Блог ведет Юлия Петрова

Юлия Петрова Юлия
Петрова

О тебе, Москва!

москва
           
25 августа в 19:17

   Есть город. И есть у города имя – Москва. Одни утверждают, что так звали первых поселенцев, мужчину и женщину – Мос и Кова. Другие верят, что так в древности называли болотистое, непроходимое место. В любом случае, никто и не подозревал какое будущее уготовано той деревушке.
   
   Москва – фантастический город!  Подумать только, чтобы начать новую жизнь, не обязательно менять внешность и переезжать в другой город. В Москве достаточно перебраться в соседний округ или район. А можно всю жизнь прожить бок о бок с заклятой подругой и ни разу не встретиться, но столкнуться в раздевалке с человеком, с которым отдыхал в Турции в одном отеле.

   Если попросить разных людей описать Москву, не будет одинаковых мнений и однозначности в суждениях, будет и пылкая любовь, и жгучая ненависть, но никто, поверьте, не останется равнодушным.

   Смотришь на этот муравейник и, кажется, что это не мы заводим городское сердце, а оно приводит в движение нас, и манит, не выпуская из азотных объятий.

   Москва – как огромная съёмная квартира. Тебя вроде всё устраивает, но руки чешутся что-то изменить, внести свою лепту. И новый хозяин, будь то градоначальник или политический строй, всегда обещает только перестановку, но заканчивается всё перепланировкой и капитальным ремонтом. Сейчас сложно сказать, где у Москвы центр, и где бьётся её девятисотлетнее сердце.

   Москва, не смотря на почтенный возраст, с каждой декадой молодеет. То раскрывается, то меняется до неузнаваемости, иногда пугает, удивляет, смешит, заражает непостоянством, дразнит. Веками храбрые парни и отважные девушки спешили покорить Москву, но быстро сдавались, окруженные пленом московских колец. Ведь, что значит сдаться любимому? Для одних – проиграть, для других – опустить руки, для третьих – довериться.

   Одни любят Москву без прикрас и обиняков, и видят в ней сестру и соратницу. А другие – путешественника во времени в режиме реального времени. Гуляя по Москве можно пересечь века и эпохи ежеминутно и совсем этого не заметить. Достаточно остановиться ненадолго и включить воображение! Или спуститься в метро. Советский Союз никуда не делся, а перебрался в подземку и по ночам призраки коммунизма продолжают путь к светлому будущему.

   И однажды два таких разных московских поклонника столкнуться на бульваре, или встретятся взглядами в многолюдном переулке. И тогда они нарушат все свои правила и забудут данные когда-то обещания. Они откроют Москву друг для друга, а только потом свои сердца. И город навсегда лишится границ, названий улиц, имен площадей. Теперь будет «наше место», «квартал объятий», «станция прощания», «бульвар поцелуев».

   Годы пройдут, а вместе с ними и чувства. Москва-сводница, Москва-разлучница.
  
   Один откроет город заново, но кем-то новым, а другой так и не сможет снова чувствовать себя свободно и «вместе» как раньше. На свидания Москва все чаще будет приходить не одна, с новыми подружками «Неуверенностью» и «Отчаянием». Москва переменится, окажется перекроенной на гетто, где-то обнесена забором с колючей проволокой, где-то стерта с лица земли, а местами забыта. Москва изменится к бывшим поклонникам, а те начнут изменять ей с другими городами. Тайком, под различным предлогом, на пару деньков, туда и обратно.

   Попивая вино в баре на какой-нибудь рю, или с чашкой кофе в тени пальм, они невольно начнут сравнивать Москву. Упрекать в недостатке моря, сетовать на грязную  реку, надежно сдавленную в тисках гранитных набережных, заштопанную десятками мостов. Жаловаться на архитектурный облик, вменять в вину громоздкость эклектики, врожденную безвкусицу подводить к общему знаменателю. Раздражаться. Как часто нас раздражают близкие, любимые люди. На пустом месте, вызывая гнев одним своим присутствием. Ненавидеть Москву, от одной лишь мысли о возвращении.

   Осенью неудавшиеся беглецы и возвращенцы снова наполнят город, принеся в карманах песок чужих берегов, а в волосах незнакомые запахи. Москве не останется выбора, как наполниться миражами и притвориться кем-то другим: срезать угол дома, как на той самой рю, прорасти зеленью через ограду, как в том самом парке на пересечении двух авеню, разлить кофе по высоким стаканам из картона, припрятав чайные блюдца и самовары до лучших времен. Чтобы однажды изменники, обманутые московским перевоплощением, оторвали глаза от книги, перелистывая страницы в поиске утраченного момента, и вдруг услышали:

- Привет! Что читаешь? – спросит он.
- Простите? – ответит она.
- Я часто вижу тебя здесь. Всегда с книгой. Поэтому и спрашиваю, что читаешь? – скажет он.
- Эээ… «Мастер и Маргарита», – скажет она.
Пауза.
- Это Булгаков написал, – уточнит она.
- Не объясняй, – успокоит он, – Я знаю кто это. И о чем книга?
- Не знаю. О любви, наверно, – предположит она.
- А я думал о Москве.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал