Блог ведет Владимир Цивин

Владимир Цивин Владимир
Цивин

Нестандартность ортофизических пространств

8 ноября в 11:11
Элементы, которые могут быть выявлены при анализе различных явлений,— это предметы (или объекты) и отношения между предметами. Сюда мы могли бы также отнести свойства предметов, которые, как легко показать, определяются некоторыми отношениями между ними.
                                                                                                Я.И. Френкель
 
По сравнению с этим общим высказыванием Я.И. Френкеля, ортофизические пространства представляют собой упорядоченные отношения понятий, характеризующие диалектическое развитие различных явлений.  Так из рассмотренного выше орторяда <где, когда, что, как, почему> следует, что член <что> является синтезом <где, когда>, а <почему> синтезом <что, как>, и т.п. Более того, из орторяда <<куда, откуда>, <где, когда>, <что>, <как, почему>, <чем, зачем>> следует, что, во-первых, фундаментальная физическая диада <пространство, время>, представленная как <где, когда>, не является единственно возможной, и значит, ее свойства могут быть перенесены и на другие подобные диады. А, во-вторых, более фундаментальными являются, например, диада <<куда, откуда>, <где, когда>>, связывающая пространство и время с причинностью, и диада <<как, почему>, <чем, зачем>>, связывающая интерпретации и доказательства с телеологичностью.
Отсюда в наиболее общем виде ортофизическую пентаду можно записать как <тождество, противоположность, становление, смысл, понятие>, где в качестве первых двух членов может быть любая диада, например: <одно, другое>, <абсолютное, относительное>, <сущность, явление> и т.п. В том числе это могут быть диады физических понятий, например, такими диадами являются фундаментальные физические поля.
Согласно Эйнштейну, инерционно-гравитационное поле можно считать метрическим полем пространства-времени, противоположным материальному полю энергии-импульса, но в этом случае, по сути, происходит просто смена названия, ибо любое поле энергии-импульса имеет свойства инерционно-гравитационного поля. Поэтому, согласно принципу ортофизичности, пространственно-временное (метрическое) поле, видимо, следует рассматривать как особый вид взаимодействия, взаимосвязанный с инерционно-гравитационным и электромагнитным полями, подобно тому как внутри этих полей инерция взаимосвязана с гравитацией, а электричество с магнетизмом. Возможно, это и есть пятый тип фундаментального физического взаимодействия. При этом, как и для других взаимодействий, их физическая реальность не исключает идеальности, и наоборот.
Отсюда получаем триаду материи <вещество, поле, метрика>, где, как и по Эйнштейну, метрика пространства определяется материей (веществом и полем), но она не есть ни то, ни другое по отдельности, а значит, не есть и гравитация, которая является полем. Причем, в этом случае метрика данной системы может определяться не только ее внутренней материей, но и внешней.
Кроме того, из сказанного выше следует и противоположная Эвклиду (задающему своими постулатами единственность и абсолютность) возможность задания геометрических постулатов множественности (неединственности, неабсолютности) свойств, подобной же пентадой отношений (понятий), а также синтеза обоих этих противоположностей в относительных понятиях. В результате чего, в неэвклидовых геометриях единственность и абсолютность понятий оказывается справедливой только в особых (выделенных) случаях, как и в неклассических физиках. Например, в теории относительности Эйнштейна скорость света абсолютна лишь либо в пустом пространстве (СТО), либо в точке (ОТО), что говорит, в том числе о диалектическом единстве (диаде) пространственной точки и пустого пространства. Следовательно, в этом смысле, геометрия Эвклида и основанная на ней физика Ньютона являются теориями абсолютности, чем и отличаются от неэвклидовых геометрий и неньютоновых физик как теорий относительности.
Таким образом, если бы, в свое время, пентадность ортофизических пространств была понята, то неэвклидовы геометрии были бы построены не только на орторяде различных неэвклидовых вариантов пятого постулата, но и на подобных же орторядах других постулатов орторяда Эвклида как многоуровневого. Так, например, на сфере не все прямые углы равны между собой, а в ряду Фибоначчи наоборот все отношения между соседними членами (в пределе 1.618) можно считать равными прямому углу (что близко к π/2=1.57), т.е. этот ряд в таком смысле можно считать орторядом.
А значит, за основу неэвклидовой ортофизической геометрии можно взять и различные неэвклидовы ортогональные варианты четвертого постулата Эвклида, считая, например, отношения (углы) между различными понятиями ортогональными в некотором смысле, даже если они все не равны между собой. В результате, подобно неэвклидовой параллельности, получим неэвклидову ортогональность, исходя из которой можно построить соответствующие неклассические геометрию и физику, где вместо параллельного переноса (вектора) был бы ортогональный поворот (ортотроп), а вместо углов между векторами расстояния между ортотропами. Откуда диада <вектор, ортотроп> дает третий член (ортовектор), являющийся ее синтезом, в соответствие с триадой <вектор, ортотроп, ортовектор>, что подобно, например, синтезу полей в электромагнитной волне. Это очередной раз подтверждает высокую общность и эффективность метода орторядов.
Подобная ортогонализация возможна и для пяти групп геометрических аксиом Гильберта в соответствие с пентадой <соединения, порядка, конгруэнтности, параллельности, непрерывности>, основанных на пяти отношениях в соответствие с пентадой <лежать, между, конгруэнтный, параллельный, непрерывный>, которые видимо должны быть изоморфными пяти постулатам и пяти аксиомам Эвклида.
Отсюда возможно построение и обобщенной неримановой геометрии, основанной не только на законе параллельного переноса векторов (перенос направления в другое бесконечно близкое положение), но и, например, на законе ортогонального поворота (перенос положения в другое бесконечно близкое направление). В результате получаются геодезические линии, как для линейных, так и для угловых расстояний между точками и, соответственно, линии их синтеза. А значит, на основе неримановой геометрии можно построить и нериманову физику. Именно в этом ортофизические пространства отличаются от известных математических и физических пространств.
Обобщенную ортогональность можно сравнить с направлением силы тяжести в различных точках поверхности Земли, везде принимаемую за вертикаль (прямой угол), но отличающуюся друг от друга в каждой точке. А поскольку, как заметил Эйнштейн: «Выделение вертикалей перед всеми другими направлениями совершенно аналогично выделению инерциальных систем перед другими жесткими координатными системами», то можно говорить о принципиальном характере для физики основы на геометрических постулатах. Получается, что даже при эвклидовости относительных движений (как элементов), абсолютное движение (как множество) оказывается неэвклидовым, ибо является уже элементом следующего уровня.
Неримановость ортофизических пространств можно сравнить и с неримановой геометрией Г. Вейля. Если, по словам Эйнштейна: «Вейль придает инвариантный смысл не длине линейного элемента или вектора, а только отношению длин двух линейных элементов или векторов, исходящих из одной точки. Параллельный перенос должен быть таким, чтобы это отношение сохранялось. Основу этой теории можно назвать полуметрической», то в ортогеометрии инвариантный смысл имеет и отношение направлений двух векторов при ортогональном повороте.
Отсюда, в частности, следует возможность представления физики времени как винтового движения, что означает спиральность пространства-времени. Ведь спираль представляет собой одновременный синтез двух ортогональных движений (например, радиального и тангенциального), которые можно принять соответственно за пространство и время. Подобное понимание времени было введено еще Архимедом, который, при движении по спирали, смещения, пропорциональные длине радиуса-вектора и углу его поворота относительно начального радиуса-вектора, характеризует с помощью параметра, отождествляемого со временем. Можно заметить также, что подобная же спиралевидная симметрия (причем, связанная с рядом Фибоначчи) присуща, например, расположению листьев, появляющихся на стебле растений по мере его роста (филлотаксис). Более того, можно предположить, что геометрически все известные пространственно-временные измерения на достаточно малом масштабе представляют собой не прямые линии, а винтовые (закрученные вдоль этих прямых).
Таким образом, ортофизические пространства, позволяя диалектически соединять противоположности, дают новую более общую методологическую возможность построения различных теорий в любых областях, поскольку все они основаны на диалектическом упорядочивании понятий. Так, например, долгое время космос представлялся как ряд концентрических сфер, расположенных вокруг Земли, по внутренним из них двигались Солнце, Луна и планеты, а на внешней были закреплены неподвижные звезды. Затем он расширялся до Солнечной системы, а затем и до понятия Вселенной. А теперь космология утверждает, что и Вселенная с ее мириадами звездных систем и галактик является лишь пылинкой в море таких же или подобных вселенных. Не говоря уже о том, что и внутрь космоса наука уже продвинулась на целый ряд уму непостижимых уровней. Но при всем при этом вполне возможном строении космоса непонятным все же остается для чего нужно такое изобилие. Всего только для того чтобы создать столь по размерам ничтожный по сравнению с ним богоподобный Разум или для чего-то иного? На этот вопрос и должен ответить ортофизический принцип.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал