площади несколько женщин. Не успевшие эвакуироваться жёны комсостава. Одна пластинка, четыре мелодии, четыре зажигательные польки. Солдаты первой танковой группы фон Клейста горланили «Пивную бочку» и постреливали в воздух. Ближе к ночи, когда из под полуприкрытых козырьками фар бил противный сине-фиолетовый свет, выцвечивающий в сиреневый пожухлую траву и делающий сизыми сбитые в бесконечном танце женские ноги, подуставший офицер приказал вывести танцоров к наспех вырытому, но уже бесполезному, противотанковому рву. Вывести всех, кроме одной.

 

- Герр гауптман сказал, что ты, украиночка, хорошо танцуешь. Иди домой.

- Я полька.

- Понятно. Поляки знают толк в польке.

 

Через много десятилетий, в большой деревенской пивной у подножия баварских Альп, сероглазый семилетний мальчишка, ухвативший кураж, задорно вертел пятилетнюю малышку в бешеном ритме польки. За столиком танцоров ждал вишнёвый сок в глиняных кружках. Но в ярком свете пространства перед сценой, потомков прабабки не зарытой в противотанковом рве, было не остановить, они плясали так, как может плясать только генетическая память. А длинная змея горнолыжников: немцев и русских, поляков и украинцев, чехов и словаков мягко огибала раскрасневшуюся парочку.

Проголосовать за лучший рассказ можно по ссылке

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента