Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Абстрактность, физичность, движение

1 декабря в 13:52
2.6. Физическое пространство как движение  

Время и пространство суть особые зависимости физических элементов друг от друга.
                                                                                                Э. Мах
 
2.6.1. Абстрактность, физичность, движение  

К концу шестнадцатого столетия взгляды Аристотеля на мир были существенно пересмотрены. Из замкнутой Вселенная превратилась в открытую, из заполненной — в пустую. Пространство перестало иметь выделенную точку, его свойства стали одинаковыми во всех направлениях и оно оказалось заселенным частицами, которые не стремятся лететь вверх или падать, а движутся от столкновения к столкновению с постоянной скоростью. Вот в таком мире новых представлений и появился Галилей.
                                                                                                Л. Купер
 
В этом высказывании Л. Купера показывается, что Галилей как основатель новой физики, ставшей после Ньютона классической, появился не на пустом месте. Он лишь сумел воплотить в физические принципы, понятия и законы всё новое, возникшее в научном мышлении того времени. Так, по словам В.С. Библера: «Теоретические определения предмета в науке Нового времени возникают (в XVII веке) как идеализованное "доведение" (орудие - прибор - мысленный эксперимент) реального предмета до тех потенциальных (и невозможных в эмпирическом бытии) характеристик, которые обнаруживают его способность (и неспособность) обладать бытием целесообразно действующей на другой предмет "силы". Все классическое теоретизирование и состоит в "производстве" таких идеализованных предметов, как, скажем, инерционно или ускоренно двигающаяся материальная точка, которые могли бы служить идеальными снарядами, бьющими по цели. И пустота вокруг этого снаряда, и форма, сводящая на нет эффект трения, и сосредоточенность массы в единой точке, и наименьшая (в идеале нулевая) потеря энергии в полете, с тем чтобы все силовые и энергетические потенции сосредоточились и реализовались в момент "удара" (или - для резца - в момент соприкосновения с обрабатываемым предметом), то есть жесткое разделение кинематических и динамических характеристик движения,- все эти и многие другие определения характеризуют бытие именно такого "идеального снаряда" и тем самым потенцию (сущность) реального, внеположенного практике объекта как возможного снаряда. "Снаряд" или даже "материальная точка" - здесь лишь прообразы любого предмета, созидаемого (и - NB - изучаемого) в любой теории классического типа. Таким "снарядом" ("бьющим по цели") служит и электрический заряд, и... даже формально-логическое понятие».
Галилей доказывал, что Земля вертится вокруг своей оси и вокруг Солнца, несмотря на то, что кажется нам неподвижной. Ньютон доказывал, что Луна падает на Землю, а Земля вместе с Луной падает на Солнце, несмотря на то, что расстояния между ними остаются неизменными. Так, вольно или невольно, неизменность всегда сочеталась с изменностью, движение с покоем. Точно также оба они считали, что все движения небесных тел происходят в неподвижном пространстве. Однако, если пространство представляет собой нечто физическое, то оно тоже должно находится в движении, что и доказывал Эйнштейн, однако при этом постулировав неизменность (абсолютность) скорости света.
Отсюда следует ортофизичность основных физических понятий. Поэтому, сравнивая триады <качество, количество, мера> и <пространство, время, движение>, можно заключить, что движение является мерой отношения пространства ко времени и наоборот, которые, в свою очередь, отличаются друг от друга, в этом смысле только мерностью как соседние члены орторяда. Следовательно, наряду с размерностями пространства и времени, которые принимаются за абсолютные, можно говорить об их мерностях, которые являются наоборот относительными. Отсюда Эйнштейн, приняв абстрактную абсолютность недосягаемости скорости света, тем самым определил меру всем физическим движениям, включая пространство и время.
Но, если Земля, двигаясь вокруг Солнца, увлекает за собой свою атмосферу и Луну, а Солнце, двигаясь вокруг центра Галактики, увлекает за собой все свои планеты и их спутники, то возникает вопрос: увлекается ли при движении тел и окрестное пространство и время вокруг них? Во всяком случае, то физическое, что есть в пространстве (например, пусть хотя бы поля), должно тоже увлекаться. Неподвижным тогда будет оставаться только пустое пространство, если считать его лишь абстракцией всеобщих свойств всех конкретных физических пространств. Без неподвижности, пусть и абстрактной, не обойтись, так же как и без абсолютности. При этом Ньютоном не постулируется выделенного инерциального движения, но постулируется выделенная сила (гравитация), поэтому постулирование Эйнштейном в СТО абсолютности скорости света, а в ОТО абсолютности ускорения гравитации, есть логическое продолжение принципа подвижности, принятого Ньютоном.
Однако, если, начиная с введением Ньютоном понятия гравитации, в физике не было открыто ничего физического, что бы ни было подвержено этой силе, а значит, и что не обладало бы массой, за исключением пространства и времени. Тем не менее, Эйнштейном, с одной стороны, введено понятие нулевой массы покоя для фотонов света, а, с другой стороны, понятие искривления гравитацией пространства времени, а значит, по сути, наделение их массой, ибо гравитация есть взаимодействие масс. Хотя пустое пространство у него, как и у Ньютона не имеет массы, и ничего не говорится о гравитационном взаимодействии между точками пустого пространства. В этом состоит, может быть, основное логическое противоречие его теории относительности, делающее неопределенными понятия пространства и времени в состоянии покоя. Иначе говоря, пространство-время у него оказывается лишь следствием движения и гравитации, не только оставаясь при этом неопределенном в самом себе, как таковом, но и не делая одновременно следствием движение и гравитацию, как это следовало бы из диалектического понимания любого взаимодействия.
Теоретическая сила физической абстракции хорошо видна уже в постулатах Ньютона, абстрагирующих понятие механического движения, благодаря чему он впервые добился значительного сближения физики по уровню абстракции с абстрактной геометрией. Так его первый закон постулирует вечное неускоренное движение, которое не в абстрактном виде физически не существует. Его второй закон фактически постулирует пропорциональность между движением и силой инерции, которой тоже физически не существует, так как ее называют фиктивной силой. А его третий закон, постулируя равенство действия и противодействия, фактически постулирует отсутствие физического движения, т.е. вводит абстрактное понятие покоя. Причем, вечное неускоренное движение (первый постулат) и вечный покой (третий постулат) оказываются противоположностями, синтезом которых и является третий постулат как движение с ускорением, т.е. получаем триаду, которую на геометрическом языке можно записать как <точка, прямая, плоскость>.
Но, если можно ввести понятие движения в абстрактном пространстве, то значит можно ввести и понятие движения в абстрактном времени, поскольку они отличаются друг от друга только ортофизической мерностью. Для этого будем считать, что при движениях в абстрактных пространствах происходит среди прочих характеристик изменение положения не только в пространстве, но и во времени. Причем, всё, что справедливо для абстрактных движений в абстрактном пространстве, справедливо и для движений в абстрактном времени. А так как пространство и время противоположности (ортогональности), то, так же как и все другие противоположности, примирить их (найти им меру) может только движение. Тем самым, по сути, движение переводит время в пространство, и наоборот, подобно тому как качество переходит в количество, и наоборот, внутреннее переходит во внешнее, и наоборот, и т.п. Отсюда по отношению к внешнему пространству (в котором движется внутреннее пространство), время есть внутреннее пространство, которое движется независимо от внешнего, и наоборот. Отличается же оно от обычного движущегося пространства тем, что его мерность можно считать отрицательной, если мерность пространства принять нулевой. Следовательно, пространство, время и движение зависят друг от друга, а мерность времени зависит от мерности пространства, т.е. время, как и пространство, тоже может быть внутренним и внешним в зависимости от относительной мерности. В этом смысле, трехмерному пространству в общем случае должно соответствовать трехмерное время, подобно тому как движению с вращением в таком пространстве трехмерного тела соответствуют, согласно Л. Эйлеру, три линейных и три угловых координаты (ибо первые можно принять за пространство, а вторые за время).
Но, рассматривая движение тела в пространстве, неизбежно приходиться считать, что движущееся пространство, занимаемое телом, должно быть меньше неподвижного пространства, в котором это тело движется, а  движение этих пространств относительно друг друга связывать со скоростью через понятие времени. Отсюда состояние покоя можно отличить от состояния движения тем, что в покое оба эти пространства могут быть одинаковыми по величине. А значит, подобно различным свойствам энергии (массы) в покое и движении, можно сказать, что движущееся тело занимает в каждый момент времени большее пространство, чем то, которое оно имеет в покое. Следовательно, в движении происходит прирост пространства тела, по крайней мере в направлении движения, подобно соответствующему приросту энергии и массы. Хотя этот прирост можно понимать и как убыток, как это принято в теории относительности Эйнштейна, ибо они относительны друг другу, однако, в данном случае, важно, что такой прирост можно понимать как появление у движущегося тела физического поля (волны), подобно появлению дополнительных массы и энергии. Так, например, фотон существует одновременно и как частица и как волна только при движении в пространстве, а внутри атома он является лишь неподвижным квантом энергии. Но так как движение относительно, являясь всегда синтезом двух противоположностей, изменяющихся относительно друг друга, то относителен и покой. Поэтому относительно и понятие пустоты, предполагающее абсолютное отсутствие движения или покой, откуда следует и относительность абсолютности скорости света в пустоте. Иначе говоря, постулат абсолютности скорости света в пустоте предполагает постулат абсолютности пустоты или покоя, что противоречит принципу относительности. А значит, противоречие между двумя постулатами СТО Эйнштейна вовсе не кажущееся, как он считал, что, тем не менее, согласуется с диалектикой.
Таким образом, движение и есть то, что, как физически, так и абстрактно (в реальности или в мышлении), осуществляет непрерывный диалектический синтез противоположностей, как и наоборот, синтез противоположностей порождает движение. Так, по словам Г. Гегеля: «Точно так же как нет движения без материи, так не существует материи без движения. Движение является процессом, переходом времени в пространство и наоборот; напротив, материя является отношением между пространством и временем как их покоящимся тождеством». Поскольку же и это «покоящееся тождество» оказалось относительным, то можно сказать, что физическое движение есть процесс взаимодействия и взаимоперехода как минимум трех физических величин: пространства, времени и массы.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
 
Новое