Блог ведет Инна Молчанова

Инна Молчанова Инна
Молчанова

Донос - не понос* (быличка)

13 ноября в 10:38
из цикла «Голоса глубинки»

Ваще-то я гражданин законопослушный. Как услышу новый закон или чего-то там с ним около – зараз же на улицу и по избам: так, мол, и так, братцы, снова нас осчастливили «сверху». И, значицца, доношу до людёв свежачок. Потому меня на хуторе нашем чтут и слушают, как неопознанного старосту.

Почему «не опознанного»? Да потому что назначила меня местная власть из соседней деревни, к которой наш хутор приписан. Так и сказали: ты, мол, наш законоподслушивающий, и будешь здесь, на вашем хуторе, олицетворять.

Хуторяне было в позу стали – кажному олицетворять охота, но их быстро осадили:

- Вы к нам редко в администрацию заглядываете, а Сидор Сидорович, почитай, кажин день.

А я, и впрямь, как иду в сельпо (оно у нас за две с гаком версты), так и заруливаю к власти напрямки. Обо всем рассказываю, на всех, так сказать, характеристику даю. Кто чем занимался, кто с кем поссорился, у кого какие претензии, и так далее. Не скрою, хутор наш хоть и малюсенький, а событиев в ём на кажин день – хуч орган выпускай. Печатный. Человеческий фактор, это понимать надо!

Не все, конечно, у нас гладко выходит. Есть и виноватые, есть и вороватые. Я энто все вскрываю и докладаю, куда надо. К тому меня баушка (мать моя!) ишшо с детства  приучила. Всю жизнь она - верой и правдой.
 
Привезет, бывалочи, сосед куль дробленки с фермы – баушка в управу и сигнализирует тут же. Появятся сниоткуда у соседа лишние грошики – а она тут как тут: откедова, мол? Даже биноклю купили с ённой пензии. С этой штукой с крыши далёко видать – кажин двор, как на ладони.

Баушке от той службы почет и уважение до скончания века были. Ее под конец даже вдовой признали, хуч и был у нее муж, от которого я народился. Так-то ей на конец войны всего 12 годков было. Но ничо – признали. Потому как коренные ветераны уже поумерли, а кого-то же надо на праздники пионерами-школьниками чествовать, да памперсы торжественно вручать? Вот, баушку и  приравняли. Даже почетную табличку на забор наколотили: «Здесь живет…».

Рабочего стажа у нее не было – за мужниной спиной проживала со мной, пока Брежнев не помер. А как помер, так и батя мой туда же. Пришлось пенсию по ушедшему кормильцу выбивать. Как выбили, так баушка стала еще больше на власть работать. Иногда устно работала. А в особо сложных случаях и писать приходилось. Писал-то я – баушка глазами плоха сызмальства была, да и неученая, потому как война, и в 12 лет уже мужниной женой, получается, стала. Не до учёбов ей, короче, было. Но службу свою знала строго, отчего и почет ей во все времена был соответствующий.

Ну, так, вот… Я, значицца, дело ее продолжил. Династия, как бы. Старостой и обозвали. Не парадно, правда. Потихоньку приехали, сказали: 

- Будь! Вот тебе бумаги из интернета выведенные, читай, как и что. У нас в области, канешн, еще ничо не ясно. Списки в губернаторстве не утверждены. Но мы тебя туда вставили. Номер дома у тебя первый, баушка (матерь твоя), у нас была на почетном счету. Зря, что ли, мы ей бесплатно хватеру выдали городскую как ветерану, в которую вы квартирантов пустили? Отрабатывай теперь, а то отберем.

Так что, стало быть, узаконили меня в этой должности. Да и по мне все это – дар Божий, как говорится, не пропьешь…
 
И все бы на своих местах, но завелась в нашем хуторском народе пакостная думка про власть. Мол, сексотов она содержит и поощряет - штрейкбрехеров по-импортнему. Льготы неположенные на них расходует. Слухи копит, да зуб на людёв точит.

Ну, и закипел у хуторян разум возмущенный. Стали они меня в дома не пущать, да ставнями на ночь задраиваться. Здороваться даже удумали через раз. А опосля местных выборов и вовсе – затарабанили как-то в окно, выйти потребовали.

- Мы, - навалились толпой, - инквизицию над тобой будем исполнять. Ты пошто, ядрёна вошь, на односельчан слухи наговариваешь?!

- Ни сном, ни духом, мужики! - я им в ответ.

- А кто в управу снес, что мы надысь всем хутором решили не за ихнего, а за своего кандидата голосовать?

-Да я-то почем знаю?!

- Из-за тебя вся наша оппозиция сорвалась. Видишь, что в газетке прописано? Будто мы все, как один, за ихнего проголосовали. Значит, подменили наши голоса? Все знают, что ты туда шастаешь, да поносишь нас всякоразно. А ежли мы на тебя самого, да на самочинство управских поводок найдем? Напишем, вот, самому президенту, что незаконно тебя над нами старостой поставили. Потому как ни прописки нашенской, ни собственности на этот дом ты не имеешь. Тут другие баушкины родственники владеют. А по закону старосте надлежит и жить, и прописанным в селе быть. И чтоб его на общем собрании жители утверждали. А ты пришлый. Городской. И никто за тебя руку не тянул. Значицца, в подлоге участник!

Спужался я, конечно. В управу побёг: так, мол, и так, грозились президенту  жаловаться. И на то, что матери незаконно хватеру выдали, потому как она и не ветеран, и не вдова по закону (замуж-то только при Хрущёве вышла). И про то, что вы старостой меня поставили – тоже ябеду готовят. Как быть-то?

- А ты не суетись, - урезонили они меня, - пусть пишут. Все равно это к нам же и вернется по ступенькам вниз. Один, вон, о прошлый год написал президенту, поздравил его с днем рождения, так эта цидулька два месяца назад шла по инстанциям. К нам обратно и вернулась, как была. Только с припиской: «Ждем ответа». Мы в ответ так и доложили: «Спасибо за сигнал. Мы всей администрацией, дескать, поздравляем нашего дорогого. И желаем…». Так что, ежли и их на подвиги попрет, то скажи, что мы им гекатомбу живо организуем! У нас с жалобщиками разговор короткий: статья такая-то, срок – соответствующий. За клевету и ЛОЖНЫЙ ДОНОС.

Успокоили они меня, короче. С тем и вернулся на хутор. И еще больше себя старостой почувствовал. Особливо потому, что слово дюже понравилось: ГЕКАТОМБА. Теперь я им любой заговор могу перешибить аргУментами по факту за ложный донос на нашу дорогую власть. И пусть только хто рот раззявит – живо на них всех собак спустим. Был бы человек, как говорится, а статья найдется.


*Понос – у этого слова есть много значений. Так еще обычно называют «логорею» - недержание слов.См. также:  поношение, бесчестие, позор, пустословие, болтовня.
___

Прим. Авт.: Рассказ основан на реальных событиях, но носит художественный характер и содержит собирательные образы. Всякие совпадения с реальными лицами исключены или случайны.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал