Блог ведет Юлия Петрова

Юлия Петрова Юлия
Петрова

Жёлтое поло

22 ноября в 22:31

Была, говорит, у меня такая женщина – просто мечта. Всю жизнь такую искал.

Возвращалась она однажды поздно вечером с работы. Решила денег сэкономить, на метро поехала. До закрытия час оставался. Ехала с окраины города. Зашла в метро, спустилась по эскалатору. Глубокая станция, долго спускалась. Людей почти нет. Несколько человек вниз по эскалатору едут с промежутками в десять ступеней, а вверх по эскалатору – никого. За все время только работник метро поднялся.

Спустилась, говорит, и по переходу на платформу вышла. Постояла минутку в раздумье. Прикидывала куда ей лучше сесть, чтобы ближе в город выйти: в конец состава или в начало. Покрутилась и пошла в конец платформы. Подходит к скамейке, а там мужичок сидит. На вид работяга. Видимо, тоже допоздна работал. Сумка спортивная, но вся в пыли. Явно не на йоге был. Выглядит тяжелой, хоть полупустая. Значит, рабочие инструменты. Может, слесарь какой?

Женщина уставшая была, говорит, будто пьяная. Посмотрела на него с интересом. «Симпатичный», – отметила про себя. Молодой, не больше тридцати пяти, но с частой проседью. Такое редко кому идет. Только Джорджу Клуни и этому слесарю.
Она села рядом. Мужичок глянул мельком и засуетился, стал по карманам стучать, будто искал что-то или проверял все ли на месте. Стал елозить на сидении с беспокойством, будто тело зудело. Тут ветер поднялся и издалека послышался гул приближающегося поезда. Колеса стучали по рельсам, набирая силу из глубины туннеля, и вдруг состав ворвался на платформу. Мужичок подорвался с лавки и с силой оторвал сумку от земли. Женщина, говорит, продолжила сидеть и рассматривать мужичка, пока поезд не остановился и двери не открылись.

В вагоне мало людей, у всех уставшие или пьяные лица – не разберешь. Мужичок встал у выхода, лицом к дверям, если бы собирался выходить на следующей станции. Женщина прошла в вагон и встала у окна, у места для велосипедов и колясок. Хотя напротив были свободные места. Она, говорит, все разглядывала странного суетливого мужичка.

Он был ростом ниже среднего, щуплый. Одежда не по размеру, поэтому висела. Наверное, стесняется в отделе для подростков одеваться. Он же мужик! Почти седой, как Джордж Клуни, а размер одежды такой же как в прыщавые пятнадцать. Стыдно. В тот день на нем были темно-синие джинсы и желтое поло. Взгляд женщины, говорит, прирос к поло. Его и видно не было под ветровкой, только воротник на худой небритой шее и подол. Выправился из штанов, когда мужичок сел на лавку на платформе. 

Сначала она с любопытством рассматривала мужичка, но когда взгляд опустился на несвежее жёлтое поло, как оно гнусно торчит из-под куртки, внутри разлилось отвращение, которое отсвечивало в глазах. Она, говорит, смотрела на кусок желтой ткани и понимала, что не место ему в этом мире. Мир и так страдает от гадости и несправедливости, чтобы его оскверняли желтые несвежие поло, торчащие из таких же несвежих штанов на щуплом потном теле.

Вдруг окна вагона озарил яркий свет. Поезд въехал на станцию. Двери открылись. Но мужичок не вышел. Никто не вошел в вагон. Уставшие или пьяные лица продолжили путь.

Женщина, говорит, так и ехала, сверля взглядом щуплого мужичка. Вагон опустел. Поезд пересёк центр города и отправился на другую окраину. На предпоследней станции женщина покинула вагон. На платформе с ней оказалось несколько человек. Дружно повернули налево, к голове состава, где находился выход в город. Женщина ошиблась.

Она последней покинула платформу и, когда встала на ступеньку эскалатора, никого не было рядом. Станция глубокая. Но эскалатор везет только до середины пути. Дальше либо лифтом, либо пешком по лестнице. Она обернулась. На десять ступеней ниже стоял он. Такой ж седой, тщедушный, по-прежнему в гадком поло. Женщина отвернулась и покачала головой. Не место, говорит, не место тебе на этой земле, нет права у тебя осквернять землю этим гадким желтым поло. Она замешкалась у выхода с эскалатора, пропуская мужичка вперед. Он не пошел по лестнице, а свернул к лифту. Конечно, сумка, небось, тяжелее самого. 

Лифт находился в закутке, им редко пользовались в вечернее время. Женщина, говорит, тоже не выбрала ступеньки, а пошла к лифту. Как мотылек летела она на блеклый свет желтого поло. Только в этот раз огнем будет она, а он – гнусным  бесполезным насекомым.

Когда она подошла к лифту, кабина опустилась, готовая открыть двери. Мужичок улыбнулся приветливо, пропуская даму вперед. Она дежурно улыбнулась в ответ и прошла в лифт. Женщина прижалась к стенке и запустила руку в сумочку. 
Мужичок возился с кнопками, пока не услышал автоматический голос, что лифт поднимается вверх. Тогда он убрал руки от кнопок и стал ждать, пока закроются двери.

Двери сомкнулись и он сразу обернулся к женщине, сжимая в руке тесак, который прятал под желтым поло все это время. 

Он, говорит, заприметил женщину еще на платформе. Поэтому так суетился. Внутренний зуд не давал покоя всю дорогу. Он как в вагон зашел, сразу решил, что до конца за ней поедет. Специально встал, говорит, лицом к дверям, чтобы рассмотреть в отражении. И к лифту пошел, чтобы она не думала, что ее преследуют. Он не дурак, понял, что она боится, когда на эскалаторе обернулась, а потом замешкалась, пропуская его вперед. А тут – такая удача, говорит, мотылек сам в ловушку прилетел. Он аж улыбнулся от приятной неожиданности! Так обрадовался удаче, говорит. Возился с кнопками, чтобы не заметила, как он нож из-под поло достает.

Только двери закрылись, он сразу обернулся. Обернулся и наткнулся на ее нож. Поменьше, конечно, говорит, но тоже охотничий. С зазубринами, чтобы не резать, а рвать. Он посмотрел ей в глаза, а там такая же сталь отражается, что и нож в ладони. Не обороняться она собралась, а резать мужичка. Точнее его гадкий, несвежий, гнусный, желтый поло.

Говорят, хищник всегда жертву из толпы вычислит. А тут что получается, кто из нас охотник, а кто добыча? Каннибалы. Вот кто мы оказались, говорит.

Подъем на лифте занимает пять секундам, а нам показалось, вечность прошла. Всю правду о себе узнали. Ей на вид не больше тридцати, а мужичку тридцать пять, как она и предположила, несмотря на раннюю седину. Тридцать лет они задавались вопросами: «Кто мы и зачем мы?». А тут за пять секунд в обсосанном лифте метро им открылась истина. Истина на лезвиях двух тесаков.

Лифт резко остановился, их даже подбросило слегка и вывело из ступора. Двери открылись, а они стоят. Я, говорит, первый отступил. Вышел на улицу, женщина за мной. А потом она резко спрятала нож в сумочку и скрылась. Больше, говорит, я ее не видел. Долго в темноту смотрел. Думал, вернется и избавит мир от мерзкого жёлтого поло, очистит землю.

Я, говорит, много месяцев ездил по той ветке, и днем и ночью. Искал ее. Познакомиться хотел. Поло больше не надевал, только когда специально в метро катался. Думал, снова привлечь ее мерзким желтым свечением. Так и не встретил. Но я, говорит, не теряю надежды. Может, мне и правда не место на земле, но даже для такой твари нашлась пара. Я в любовь не верю, говорит, и в половинки тоже. Но теперь понял, что каждому не любовь искать нужно, а такого же урода, как он.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Макаров
    23.11.2018 12:50 Сергей Макаров
    "Рыбак рыбака видит издалека, потому стороной и обходит"; - где один уже рыбу ловит, второму делать нечего?
    Хотя, после просмотра фильма "Моди", можно согласиться; - что каждому не любовь искать нужно, а такого же "урода", как он сам, тогда и понимание, что такое любовь прийдет.