Блог ведет Дмитрий Невелев

25 сентября в 19:29
Женщина
Женщина истекала соками земли, солнечный свет наполнял изнутри, переливаясь терпким сладким вином через край. Она была морской пеной седых восточных морей, над которыми кружились невесть как залетевшие сюда снежинки с вершин заснеженных гор, куда не ступала нога человека и только мрачные обитатели тех мест, с кривыми волосатыми ногами, одетые в грубые козлиные шкуры, поверяли свои тайные фантазии ветру, играя на ледяных свирелях с алмазными мундштуками заунывные мелодии  гулких пещер, полных золота и сверкающих самоцветов, чьи острые края разрезали босые ступни, равно привыкшие к огненному льду и застывшему пламени метеоритов. Их рассыпавшиеся на далеком небосклоне искры были предвестниками страшных бед: чумы и мора, черной смерти и гноящихся ран темных, сокрытых во глубине времен эпох, когда человек был плевком дьявола в божественную амброзию богов Олимпа. Спускаясь в долины, они выкрадывали невинных девушек, чтобы забавляться с ними как с бесполезными хрупкими игрушками всех стихий, подвластных только розе ветров и дрожащей игле корабельного компаса давно утонувшего морехода, чьи кости лежали на песке тропических островов под сенью пальм и созвездием Южного креста, чертившего колесом своих четырехглавых спиц дороги в пыли потухших звезд. Их давно сгинувшие обитатели, ослеплявшие вселенную протуберанцами всех мыслимых цветов и оттенков, радовались глотку вина, плещущемуся в хрустальный бокал с золотыми кольцами Сатурна по ободку на радость празднующим сбор урожая крестьянам затерянной в зеленой долине маленькой деревушки, в которой способные носить оружие мужчины давно ушли на далекую войну и сгинули на ней безыменными жертвами, обильно удобрившими и без того тучную почву, жирную от человеческой плоти сгнивших в ней иноземных захватчиков, каким был мужчина, умиравший сейчас, чтобы освободить ее пленную душу, запертую диковинной птицей в серебряной клетке дворца из утренней росы и звонких горных ручьев такой кристальной чистоты, что слепит распахнутые глаза малыша, только что вышедшего из чрева матери в солнечный день пополудни на площади под старинными часами, всегда показывающими точное время в отсутствие механизма, украденного пьяным мельником для нужд жерновов, тяжело ворочающихся и приводящих в движение реку, землю вокруг, небеса и только маленький камушек, попавший меж них, способен остановить эту махину лишь для того, чтобы пчела успела испить нектар из белого цветка в колосьях ржи. Солнце взорвалось внутри нее и мир исчез, осталось только дыхание зверя, лежащего рядом и кружащийся потолок со старой лампой в паутине не произнесенных слов, которые сбегали с ее губ, устремляясь молитвой глубоко вниз, где зарождалась новая жизнь.
Из книги "Ангелы в муравейнике"
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал