Блог ведет Дмитрий Невелев

Дмитрий Невелев Дмитрий
Невелев

Веселая жопа

25 сентября в 21:10

 

Не знаю, хорошо ли я справился с переводом, пытался передать эпитеты и ритм близко к тексту, как получилось, судить вам. Перекладывать Эразма Роттердамского на русский лад очень тяжелый труд, в нашей средневековой традиции сатирические послания были совершенно иными.

 

Пишу тебе, милая моя жопа с надеждою. Для чего ты оставила меня прозябать в одиночестве, лишила возможности лицезреть, ласкать, холить и лелеять мою единственную и любимую, уникальную и неповторимую, божественную и трепетную, сладкую и кокетливую? Разве я не заботился о тебе, не кормил деликатесами заморскими, пряностями и специями, пахлавой и нугой, карамелью и медом. Не умащал тебя тонкими благовониями, не обкуривал ароматическими палочками, не хвалил и не радовал тебя? Радость моя единственная, свет моей души, зеркальце мое серебряное, не я ли окутывал тебя в тончайшие шелка. Не я ли славословил тебя и пел осанну, не я ли бросил ради тебя всех и забыл, как страшный сон. Прости меня за все, вольно или невольно содеянное, прегрешения мои против тебя, тайные помышления, забудь обиды и недомоловки, ссоры и огорчения. Глупостью было отвернуться от тебя, не смотреть на тебя в зеркало, не расти теперь тебе до самых небес, не расстилаться вольно по пуховым перинам, не давать тебе испускать тонкие запахи, не нянчить тебя пуще младенца, не рассказывать тебе сказки на ночь, не укрывать в ненастье и лютую зимнюю стужу. Не оберегать от ворогов злых, татей ночных и злоумышленников коварных. Разлучила нас непогода вьюгошка, высокие горы и темные воды, пропасти морские и наветы соседей злых. Грустно и одиноко без тебя, горестно и страшно одному. Вернись ко мне коханная, будем жить в злате и самоцветах, радости и горе, неразлучные до самой смерти лютой.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (3)

  • Вячеслав Минаев На мой взгляд весьма ладно. Поздравляю.
  • Дмитрий Невелев автор Только сейчас сообразил, что в русской традиции есть Николай Васильевич Гоголь, у которого майор Ковалев обращался к заносчивому франту, собственному носу, который так же покинул его. Поистине, смотришь в книгу, а видишь фигу.