Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Пространство, время, ортофизичность

1 декабря в 23:16
В некотором смысле можно сказать, что всё во все времена находится везде. Ибо всякое место включает некоторый аспект самого себя, присущий любому иному месту. Итак, каждая пространственно-временная точка зрения отражает в себе весь мир.
                                                                                          А. Уайтхед
 
В этом высказывании А. Уайтхеда характерен подразумеваемый принцип неограниченности всего происходящего в пространстве и времени, что на самом деле не соответствует реальности, поэтому и лежит в основе теории относительности Эйнштейна. Хотя абсолютные пространство и время Ньютона неограниченны, поэтому неограниченны по величине и, являющиеся их функциями, скорость и ускорение. Но опыт подсказывает, что всякая неограниченность, как и абсолютность, относительна. Отсюда следует необходимость рассмотрения случаев, когда одна или несколько из взаимосвязанных величин ограничены, а другие нет. Наиболее простым случаем ограниченности величины является ее постоянство. Например, если считать постоянным отрезок времени t=T, то скорость v=s/t=s/T  будет неограниченно прямо пропорциональна пути s. А если считать постоянным отрезок пути s=S, то скорость v=S/t будет неограниченно обратно пропорциональна времени t. Если же считать ограниченной скорость v=V=s/t, то неограниченно прямо пропорциональными будут пространство и время. Точно также, можно рассмотреть подобные варианты для ускорения a=v/t=s/tt. Здесь интересен случай, когда постоянны ускорение и скорость, ибо тогда будет постоянным время.
Когда мы абстрагируемся от всех свойств реальности, кроме, например, одного, то мы получаем абстрактный объект, имеющий некоторый единственный абстрактный смысл, но, с другой стороны, благодаря этому же, он выражает свойства множества подобных реальных смыслов. В этом и состоит фундаментальная общность понятий пространства и времени.
Поскольку понятие абстрактного пространства отличается от понятия абстрактного времени только ортофизической мерностью подобно соседним уровням, то эти ортогональные понятия являются одновременно противоположными и родственными друг другу. Не зря говорят, что от одной противоположности до другой всего один шаг. Отсюда неслучайно, что временное отношение <прошлое, настоящее, будущее> подобно пространственному отношению <внутреннее, граница, внешнее>. Откуда следует, что время тоже имеет смысл, подобный пространственному, и его можно представить в виде абстрактного пространства. Различие состоит только в том, что абстрактное пространство времени t(n) относительно нулевого пространства p(0) имеет отрицательные размерности и не имеет обратного движения. Отсюда следует, что пространство p(0) порождается из пространства t(-1). Это соответствует так же тому, что пространство и время являются противоположностями, ортофизически связываемыми движением. Если пространство начинается от уровня p(0), то время здесь заканчивается. Поэтому каждому p(n) соответствует симметричное t(-n). Отсюда геометрическое эвклидово пространство, к которому добавлено время, должно иметь и специальные физические постулаты и аксиомы, учитывающие отношения пространства и времени. А значит, и специальные принципы и понятия.
Внутренние абстрактные пространства времени будем называть событиями, а внешние абстрактные пространства телами. И будем считать, что все свойства этих абстрактных пространств порождаются движением и справедливы, как для абстрактных событий, так и для абстрактных тел. А мерность событий и тел связана с мерностью пространства, в котором происходит движение. Следовательно, в понятии движения диалектически соединяются противоположности абстрактного и конкретного. Добавляя к единственному абстрактному смыслу, путем абстрактных преобразований, новые абстрактные смыслы, мы получаем абстрактное пространство смыслов, которое оказывается ортофизическим.
Если абстрактное пространство наполнено телами (как протяженностями или точками), а абстрактное время – событиями (как длительностями или мигами), то абстрактное движение – траекториями (как пространством-временем), а абстрактное взаимодействие – силами как движениями движений. Причем, если тела взаимодействуют через пространство во времени, то события взаимодействуют через время в пространстве. Отсюда абстрактную картину мира в первом приближении аксиоматически можно представить следующими утверждениями относительно мировых сущностей, подобными тем, которые мы приводили ранее.
1) Мир представляет собой единую многоуровневую структуру, состоящую из взаимосвязанных движений мировых сущностей.
2) Любая мировая сущность есть некоторая определенность (тело), которое находится внутри другого тела, и само содержит в себе тела.
3) Все тела порождаются и вырождаются в результате движения тел.
4) Все свойства тел определяются взаимодействием их движений.
5) Описать и вычислить свойства тел можно только с помощью абстрактных понятий.
Эту пентаду аксиом можно считать ортофизической картиной мира. Но при этом стоит заметить, что абстрактные пространство и время получают конкретный физический смысл только тогда, когда в них нельзя произвольно выбрать начальную точку, единицу измерения и ориентацию системы координат. Поэтому эти аксиомы могут быть, например, одной из основ абстрактной геометрии. Так, если нечто (представляемое как диада понятий) однозначно определяется двумя своими членами (геометрическими точками), то это есть геометрическая прямая (орторяд членов-точек). А тогда третье понятие, превращающее эту диаду в триаду, являясь синтезом точки и прямой, есть плоскость (орторяд членов-прямых), и т.д.
