Работа пионера

***

Татьяна Герасимова Татьяна Герасимова
5 мая в 13:48
 

Для голосования нужно перейти по ссылке

Она жила в этом городе уже почти год. В кафе  пол был холодный – из плитки. Черные маленькие ромбики  между больших белых  восьмиугольников.  Пахло мебельным лаком и кофе, а входная массивная дверь была все время открыта. Там почти никого не было, когда она приходила.  Обычно она  заказывала кофе латте с круассаном и большой стакан свежевыжатого апельсинового сока, садилась за столик у окна и открывала крышку компьютера.  Она специально переехала сюда – в город, где все говорили на непонятном ей гортанном языке, надписи на котором были справа налево, а буквы – такие необычные, ни на что не похожие, закорючки.  Ее не смущало, что она тут ни с кем не может говорить. Она выбрала этот город среди множества других именно за это. Она устала разговаривать. И понимать. И сопереживать. Она просто хотела быть совсем одна. Ей казалось, что беседы отнимают слишком много времени, а у нее его было не так уж и много. Ей надо было успеть дописать.
 
Он был шумный и разноголосый, этот город.  И еще он вкусно ее кормил. И двери были очень красивые. Синие. Такого невообразимого небесного оттенка, что дух захватывало, и каждый раз при взгляде на них щемило под ложечкой. Не все, конечно, но очень много. И еще в этом городе было много солнца. И ярко-синего неба тоже много. А ночью оно становилось черным и бархатным, и тонкий месяц изящно лежал на нем, как блюдце. Но вся эта красота существовала как-то отдельно от нее. И никак не получалось почувствовать ее в себе, раствориться в ней. Что-то мешало. Как-будто она была внутри яйца, под прозрачной и тонкой скорлупой. Как будто она сама была  яйцом, а город был чем-то другим, какой-то внешней средой. Доброжелательной, но отдельной. Она чувствовала его как море, в которое входишь, или как дерево, в тени которого читаешь книгу. 
 
Он вел себя странно. Он оглушал ее, отторгал, жарил днем и холодил ночью. Но , оглушая ее, он как-будто затыкал ей уши, чтобы она могла  услышать саму себя. Он заботился о ней, кормя ее, но не принимал ее в свою семью, и поэтому она могла оставаться отдельной и свободной.
 
Он жил своей жизнью, а она жила свою, в нем. Они не мешали друг другу. Она точно знала , что скоро она покинет его. Ведь ничего не может продолжаться вечно.
 
Она хотела успеть дописать свою книгу.

Для голосования нужно перейти по ссылке
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Блог-лента