Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Пространство-время как движение

25 апреля в 21:52
Изменение может идти быстрее или медленнее, время же не может, так как медленное и быстрое определяются временем. Когда же есть предыдущее и последующее, тогда мы говорим о времени, ибо время есть не что иное, как число движения по отношению к предыдущему и последующему.
                                                                                      Аристотель
 
Под это определение времени, данное Аристотелем, укладываются, по сути, все определения времени, в том числе, определения Ньютона и Эйнштейна. Подобным же образом и определение движения, по сути, не изменилось со времен Аристотеля, считавшего его источником противоположные силы. Так, например, по представлениям современной физики, все движения небесных тел относительно друг друга осуществляются под действием противоположных сил гравитационного притяжения и инерционного отталкивания. Иначе бы все небесные тела под действием одного только всемирного тяготения слились бы в единое тело, а под действием одной только инерции, наоборот, разлетелись бы на элементарные частицы.
По сути, то же самое отношение существует между пространством и временем как противоположными силами. И в обоих случаях эта противоположность не отменяется их синтезом, как, например, синтезом <инерции, гравитации> и <пространства, времени> в теории относительности Эйнштейна, превратившей данные диады в триады, путем синтеза их членов. И именно отсюда следует единство и противоположность этих и подобных им физических сущностей. А также сохранение в любой момент времени и в любой точке пространства условия взаимного динамического равновесия подобных диад сил. Что можно рассматривать как всемирный закон, частными случаями которого являются, например, теории Ньютона и Эйнштейна.
Этот закон, как показано выше, можно назвать законом всемирного ритма, являющегося физической основой структуры и динамики всех относительно структурно замкнутых образований Вселенной. Но именно поэтому его и трудно обнаружить. Так, например, безуспешные попытки экспериментально обнаружить физическое существование эфирных волн привели к утверждению теории относительности Эйнштейна, о том, что эфира не существует из-за противоречивости его предполагаемых свойств. Однако интересно, что эта же теория, с одной стороны, породила феномен гравитационных пространственно-временных волн, физическое существование которых не удается достаточно достоверно обнаружить до сих пор, а, с другой стороны, привела к признанию существования физического вакуума с его виртуальными частицами как современной редакции понятия эфира. Поэтому и влияние всемирного ритма на историческое развитие всего физического, в том числе, на человеческую историю, пока остается недостаточно объясненным с точки зрения причинности.
Не случайно ведь понятие движения как исходное в физике развивалась в тесной связи с понятием причинности. От естественности причины Аристотеля, через беспричинность Галилея и Ньютона, к минимальности причины Мопертюи, экстремальности Лагранжа и симметричности (относительности) Эйнштейна. Но историчность природы предполагает несимметричность причины движения, а значит, несимметричность и всех основных пар противоположных понятий физики. Причем несимметричность и симметричность причины не исключают друг друга, так как, подобно неэвклидовым геометриям, отличаются лишь противоположными смыслами одного и того же постулата. Поэтому физика должна включать обе эти противоположности и их синтез. Так, по словам П. Кюри: «Когда некоторые причины вызывают некоторые следствия, то элементы симметрии причин должны обнаруживаться в вызванных ими следствиях. Когда определенные следствия проявляют определенную асимметрию, то эта асимметрия должна обнаруживаться в породивших их причинах».
В современной физике начало понятию несимметричности причины движения положил Н.А. Козырев, но его идеи не получили дальнейшего развития. Между тем, синтез симметричности и несимметричности причины позволяет на новом уровне вернуться к естественности причины Аристотеля. Ведь, как заметил А. Уайтхед: «Нам следует искать, нельзя ли объяснить природу из нее самой. Текучесть вещей, переход одной вещи в другую являются всеобщим фактом, имманентным самой природе реальности. Но такой переход не есть простое линейное чередование отдельных сущностей. Как бы мы ни фиксировали некоторую последнюю сущность, всегда существует более узкое измерение того, что предпосылается первому акту выбора. И так же существует всегда более широкое измерение, в которое этот выбор постепенно переходит, выходя за пределы самого себя. Универсальный аспект природы представлен эволюционной экспансией». В этом смысле, например, теория Большого взрыва, рассматривая, основываясь на теории Эйнштейна, ускоренное пространственное расширение Вселенной, в том числе, как причину времени, забывает, что, по его же теории, при этом время должно так же ускоренно замедляться, а масса увеличиваться. Поэтому, если, как утверждает теория инфляционного расширения, на начальной стадии этого процесса происходило резкое расширение пространства за очень малое время, то это значит, что при этом абсолютной была не внешняя скорость s/t, как у Эйнштейна, а внутренняя скорость st.
Так происходило и исторически. Аристотель определил время как «число движения», выделив его с помощью абстракции из конкретных движений. Однако Галилей связал время с конкретной силой гравитации, Ньютон - с конкретной силой инерции, Эйнштейн - с конкретной скоростью излучения, Козырев - с конкретной скоростью вращения электрона в атоме, Пригожин - с конкретной силой энтропии. Есть много и других моделей времени, но у всех из них общим свойством является определенный уровень абстракции, выводящий время за рамки измеряемых с его помощью движений. Ясно также, что отношение порядка <раньше, позже> становится отношением <прошлое, будущее>, лишь став отношением <причина, следствие>, которое, следовательно, также есть общее свойство времени. Так как в противном случае это отношение не относится к движению как к некому единому целому. Ибо, по определению Э.В. Ильенкова: «Количество есть объективная определенность качественно однородных явлений, или качество в его пространственно-временном аспекте, со стороны его бытия в пространстве и времени. Поскольку все явления в природе и человеческой истории существуют в пространстве и изменяются во времени, постольку они и могут рассматриваться как качественно тождественные, т.е. со стороны лишь количественных различий, а категория количества является универсальной, т.е. логической категорией, необходимой ступенькой познания действительности».
На этом свойстве и построил свою причинную механику Козырев. Но, сделав верные первые шаги к физическому пониманию того, что: «В реальной системе всегда может быть обнаружено различие будущего от прошедшего», Козырев не сумел придать им понятность и убедительность. Как заметил А.П. Левич [8]: «Выдающийся астроном и естествоиспытатель Н.А. Козырев ввел в динамическое описание Мира новую, обладающую "активными свойствами" сущность, не совпадающую ни с веществом, ни с полем, ни с пространством-временем в обычном его понимании.Предъявление этой сущности трудно не только для интуитивного и логического понимания, но и для вербального описания, поскольку подходящий аппарат понятий или образов для новых представлений еще не развит».
Хотя и наши попытки создать такой аппарат понятий все еще достаточно шатки, эту сущность, все же, можно считать новым пониманием взаимосвязи пространства и времени, начало которому положил Козырев. О призрачности его идей хорошо сказал он сам: «Выполненные опыты производили удивительное, почти сказочное впечатление, ведь в лаборатории наблюдался отблеск тех знаний, которые пришли к нам вместе со светом звезд...». Однако, не смотря на то, что уже более полувека многим кажется, что этот отблеск лишь пригрезился Козыреву, все же его догадки о времени как источнике силы (причины) и энергии (излучении) заслуживают внимания. Так же как, например, до сих пор заслуживает внимание физика Аристотеля. Да и теория Эйнштейна ведь поначалу подавалась не менее экстравагантно, но у него были непосредственные великие предшественники и последователи, а у Козырева подобного не было.
  Таким образом, точно так же как движение в пространстве состоит в том, что тело находится в одном месте и одновременно в другом месте, не находясь при этом ни там ни там, а в нечто среднем, являющимся их диалектическим синтезом, движение во времени состоит в том, что любой момент времени есть такое единство прошедшего и будущего, которое состоит одновременно в их тождестве и противоположности, являясь тем самым их диалектической эквивалентностью. Так, например, согласно современной физике, гравитация это, с одной стороны, искривление пространства-времени вокруг массивных тел, которое и заставляет пробные тела изменять свои траектории, а, с другой стороны, это силовое поле, излучаемое этими телами по всем возможным направлениям, которое и искривляет пространство-время. Причем, когда говорят о гравитации как об искривленном пространстве-времени, подчеркивают ее не силовую природу, а когда говорят о ней как силовом поле, наоборот подчеркивают ее распространение в пространстве-времени. Тем самым получается, что гравитация есть распространение искривления пространства-времени в этом же искривленном пространстве-времени. Иначе говоря, искривление пространства-времени гравитацией есть не стационарное состояние, а процесс, отражающий взаимодействие масс с пространством-временем. В результате чего искривленные траектории в геометрическом пространстве-времени определяют движение тел под действием инерционно-гравитационного поля, порождаемого наличием вещества и энергии во Вселенной. Отсюда, с точки зрения диалектики, так же как можно сказать, что вещество и энергия искривляют пространство-время, и это искривление порождает тяготение, так можно сказать и наоборот, что тяготение искривляет пространство-время, и это искривление порождает вещество и энергию. Ибо, если в первом случае остается вопрос откуда первоначально берутся вещество и энергия, то во втором случае остается вопрос откуда первоначально берется тяготение. И в обоих случаях ответом может быть только наличие внешнего источника или вещества и энергии, или поля тяготения, так как они эквивалентны друг другу.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (4)

  • Сергей Разлюбин Спасибо! Очень интересно
  • Сергей Горский
    27.04.2016 18:37 Сергей Горский
    Интересная статья. Понятия движения и покоя играли очень большую роль как в физике, так и в метафизике, а то и в религии. Например, первая научная революция началась с трактата Коперника "О вращении небесных тел" (1543г.), в котором были пересмотрены взгляды Аристотеля на движение и покой небесных тел, потом с принципа относительности Галилея-Ньютона и, наконец, 3 законов Ньютона, первый из которых - закон инерции - объединял равномерное прямолинейное движение и покой. И это была революция! Подобные революции в философии были намечены в линиях Демокрита и Платона (материализм и идеализм) на Западе и в мистическом, иррациональном покое нирваны на Востоке. См подробнее: http://www.proza.ru/2016/04/25/445

    Что касается трудов Н.А.Козырева, то за ними - будущее. Из искры причинной (несимметричной) механики возгорится пламя Хрономотора: http://www.proza.ru/2016/04/10/1661
 
Новое