  Так, например, если сравнить триады <длина, ширина, высота> и <точка, прямая, плоскость>, с разных сторон, характеризующих трехмерное пространство. То можно заметить, что, хотя первая триада определяет три ортогональных (относительно независимых, не вложенных) направления, а вторая триада определяет три ортогональных (относительно независимых, вложенных) уровня трехмерного пространства, но, по сути, они эквивалентны друг другу. Ибо оба эти свойства взаимозависимы, так как являются свойствами одного и того же пространства, например, некоторого тела. А отсюда то же самое можно сказать и о триадах <прошлое, настоящее, будущее> и <момент времени, одномерное время, двумерное время>, характеризующих трехмерное время, взаимосвязанное с трехмерным пространством. В то время как релятивистское соотношение s=ct, приравнивает к линейному пространству не само время, а лишь его одномерную проекцию на скорость света, а значит, имеет дело лишь с тенью остановленного времени. Поэтому когда говорят о релятивистском замедлении времени, фактически имеют в виду лишь растяжение его линейного пространственного эквивалента, обратно пропорционально одновременному сжатию линейного пространства по направлению движения. Иначе говоря, в релятивистском случае, как отдельно пространство и время, так и их синтез пространство-время, лишь изменяют свою форму, подобно тому как при постоянном объеме тела, увеличение одного его пространственного измерения приводит к пропорциональному уменьшению другого. Причем, одновременно меняется и масса.
  В этом смысле, если чистое пространство это нечто количественное как покой, служащее лишь противоположностью количественного как движения, т.е. чистого времени, то чистая масса самого движущегося тела оказывается количественным коэффициентом, характеризующим отношение импульса к вызванной им скорости, или силы, к вызванному ею ускорению. Откуда скорость s/t и ускорение s/tt как движения (отношения пространства s ко времени), различные по ортоуровню в орторяду движений <s/t, s/tt, ss/tt>, делаются пропорциональными импульсу ms/t и силе ms/tt как силам (отношения потенции ms ко времени), различным по ортоуровню в орторяду сил <ms/t, ms/tt, mss/tt> = m<s/t, s/tt, ss/tt>, где третьим членом является энергия. Именно поэтому движение как простейшая физическая конкретность является абстрактно-всеобщим физическим понятием, вокруг которого взаимосвязаны все остальные абстрактно-особенные понятия, такие как пространство, время, масса, импульс, сила, энергия и т.п.
Обобщая эти понятия, подобным же образом можно ввести количественные отношения не только в физические, но и в экономические отношения, тесно взаимосвязанные с историческими отношениями. Так, по словам К. Маркса: «Как количественное бытие движения есть время, точно так же количественное бытие труда есть рабочее время. Различие в продолжительности самого труда является единственным различием, свойственным ему, предполагая данным его качество». Откуда следует, по его словам, что: «Рабочее время суть живое бытие труда, безразличное по отношению к его форме, содержанию, индивидуальности; оно является живым количественным бытием труда и в то же время имманентным мерилом этого бытия». Но точно так же как количественное бытие труда есть рабочее время, так количественное бытие истории есть историческое время, которое, в отличие от рабочего времени, производит не стоимости товаров, а смыслы событий, подобно тому как физическое время производит массы тел.
  Таким образом, хотя, по словам А. Эйнштейна в его первой работе по СТО: «Введение “светоносного эфира” окажется при этом излишним, поскольку в предлагаемой теории не вводится “абсолютно покоящееся пространство”, наделенное особыми свойствами, а также ни одной точке пустого пространства, в котором протекают электромагнитные процессы, не приписывается какой-нибудь вектор скорости», однако при этом в таком пространстве не будет и времени, что противоречит основной идеи самого Эйнштейна о понятии пространства-времени, в котором пространство и время диалектически взаимосвязаны друг с другом. Поэтому не случайно впоследствии он вынужден был признать, что: «Более тщательное размышление приводит нас к выводу о том, что специальная теория относительности не заставляет нас отрицать существование эфира». Но, тем не менее, продолжал противопоставлять электромагнитный эфир гравитационному, а значит, признавая пространственный эфир, не признавал эфир времени, который, по его же теории должен быть взаимосвязан с эфиром пространства. Так, по его словам: «Если мы будем с точки зрения гипотезы о существовании эфира рассматривать гравитационное и электромагнитное поля, то мы заметим замечательную принципиальную разницу между ними. Не может быть пространства, а также и части пространства без потенциалов тяготения; последние сообщают ему метрические свойства — без них оно вообще немыслимо. Существование гравитационного поля непосредственно связано с существованием пространства. Напротив, очень легко представить себе любую часть пространства без электромагнитного поля». Возможно, это следовало опять же из не признания им абсолютности пространства и времени наряду с их относительностью. На самом же деле, поскольку именно инерционно-гравитационное поле порождает звезды, а значит и основное электромагнитное поле, то последнее распространяется в первом, а не в абсолютной пустоте, что говорит об их тесной взаимосвязи не только на макро, но и на микро уровне. И тем самым эти два поля ортофизически могут рассматриваться как диада диад. Откуда следует, что инерционно-гравитационное поле и является искомым светоносным эфиром.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал