Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Роль русской культуры в мировой истории

6 января в 13:14
Для дела развития исторической науки было бы целесообразно ввести различие между международными отношениями, которые определяют связи между государствами внутри данного общества, и международными отношениями, определяющими связи экуменического характера между самими обществами. И предстоит затратить немало усилий, чтобы исследовать отношения второго типа.
                                                                                            А. Тойнби
 
В этом высказывании А. Тойнби подчеркивается подчиненность политических отношений, какими бы важными они ни были, отношениям, обусловленным культурными мотивами, которые создают некое поле вокруг политики. Подобно тому как физическое поле вокруг тела создает не его вес, а масса. Так, например, относительно западной культуры, по его словам: «Проведенный анализ позволяет сделать положительное заключение относительно длительности развертывания западного общества во Времени. Установив ранее, что пространственная протяженность интересующего нас "умопостигаемого поля" шире пределов распространения отдельной нации, но в то же время уже всей освоенной человеком поверхности Земли, теперь мы убедились, что и длительность его во времени больше, чем срок жизни любой отдельной нации, но в то же время меньше срока, отпущенного человечеству в целом. Это заключение вытекает из того факта, что, прослеживая историю Запада в направлении се истоков, мы наталкиваемся на последнюю фазу общества, предшествующего нашему, истоки которого находятся в значительно более далеком прошлом, что в свою очередь влечет дополнительный вывод о непрерывности истории».
Что же касается русской культуры, то ее культурное поле следующим образом охарактеризовано Г. Киссинджером: «Россия в настоящее время сталкивается с постоянными угрозами на каждом участке своей границы. От демографического кошмара на границе с Китаем до идеологического кошмара в виде радикального ислама на протяжении всей своей южной границы. В лице Запада - США и Европы Москва также встречает исторический вызов. Россия ищет признания как равный, а не как проситель в системе ценностей, которые спроектировала элита Америки и Западной Европы.  Представление о том, что Россия будет такой же покладистой, как и многие другие страны, опровергается историей. Государство было построено свободолюбивыми русскими князьями и царями, которые часто провозглашали и совершали невозможное: «На этом болоте будет построен город Одесса или Петербург. И города строились несмотря ни на что". Россия пережила столетия под монголами, но выстояла. Король Швеции Карл XII придя в Россию, думал, что его встретят как освободителя. Но неожиданно для себя обнаружил, что русские крестьяне сжигали свой урожай, для того чтобы лишить пищи интервентов. Они сами лучше будут голодать, чем позволят покорить и захватить свою страну. Карл прошел по всей Европе, но он нигде не встретил такого. Поэтому его войска были вынуждены повернуть на юг, в Украину, только для того, чтобы просто выжить, но вскоре были разгромлены. Немногие государства в своей истории вели больше войн, чем Россия которая постоянно отстаивала сохранение своего статуса и безопасности. В самые критические моменты мировой истории именно Россия сохраняла равновесие в мире, разбивая те силы, которые стремились его разрушить. Россия защитила Европу от монголов и шведов, от Наполеона и от Гитлера. И сегодня Россия имеет ключевое значение в борьбе с радикальным исламом.  Я говорю об этом, для того чтобы подчеркнуть: Россию невозможно привести в международную систему путем изменения ее ценностей и быстрого преобразования. Это уникальное и очень сложное общество. Вопрос с ней должен решаться исключением силовых вариантов, и при этом так, что бы она могла сохранить свое историческое достоинство».
Но есть ли у русской культуры перспективы и какова ее роль в будущем по сравнению с другими культурами? Так, например, В. Соловьев, продолжая свои диалектические рассуждения, приводимые нами выше, преимущество русской культуры по сравнению с Восточной и Западной видит в следующем: «Не трудно усмотреть отсюда, что произойдет, в частности, с определенными нами составными элементами общечеловеческого организма в этом третьем, окончательном его состоянии. Все сферы и степени этого организма должны находиться здесь, как сказано, в совершенно внутреннем свободном соединении, или синтезе. Синтез этот, чтобы быть таковым, должен исключать простое, безусловное равенство сфер и степеней: они не равны, но равноценны, т.е. каждая из них одинаково необходима для всецельной полноты организма, хотя специальное значение их в нем и различно, поскольку они должны находиться между собою в определенном отношении, обусловленном особенным характером каждой». И далее он добавляет: «Итак, все сферы и степени общечеловеческого существования в этом третьем, окончательном фазисе исторического развития должны будут образовать органическое целое, единое в своей основе и цели, множественно-тройственное в своих органах и членах. Нормальная соотносительная деятельность всех органов образует новую общую сферу – цельной жизни. Носитель этой жизни в человечестве может быть сначала, как мы видели, только народ русский. Пока история определялась деятельностью других сил, Россия могла только инстинктивно, без всякой сознательности, ждать своего призвания; разумеется, и примет она его не вся разом, а первоначально лишь через более узкий союз, братство или общество в среде русского народа. Но так как цельная, синтетическая жизнь по существу своему свободна от всякой исключительности, всякой национальной односторонности, то она необходимо распространится и на все остальное человечество, когда оно самим ходом истории принуждено будет отказаться от своих старых, изжитых начал и сознательно подчиниться новым, высшим. Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает, но в своей всецелости совмещает высшую степень единства с полнейшим развитием свободной множественности, – только она может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли и быть, таким образом, действительно общечеловеческой, или вселенской, культурой, причем ясно, что вместе с тем и именно вследствие своей всецельности эта культура будет более чем человеческою, вводя людей в актуальное общение с миром божественным».
Подтверждение веры В. Соловьева в то, что именно русская культура составит основу будущего синтеза культур, возможно, можно увидеть в инстинктивном недоверии Запада к России, подобном, например, первоначальному недоверию римлян к христианам. Тем более что идеи христианства, по-видимому, тоже зародились на Руси, так как основной праздник Пасха, символизирующий воскресение Христа, соответствует с большой точностью воскрешению природы именно в среднерусском климате, а не в палестинском. Так же как, по-видимому, и праздник Рождества, символизирующий рождения Христа, соответствует началу увеличения продолжительности дня за счет укорочения ночи и рождению нового года, праздник Покрова Пресвятой Богородицы, символизирующий спасение от опасности, соответствует первому снегу, покрывающему землю от мороза, а праздник Преображения Господня, символизирующий преображение человека в Бога,  соответствует величественному переходу лета в осень.
И, действительно, с одной стороны, Советский союз был сравним с Западом по мощности триады <культура, идеология, государство>, но не выдержал конкуренции в экономике. А, с другой стороны, пока Россия лишь слепо копирует культуру, идеологию и политическое устройство Запада, то вряд ли она сможет сравняться с ним.  А значит, России нужны более эффективные культура и соответствующее экономическое и политическое устройство. И другого пути выжить у нее, может быть, просто нет. Так, например, СССР развалился не столько из-за из-за проигрыша в идеологии, сколько из-за проигрыша в культуре и экономике, и, соответственно, из-за недостаточного количества и качества товаров народного потребления, а не вооружений. Поэтому, если, как считает А. Тойнби, христианство, стало ответом на экспансию греко-римской культуры на Юго-Востоке, и в результате явилось источником новой цивилизации, то для того, чтобы выжить, адекватный ответ должен быть найден и на Северо-Востоке. Тем более что, по словам А. Тойнби: «Когда между двумя обществами, одно из которых менее цивилизовано, устанавливается строго определенная граница, это не приводит автоматически к равновесию. С течением времени граница начинает слабеть в пользу менее цивилизованной стороны».
Таким образом, хотя, возможно, обозначенная В. Соловьевым диалектическая перспектива и утопична в том, что в значительной степени основана на мистической вере в Россию, но в его рассуждениях есть и несомненный логический смысл. Так, например, сегодня становится ясно, что в период холодной войны противостояние идеологий (коммунизм и демократизм) лишь прикрывало противостояние культурных и политических менталитетов, которое теперь и выходит на передний план. Ибо в истории, как и в природе все решают силы притяжения и отталкивания. С той лишь разницей, что, если в природе взаимодействуют массы, то в истории смыслы, которые обусловлены интересами. А интересы связаны, с одной стороны с духовными традициями, а с другой стороны с материальными вожделениями. Поэтому, лишь когда Россия будет превосходить Запад и Восток по уровню духовного и материального развития, а не только по своим природным богатствам, тогда она и перестанет быть гадким утенком на этом скотном дворе.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал