Блог ведет Оля Гри

Оля Гри Оля
Гри

Сказка про стрижа

8 декабря в 22:55
Случилось это в одном шумном городе, в мегаполисе с кривыми улицами и дорогами-кольцами, по которым шагают миллионы пар ног. Так же шагал и я тем серым утром, опустив подбородок в куртку из плащевки. Руки в карманах, музыка в наушниках, прохладный сырой ветер по вискам, привкус кофе внутри.
Я шел по одному из немногочисленных мостов этого города. Шел и ни о чем не думал. Ни о принцессах, ни о чудовищах, которые меня мучают, ни о самом городе, который встречает меня каждое утро шумом автомобилей, запахами кофе и бензина, голосами прохожих.
Поменяв берега реки, я решил спуститься ближе к воде, на деревянный настил набережной, чтобы перевести минуту и подышать в одиночестве. Я любил приходить на это место и сидеть у воды слушать музыку, быть не замеченным прохожими. Иногда приятно сменить вертикальное стремительное положение тела на более статичное. Выбиться из потока.
Так я сделал и в тот день. Спустился под мост, снял рюкзак с плеч, сел на деревянные рейки и потянулся в карман за сигаретой, как вдруг неожиданно вздрогнул от пристального взгляда. Слева от меня сидел маленький стриж. Как я понял, что это был именно стриж? Я не знаю, я вообще умел отличать только воробья от голубя – в моем городе не принято замечать птиц, это не уместно. А тут в голове пронеслось – стриж.
-  Привет, стриж. Тоже решил отдышаться от полетов?
         - Этот город идеален для быстрых полетов. А ты? Давно не приходил, я подумал, не случилось ли с тобой какая командировка или жена, – сказал мне стриж.
          СКАЗАЛ.МНЕ.СТРИЖ.
          «Я действительно разговариваю с птицей» - пронеслось в моей, в принципе трезвой, на сегодня голове. Нет, это не было дико или необычно. Я просто заговорил со стрижом, который, как оказалось, частенько за мной наблюдал, когда я приходил сюда за уединением. Он рассказал мне о своих полетах, о людях, которых он повидал, о домах и крышах.
           Мы разговаривали долго. О моем детстве, о работе, о друзьях, о других птицах. Не смотря на свои маленькие габариты (стриж занимал очень мало места в пространстве и легко уместился бы в ладони) он был очень мудрой птицей. Он видел много добрых и злых людей и их поступков. Сверху все человеческие проблемы кажутся мельче и более ненастоящими, чем нам изнутри нашего мира. Стриж говорил о природе, о листве, о солнечных лучах, о рынках. И я чувствовал, как мой мир мониторов, вагонов, электронных систем, кулеров, рекламных бордов - съеживается перед миром стрижа, наполненным другими красками, запахами и звуками. Его мир был шире. Был настоящим.
Мы договорились встретиться с ним еще.
Вечером того дня я лег спать раньше обычного. Я не включал свой ноутбук, не проверял новостных лент. Я курил на балконе, смотрел на город, на окна домов, на машины под этими окнами, и странные необычные мысли текли по моим венам.
Я лег спать рано.
Мне снилось небо.
На следующий день я уже намеренно шагал по тому самому мосту, чтобы встретить стрижа.

Я приходил на набережную почти каждый вечер и разговаривал с птицей. Он делился новыми историями, слушал мои - о работе. Потом мы обязательно молчали, глядя на рябь реки, и расставались.
Так получилось, что первым моим настоящим и единственным другом за всю жизнь стал обыкновенный стриж.
С каждой встречей со стрижом, наполненной волнами разговоров и мечтаний, я все яснее осознавал несовершенство механизма своей жизни. Я чувствовал, как мне труднее дышится в своей квартире, в супермаркетах, в рабочем офисе. Мне стали неинтересны мои компьютерные игры, размер моего аванса и сроки выкупа билетов. Я чаще смотрел в небо и молчал. Странная тоска наполняла меня в такие минуты. Тоска по моему несбывшемуся.

Минуты моей жизни таяли в карманах от теплых ладоней чего-то не совсем мне ясного, но, по моим знаниям из книг, похожим на любовь. Чувство, не ведомое мне, не понятное мне, понемногу заполняло меня. Любовь к миру. К воздуху. К воде.
Я вдруг стал внутри совсем маленьким, но таким сильным, человеком.
Единственное, что меня тревожило – это то, что мне становилось тесно в моем городе и скучно с людьми, составляющими мои дни и ночи. Что стало со мной с появлением нового друга? Кем я был раньше? Тем ли занимался, чем хотел? Где я настоящий? Кто эти люди вокруг? Зачем мне эта блондинка спит на моей подушке?
Я стал тяготиться бессмысленными разговорами, шутками из интернета, пересказом разъедающий язык новостей политики и шоу-бизнеса. Жизнь становилась невыносимой от ее пластмассовости и моего бессилия. Я стал задыхаться в себе. Или даже наоборот – в отсутствии себя настоящего.
Отбывая свой рабочий день, наполненный суетой и заботой, я уже стремился на свою набережную. Услышать новую историю маленькой птички о приключениях, которые произошли с ним в небе.
 …
Однажды, я рассказал о всех этих мыслях стрижу. Говорил долго. Вдохновенно. Как на исповеди. Никогда прежде никому я так не раскрывал свое сердце.
Стриж слушал.
Он стал таким серьезным, каким я его еще не видел. Все его перышки, казалось, покрылись сталью. Он молча смотрел на реку.
Понял ли он меня?
Мне стало так неловко за возможную неуместность своего признания. Я пожалел о своей несдержанности, хотел было что-то еще объяснить.
И друг резко:
- Ты бы хотел полететь со мной? Стать стрижом, жить над городом и никогда уже не вернуться в свою квартиру?
- Стриж, если было возможно, я бы променял тысячу своих квартир, все свои банковские карточки и даже любимые кеды – на возможность жизни с тобой.
        - Хорошо, - сказал стриж, - приходи завтра сюда. Мы улетим насовсем.
И улетел.
Поверил ли я ему? Заснул ли в ту ночь? О чем я размышлял?
Я не смогу уже ответить на этот вопрос. Только я точно знал, что должен прийти на набережную и, что жизнь моя уже изменилась.

На следующее утро я надел свой самый любимый свитер, самые дорогие джинсы, два раза побрился и вышел из дома. Я шагал так решительно, что даже не заметил отсутствие звуков вокруг.
Когда я спустился под мост, стрижа не было на прежнем месте.
…только между деревянных реек, что-то обдавало глаза холодным отблеском. Я наклонился.
Самозарядный пистолет «стриж».
Судорога свела мои скулы. И вдруг в одну секунду все стало так просто и так ясно. Я засмеялся от всей души, как смеются сейчас только дети.
Взял оружие в руки. Посмотрел на воду.
Тишину города вдруг прорезал птичий гомон.
Я. выстрелил. себе. в. грудь.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал