Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Периодический закон судеб личностей. Введение

11 января в 21:40
Глава 3. Периодический закон судеб личностей

Чем для античного человека являлась совершенная передача поверхности тела — причем высочайшей целью анатомического честолюбия греческого художника было исчерпать сущность живого явления изображением ограничивающих поверхностей, — тем же для западной души естественно сделался портрет, как самое подлинное и единственное вполне исчерпывающее изображение трансцендентного, фаустовского существования.
                                                                                          О. Шпенглер
 
3.0. Введение  

Судьбы выдающихся личностей - святых, государственных деятелей, воинов, историков, философов и поэтов, - равно как и исторические судьбы государств, наций и церквей, дают нам богатый эмпирический материал. Творческая личность или творческое меньшинство встают на путь Ухода-и-Возврата. чтобы преодолеть определенный социальный кризис, чтобы ответить на вызов, брошенный обществу, к которому они принадлежат. Если проанализировать результаты жизни и деятельности многих художников, то мы убедимся, что до наших дней почти не дошло заметных следов их практической деятельности. Рано или поздно все они были устранены из этого поля и вынуждены были избрать другой путь, чтобы обеспечить свое бессмертие. В качестве художников эти бывшие воины и государственные деятели пережили свое время и стали бессмертными.
                                                                                            А. Тойнби
 
В этих высказываниях О. Шпенглера и А. Тойнби заключена мысль о том, что именно в художественности выражается душа, как отдельной личности, так и целой цивилизации, а значит, по законам и особенностям одной можно познать другую, и наоборот. Причем, обе они диалектически совмещаются в душах и судьбах художников как творческих личностей. Однако квантовый принцип неопределенности в истории, подтверждающий ее физичность, проявляется и в том, что чем точнее мы определяем ее субъект в иерархии <человечество, нация, государство, класс, личность>, тем неопределеннее оказывается периодический закон его движения, и наоборот. Так, по словам А. Тойнби: «Обоюдность вызова в отношениях между меньшинством и большинством напоминает ритм человеческого шага. Уход меньшинства - это как бы момент, когда человек занес одну ногу для шага. Период изоляции соответствует моменту, когда одна нога в воздухе, а другая прочно опирается на землю, а возвращение - это момент завершения шага. Полное же равновесие наступает лишь тогда, когда обе ноги оказываются рядом и мускульное усилие минимально. Однако, если пешеход пожелает продлить этот удобный и приятный момент, он не только никогда не достигнет свежей цели, но и просто замрет, а очень скоро поза покажется ему весьма неудобной и он почувствует усталость еще большую, чем находясь в движении. Ибо один шаг - или тем более полшага - это еще не движение к цели. Каждый шаг требует следующего, и так до тех нор, пока пешеход не преодолел всего расстояния от исходного пункта до конечной цели».
Более того, по его словам: «Рост цивилизации - это последовательность шагов, а социальный прогресс - это даже не поступь, а бег, и бывают моменты, когда обе ноги отрываются от земли одновременно. Периодическое движение роста, в котором одна проблема порождает другую, новую, до того как первая получит общее признание и благополучное разрешение, является ярким примером чередующегося ритма Инь и Ян. Наблюдая контраст между статическими условиями уцелевших человеческих обществ примитивного вида и динамическим движением обществ другого вида, находящихся в процессе роста цивилизации, в частной последовательности Вызова-и-Ответа и Ухода-и-Возврата, где выступают два этих вида человеческих обществ, мы можем наблюдать лишь импульс, вырвавший незначительное число человеческих обществ из состояния Инь, в котором находилось примитивное человечество, и ввергнувший их в активность Ян, где предназначение Святынь проступает весьма смутно и расплывчато». И этот чередующийся ритм, как и в квантовой физике, имеет свою определяющую константу, позволяющую уменьшить неопределенность исторических событий.
Из изложенного выше видно, что в мировом историческом процессе личности, народы, государства, культуры и цивилизации взаимосвязаны, определяя друг друга, и все вместе в целом определяясь единым космическим процессом (ритмом). Поэтому вполне допустимо, используя одни и те же принципы, от историй государств и культур как субъектов истории (индивидуальностей) перейти к судьбам личностей, для чего в качестве примера рассмотрим периодические законы судеб великих русских поэтов.
Ибо, подобно тому как физическое движение частицы и схоже и несхоже с движением тела, то, что справедливо для исторического процесса государства, должно быть в определенной степени справедливо и для биографии человека. Только масштаб другой и, соответственно, другие параметры, погрешности и т.п. Ведь нередко предсказать событие, которое произойдет через длительный срок можно гораздо точнее, чем событие, которое произойдет через короткий срок, так как оно более подверженно случайным влияниям. Тем не менее, по словам О. Шпенглера: «Длительность поколения — все равно каких существ — есть величина почти что мистического значения. Эти отношения, до сих пор совершенно непредвиденным образом, имеют значение и для всех культур. Каждая культура, каждое начало, каждый подъем и падение, каждая ее необходимая фаза имеют определенную, всегда равную, всегда со значительностью символа вновь возращающуюся длительность». Очевидно, что существуют такие периодические длительности и для судеб личностей.
Если рассмотреть введенный нами выше орторяд длительностей периодов в годах <1, 12, 144, 1728, …>, где 1 год равен 12 месяцев, то можно предположить, что период человеческой жизни с точностью до месяца равен 12 лет (12 раз по 12 месяцев), ведь в 10 лет человек еще ребенок, а в 12 лет уже подросток, в 24 года взрослый и т.д. Так, например, можно привести огромное число ссылок на воспоминания известных людей, в котором они отмечают, что интерес к будущей профессии возникал именно в 12 лет. Поэтому первый период (0-12 г.г.) соответствует детству (а его первый полупериод младенчеству), второй (12-24 г.г.) – юности, третий (24-36 г.г.) – начало взрослости, четвертый (36-48 г.г.) – зрелости и т.д. Причем, каждый период сочетает два противоположных полупериода, из которых первый тяготеет еще к предыдущему периоду, а второй уже к следующему. Так четвертый период жизни человека (36-48 г.г.) это период перехода во вторую половину жизни, начало спада. Хотя в это время духовный рост входит в период расцвета, телесная составляющая начинает угасать. Заметим также, что минимум второго периода – 27 лет (гибель Лермонтова), а максимум – 33 года (распятие Христа).
Отсюда график первого периода длительностью 12 лет, построенного на этой основе, показан на Рис. 35, где через «А» обозначена дата рождения той личности, судьба которой рассматривается. Этот график мы и будем применять ниже для построения периодических законов судеб великих русских поэтов, в качестве примеров периодического закона отдельной личности.
 
05-01.jpg
                                                                                   Рис. 35

Применение этого периодического закона рассмотрим на примере судеб великих русских поэтов.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
 
Новое