Работа пионера

Суббота нашей встречи

Елена Ануфриева Елена Ануфриева
5 мая в 13:49
 
Для голосования нужно перейти по ссылке

Плотное серое небо душило замерзший издерганный город. Март шел на убыль, а солнце словно забыло о нашем существовании. На улицах и под землей нельзя было и шагу ступить, не споткнувшись о хмурое лицо незнакомца. Втянув голову в плечи с устремленными в разномастную грязь глазами, мы одолевали очередной день только надеждой на скорый приход весны. По вечерам отводили душу с телефоном в руках, который расширял скромные метры столичной прописки до трансконтинентальных расстояний.  
 
Суббота нашей встречи началась с бесцеремонного звонка будильника, забывшего о неприкосновенности сна после рабочей недели. Ненавистная мелодия распахнула двери сознания и сон тотчас исчез в неизвестном направлении. Рука потянулась на звук и нащупала телефон раньше, чем открылись глаза. Яркий прожектор экрана восполнил нехватку солнечного света. Ночные посты публиковались самыми активными гражданами фейсбука, внешнюю сторону их жизни можно было расписать по часам, но именно она интересовала не более мыслей обитателя первобытного племени.
 
Раннее пробуждение в любой другой выходной оставило бы долгое горькое послевкусие, но предвкушение приятного вечера в кругу близких друзей «за тридцать» унесло меня в теплые края.
Неторопливое дыхание южного моря под взмахи дирижерской палочки - глубокий вздох, протяжный выдох; ветки сосен раскачиваются в такт, легкий неспешный ветер освобождает от сонного покрова скалы, небрежно нарезая туманную пелену. Бескрайняя вода отражается в небесном своде, разделенные по ошибке от сотворения мира море и небо становятся единым целым за линией горизонта.
 
Романтические видения были неслучайны, на вечер по случаю дня рождения годовалого ребенка друзей был приглашен крестный. Его появление в редкие встречи нашего десятилетнего знакомства из раза в раз задевало где-то глубоко внутри струну, что трепещет почти незаметно.
 
Пока именинники так малы, что ложатся спать вовремя даже в торжественный день, после девяти наступает время взрослых. Дверь в детскую закрывается, бутылки из-под стола водружаются на его середину, слова, что произносились вполголоса, звучат во всю мощь – «геополитика», «свой путь», «патриотизм», «необходимые жертвы». Минуло два часа, как ты вошел в комнату – силуэт, выхваченный из мрака коридора боковым зрением, шумное «с днем рождения, тезка», хрупкие детские плечики в предупредительно бережных сильных руках, приветствие взрослых поставленным командным голосом, острый оценивающий взгляд, легкий кивок в мою сторону, рука к стопке и за «поговорить». В перерыве на «покурить» подруга делилась твоими проблемами и пеняла на мою холодность. После возвращения к столу пустеющие бутылки подняли разговор до уровня «великой русской литературы», отец почивающего именинника читал Есенина, и снова звучало «у нас», для моего слуха фатально отделяемое от «у них». Слабое женское «мы», «милосердие» было услышано только тобою, еще более тихое «любовь» потерялось в размеренном строевом шаге.
 
В ответ на охватившую меня грусть за окном застучал дождь, красочный утренний образ оказался детским рисунком на оконном стекле.  В руках появился телефон, плейлист на все случаи жизни пообещал мне полное единение с композицией Шопена «Вальс дождя». В ожидании встречи, где слова не нужны, я отрешилась от происходящего.
 
Одиночество в кругу друзей вскоре было прервано тостом за гостей, деликатным сигналом к завершению праздника. Удалиться по-английски не получилось, утренний образ в последней раз ворвался в сознание, и впервые за вечер я настойчиво заявила о своем существовании. Твое ответное «провожу» не принесло ожидаемой радости, параллельные миры, как известно, не пересекаются.
 
Перчатки были случайно оставлены в гостях и ночной холод ранней весны обрушился всей безудержностью прощального объятия на мои беззащитные руки. Бескровные они выглядели так, будто жизнь окончательно покинула их хозяйку. Судорожные растирания не ускользнули от твоего внимания и безупречная светская беседа о погоде была прервана предложением дождаться такси в ближайшем кафе. В ночную пору официанты в шумных заведениях особенно неторопливы и ожидание горячего чая даже в тесном помещении с раскочегаренными батареями не вернуло меня к жизни. Ты молча взял мои руки в свои, робкое «не надо, скоро чай принесут» осталось без ответа. Мне показалось или внезапно пришла весна.
 
Для голосования нужно перейти по ссылке
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента