Блог ведет БОРИС ИОСЕЛЕВИЧ

БОРИС ИОСЕЛЕВИЧ БОРИС
ИОСЕЛЕВИЧ

РАССКАЗЫ ИЗ ЧЁРНОГО ЯЩИКА -2

8 октября в 15:35
РАССКАЗЫ  ИЗ ЧЁРНОГО  ЯЩИКА – 2
 
БЛИЗНЕЦЫ
 
 
– Хозяин, из полиции приходили. Про деньги спрашивали.
 
– А ты что?
 
– Как учили. Откуда, грю, деньгам взяться? Сами побираются по министерствам и прочим конторам, а уж делиться тем, что самим не хватает, про такое и мы не слыхали, и вам не советуем. И к тому же, вы даже не родственник нашему хозяину, а вовсе посторонний.
 
– А он что?
 
– Никакой, грит, не посторонний. Был бы, грит, посторонним, от вашей, грит, забегаловки и фундамента бы не осталось. Я, грит, жизнью рискую, чтобы его от неприятностей уберечь, а он очень рискует своей, не оплатив своевременно моих усилий.
 
– А ты что?
 
– А что я? Мы, грю, людишки подневольные, место своё, грю, знаем. Лишь бы платили сколько обещано и когда положено. А что, грю, касаемо вашей просьбы, пойду доложу хозяину. Ему, грю, решать.
 
– М-да... Полиция, значит?
 
– Грит, полиция. Да как разобрать, кто защищает, а кто нападает? Похожи, будто близнецы. 
 
– А пистолет при нём был?
 
– Такие без пистолетов не ходят.
 
– А где теперь?
 
– У меня /наставляет на хозяина/. Платить будешь?
 
  – Да ты погоди. Деньги второпях не считают. Скажи лучше, пистолет тебе отдал добровольно?
 
– Держи кобуру шире! Кто нынче добровольно отдаёт, разве что последний дурак. Стулом по голове и...
 
– Верни, чтоб от греха подальше. Мало ли чего...
 
– А кому вернуть? Труп-то унесли.
 
– А когда уносили, он что?
 
– Лежал спокойно. Я даже подумал, всегда б так, наша жизнь обернулась бы в лучшую сторону.
 
– Оживить бы его, чтобы неприятностей не было.
 
– Не вижу смысла, хозяин, особенно теперь, когда знаю, как добывается нужное.
 
 
Прямой хук. Тяжёлое падение. Вздох. Тишина.
 
 
– Сам виноват. Слишком долго размышлял. А пока раздумываешь, всякое может случиться.
 
 
ВЕРНОПОДДАННЫЙ
 
 
– Вы Мухин?
 
– Я Мухин. А что в этом такого необыкновенного?
 
– Необыкновенного ничего. А обыкновенное в том, что вас целый день разыскивает полиция.
 
– С чего бы такая спешка?
 
– Об этом вы сами полицию спрашивайте. Она ведь не объясняет, а угрожает. Нам бы, говорит полиция, только бы добраться до искомого, а уж разберёмся мы с ним по-настоящему.
 
– Знаем мы их разборки, не проболтаемся.
 
– А чем вы их так допекли?
 
– Сам думаю-гадаю.
 
– Может, «пришили» кого?
 
– Да вы в своём уме! Иной раз, конечно, не воздержишься, но не до смертельного случая.
 
– Тогда украли чего?
 
– Сколько в моём возрасте украдешь? Вот, когда молодым был! Но и тогда нам до нынешних, уносящих целые банки в неизвестном направлении, как от печальника до начальника. Только полиция их не трожь, потому как несуны ею и командуют.
 
– Выходит, политический?
 
– В каком, извините, смысле?
 
– Против властей предержащих. 
 
– Да я четыре власти пережил и с каждой самолично ручкался. Потому пятую жду без страха в сердце. 
 
– А вот и она, родная наша. Лёгкая на поминки.
 
– Мы полиция. Мы рыщем. Виноватого мы сыщем. Невиновного прихватим. На допросе всех охватим. Не упустим даже мухи... Кто из вас, признайтесь, Мухин?
 
– С чего вы взяли?
 
– Пока, гражданин, мы не берём, а только интересуемся.
 
– Никакой я не гражданин, а верноподданный.
 
– С этого бы и начинали, а не притворялись Мухиным.
 
 
Полиция уходит, опрашивая встречных-поперечных: «Вы Мухин? Кто из вас он? Признавайтесь. Зачтётся, как явка с повинной».
 
 
ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН
 
 
На улице недозволенным болевым приёмом меня попридержал подозрительный тип. Заинтересовался, куда и зачем тороплюсь. 
 
 
– А вам какое дело?
 
– Самое прямое. Культурные люди при встрече здороваются. Или запамятовал?
 
– Всех, кто меня бьёт, не упомнить.
 
– Всех и не требуется. А таких, как я, запоминают надолго и сразу.
 
– Кажется, видел вас в телевизоре. Откуда-то уводили или куда-то приводили. Вы депутат?
 
– А ты хохмач! – тип уронил меня, но ловко подхватил у самой земли. Даже помог отряхнуться. – Однажды мы уже встречались. Да ты, видать, подзабыл. И, что любопытно, на этом самом месте. Ты отдал мне часы и бумажник. Сначала добровольно, а потом закричал. Пришлось урезонивать, и то, что ты живой, означает, что фарт у тебя счастливый, не иначе. 
 
– Господи, неужели вы? Искренне рад. Как поживаете?
 
– Что наша жизнь... 
 
– Трудности с грабежом?
 
– В каком-то смысле. Бедному бандиту податься некуда, кроме, как на государственную службу. А там такие законы и правила, что наши, воровские, кажутся сочинёнными в департаменте Высокой нравственности и любви к ближнему. Не думал, что могу так низко пасть, но нет другого выхода, когда хочешь спастись от преследования. А ведь я был свободным художником.
 
– А чем сейчас занимаетесь?
 
– По полицейской части. Охраняю общественный порядок. 
 
– Похоже на смену ориентации.
 
– Ни на что это не похоже. А что делать? Одним грабежом сыт не будешь. Эти чёртовые экономические реформы у кого хочешь вышибут почву из-под ног. Вот и приходится бороться против самого себя. Сначала пограбишь, потом поищешь награбленное. Пограбишь — поищешь... Как бы совмещаешь приятное с полезным. А тут ещё возраст, когда думаешь о пенсии чаще, чем о женщинах.
 
– Но почему именно в полицию? Немало и других достойных профессий.
 
– О достоинстве не пекусь, а в полиции потому, что хочу быть полезен не только себе, но и народу. Три отсидки, что ни говори, опыт. Иному выпускнику полицейской академии не грех позаимствовать. Было бы непатриотично с моей стороны не поставить свои знания и умение на службу правопорядку.
 
–  А позвольте спросить, чем вы в данный конкретный момент заняты, охраной или грабежом?
 
– У меня, блин, отгул. Расслабляюсь. Пребываю в состоянии лёгкого алкогольного очарования. Я улыбаюсь тебе, ты улыбаешься мне... – Он снова уронил меня, но поднимать не стал, переступил. – Никакой уважающий себя профессионал не пойдёт на дело, не чувствуя под ногами твёрдой опоры. В этом воровской и полицейский законы единодушны. /Он поглядел на часы, бывшие некогда моими, и заторопился/. А закон всё равно, что одиночная камера: пока сидишь — подчиняйся.
 
Борис  Иоселевич
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал