Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Гармония как ритм

1 мая в 21:57
Я убежден, что события, происходящие в природе, подчиняются какому-то закону, связывающему их гораздо более точно и более тесно, чем мы подозреваем сегодня, когда говорим, что одно событие является причиной другого. Ведь в этом случае наша концепция ограничивается лишь тем, что происходит в один отрезок времени. То, что при этом происходит, выявляется из всего процесса в целом. Метод, к которому мы прибегаем в настоящее время, пользуясь принципом причинности, весьма груб и поверхностен. Мы ведем себя, как ребенок, который по одному стиху судит о целой поэме, ничего не зная о ее ритмическом рисунке, или как человек, начинающий учиться игре на фортепьяно и способный улавливать лишь связь какой-нибудь одной ноты с непосредственно ей предшествовавшей или следующей за ней. В какой-то мере такой подход может оказаться вполне удовлетворительным (если иметь дело с очень простыми и незамысловатыми сочинениями), но такого подхода явно недостаточно для интерпретации фуг Баха».
                                                                                          А. Эйнштейн
 
В этом высказывании Эйнштейна, по сути, речь идет о ритме, который объединяет все разрозненные части любого взаимосвязанного целого, в том числе, как литературного, так и музыкального произведений. Тем самым ритм не только объединяет, но и влияет на каждую часть целого. Так, например, о влиянии ритма на человека можно судить по влиянию на него музыки и других искусств. Более того, по словам А. Тойнби: «Ограничения, которые накладывают на творческие возможности человека перемены в его судьбе, и сама кратковременность жизни носят всего лишь внешний и негативный характер. Ритм же работы художника соотносится с его психическим хронометром, двумя стрелками которого являются Интеллект и Подсознательный Родник Духовного Творчества».
Поэтому, говоря о гармонии мира, естественно подразумевать и гармонию всех описывающих его физических теорий, что соответствует принципу ортофизичности, который тоже ведь задает некоторый ритм. Тем более, что физика постоянно сталкивается с ситуациями, когда ее теории противоречат не только повседневному опыту, но и друг другу. Так, например, по словам В.С. Бескина: «Мы должны признать, что свойства микромира принципиально отличаются от привычных нам свойств, известных из повседневного опыта. Поэтому при анализе процессов, происходящих на малых масштабах, наша интуиция перестает работать, и мы оказываемся совершенно беспомощными перед лицом многочисленных наблюдательных фактов. Суммируя чисто квантовые свойства микромира, можно сказать, что: 1. Элементарные частицы обладают внутренними степенями свободы. Примером является спин частицы, который не связан с собственным вращением частиц, однако проявляет себя как их собственный момент импульса. 2. Неразличимость частиц существенно меняет статистические свойства квантовых систем. Для бозонов (частиц с целым спином) они проявляются как дополнительные силы притяжения, а фермионов (частиц с полуцелым спином) как силы отталкивания. 3. Линейность квантовой механики предсказывает существование смешанных состояний. Лишь в процессе измерения квантовая система переходит в одно из состояний с определенными значениями физических параметров. При этом волновая функция, описывающая несколько частиц, нелокальна. Это означает, что квантово-механическая связь между частицами не прерывается даже в том случае, если они находятся на очень больших расстояниях».
Но внутренними степенями свободы (в частности, массой покоя) обладают и макротела, в том числе, у них и статистические свойства могут быть существенно различными. Возможны и понятия смешанных состояний макротел (например, подброшенная монета в полете), а также их нелокальность, когда связь между телами определяется некой внешней силой. Конечно, это еще не означает отсутствие особенностей в поведение микрообъектов. Но, когда считают, что свойства квантовых объектов определяются исключительно лишь количественно соотношением их параметров с величиной кванта действия, сводя все, в конечном счете, к тому, что это именно микрообъекты, то упускают из виду, что для математической теории безразлично с какими физическими объектами она имеет дело, если они имеют общую логическую основу. Поэтому теория, разработанная для микрообъектов, в принципе может быть применена, при адекватной интерпретации, и к макрообъектам. Такое обобщение только развивает теорию. Тем более что волновые свойства макротел не обязательно должны быть связаны с постоянной Планка, так как могут иметь и другой источник ритма.
Отсюда, если то, что наполняет пространство и время делимо и конечно, то должны быть делимы и конечны и сами пространство и время, но не как простое повторение, а как ритм, в результате чего, они становятся способны через ритм оказывать обратное действие на порождающую их материю или идею. Например, именно так ритм творит кристаллы, будь то материя, идея или жизнь. Поэтому ритм как творец и его произведение как творение находятся в разных временах и пространствах, точно так же как и наоборот. А на другом уровне, может быть наоборот: ритм как творение и то, что его творит как творец. Но эти два уровня всегда, так или иначе, взаимосвязаны, ибо всегда есть универсальное и индивидуальное (например, метр и ритм в поэзии). Так, например, ведь и в любой речи есть словесные ударения, синтаксические препинания, интонационные переходы и гармонические такты, синтез которых дает стиль, в котором они только и возможны вместе как целое.
Следовательно, с одной стороны, ритм имеет генетическую силу, а с другой стороны, он невозможен вне пространства и времени. И его, по аналогии с поэтикой, можно представить, например, триадой <ударение, интонация, гармония>. Тем самым, метр и ритм образуют диалектический синтез в гармонии, которая есть уже не просто правильность, но синтез орторяда правильностей, представляющий собой творящую (качественную) силу времени. Отсюда следует, что только благодаря ритму время обладает способностью не просто повторять или отрицать, но и творить. Отсюда же физическое движение всегда сопровождается ритмом, позволяющим взаимодействовать с другими движениями и образовывать нечто целое (структуру, систему, вещь).В этом смысле и стоит еще раз задуматься над высказыванием Эйнштейна, приведенным в качестве эпиграфа к этому пункту.
Тем более, когда речь идет о человеческой истории, одной физики (факта), очевидно, недостаточно для активности исторической личности, требующей понимания цели (ценности), что невозможно без определенной системности. Тем не менее, эти два аспекта взаимосвязаны, так как, по словам А. Уайтхеда: «Основными элементами Мира Факта являются конечные активности, а основная черта Мира Ценности вневременная координация бесконечности возможностей для их реализации. Во Вселенной Мир Факта обладает статусом абстракции, требующей для завершения своей конкретной реальности ценности и цели, а Мир Ценности обладает во Вселенной статусом абстракции, требующей, для завершения ее конкретной реальности, актуальности конечной активности». Отсюда можно заметить, что «вневременная координация бесконечности возможностей», как и «конечные активности» есть абстракция ортофизичности, ортогональная многоуровневость которой тесно связана с понятием ритма и гармонии. Не случайна же эквивалентность частоты и кривизны 1/t=c(1/s), следующая из эквивалентности пространства и времени s=ct, установленной Эйнштейном благодаря диалектическому синтезу конечного и бесконечного в понятии скорости света.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал