Блог ведет Михаил Бурляш

Михаил Бурляш Михаил
Бурляш

Про зэков и ментов

20 января в 12:27
Где то совсем рядом за забором зоны брешет собака.  По бестолковому лаю слышно, что собака простая, обычная дворняга. Гавкает изо всех своих собачьих сил, рвется с цепи как будто на смертный бой, дерет, поди ж ты, когтями землю, задыхается и хрипит от давящего на горло ошейника, пытающегося удержать ее в пределах двора, охраняемой, так сказать, территории…
 
Ну, какой же зэк любит ментов?..
Да никакой. И это понятно. Но ведь, собственно, и гражданское население особенно любовью «внутренние органы» не балует. В принципе, кто вообще в совке нормально относится к ментам, включая самих ментов? То-то же.
И вроде как все очевидно - почему не любят,  и как так получилось, особенно и разбираться вроде не к чему, но всё-таки даже меня – зэка – гложет червь сомнения, ведь есть же порядочные менты? Ведь цели-то вроде навскидку благие у «органов»… Так всё же почему?
  То, что государство должно охранять само себя - понятно. То, что государство должно охранять заявленные в конституции права и ценности своих граждан – вроде бы то же; за чей счет эта охрана – очевидно.  Но тогда ПОЧЕМУ мы, общество,  терпеть не можем тех, кто наши права охраняет?! Зэки ли, работяги, пенсионеры, молодежь…
« - В ментовке работает?
 - Ага.
 - Вот ведь пошлет Бог зятька!..»
 Мы же любим и кормим лучшими кусочками домашнего бультерьера – ведь он нас охраняет, всех домашних. Да, слушается и побаивается только папу, но остальных все равно защитит. Соседскую собаку, бывает, недолюбливаем, мало ли – а вдруг цапнет! Но свою-то любим…
Что же не так с нашими доблестными «внутренними органами»?
Почему то, что живет на деньги налогоплательщика, ему же и норовит выкрутить руки, а после заставляет в легавке поломанными пальцами подписывать признания?
Нет, не потому что гладиолус, хуже.
Они.
Странное дело все эти охраняющие субъекты – менты, легавые, полканы, савраски всякие вместе с прочей «непущательной» нечистью: охранниками, контролёрами, швейцарами, фейсконтролерами.
Незамутнённая логика без заминки скажет, что все они для порядка, конечно. Куда без них – растащат ведь всё; правопорядок и его соблюдение на самосознании и понимании граждан не устоят, слишком шаткое это основание. А значит надо охранять, сложно с этим не согласиться. И интересы общественные охранять нужно, и сон спокойный, и безопасность законопослушных граждан, и ответственность, и законность, и имущество вместе с частной и государственной собственностью, ёкарный бабай! Для всего этого и нужны специально надрессированные – ну то есть, обученные – кадры.
А кто ж работать то, сука, будет? Одни охранники вокруг! При этом, как будто бы для кого-то секрет, что  они что охраняют, то и тырят, кто как может. И весь смысл их существования – отжать себе максимум полномочий, для того чтобы по максимуму увеличить масштаб доступа к отнимаемому. Каждый потихоньку бесчинствует в зоне своих полномочии, находясь в нескончаемом поиске, где бы и что ещё урвать – практически как в старом добром стихотворении Михалкова - папы “... ищут пожарные, ищет милиция…”
А как же …” клянусь служить честно… защищать верой и правдой…?”
Каждый, кому пропаганда с детства вдалбливала доверие к людям в мышиного цвета форме, столкнувшись с милицейским произволом, не хочет и не может сразу поверить в то, что это проявление системы. И, не желая смириться с действительностью, спрашивает сам себя, а то и других – неужели тут все такие? Ведь есть же честные? Соль земли! Как же без них?!
Есть. Есть честные. Есть порядочные. Есть даже идейные и до мозга костей правильные. Без них и правда никак.
Вот только их сама система выдавливает. Не нужны они системе, которая обслуживает интересы бесчестия.Она тупо съедает тех, кто решается хоть как то противостоять телефонному праву, политике двойных стандартов, круговой поруке и негласным указаниям в противовес законности.
Эту простую истину система, естественно, пытается всячески задрапировать. По ящику идут бесконечные сериалы про «хороших ментов», выполняющие сразу две задачи – создать у населения положительный имидж рядового правоохранителя и привлечь в свои ряды свежую кровь – неокрепшие умы, верящие экранной романтике, «человекотесто», из которого можно вылепить себе новых охранников. Редкие утечки правдивой информации списывают на единичных «оборотней в погонах», от которых тут же спешат откреститься и «похоронить» под кипой жизнеутверждающих победных новостей о пойманных негодяях, раскрытых преступлениях, совершенных при исполнении геройствах…  
При этом гавкают по-настоящему. Громко и зло, раздирая когти о землю, срываясь с цепи и показывая кипучую работу. Гавкают по делу и без дела, на виноватых, безвинных, на все нужные и ненужные ситуации – на все, кроме тех на какие гавкать нужно. Кусают не тех, кого надо кусать, а тех кого укусить можно. Или тех, на кого была команда «фас!»
Мы
Страшно.  Не от того, что на тебя рявкнет эта легавая свора, гавкающая на все проходящее мимо. Не от того, что боязно, как бы не цапнули. А от того, что управа на них дорогая. Если она вообще есть. Пока что-нибудь «из ряда вон» не случится, никто их чесать не начнет. Никто.
И потому каждый, кто вынужден быть «под защитой» такой милиполиции, на самом деле беззащитен. Беззащитен перед «второй властью», которая может вцепиться намертво и разорвать спокойную жизнь любого в клочья – стоит только перейти ей дорогу или оказаться в ненужное время в ненужном месте… В этом смысле каждый, живущий в этой стране – «зэк», т.е. заключенный, поскольку: а) находится под неусыпным «присмотром» органов, б) ничем не защищён от их произвола. Номинальные законы не в счет.
А в качестве иллюстрации вот вам история, поразившая даже бывалых сидельцев. Случай, убивающий своим безобразием и ужасом.
В коридоре одного областного управления МВД шёл ремонт. Парнишка-плотник, подписавшийся на шабашку, ремонтировал полы. Подробности условий его участия в ремонте и договоренности с официальным подрядчиком мне не известны. Да и не в них «прикол». Работал себе парень, работал. Почти закончил. Тут из одного кабинета выходит с опознания пара легавых и дама-потерпевшая . Мент бабе говорит: «Ну, как только остальных нападавших припомните, приходите! Кто там ещё вас грабил, кто с этим, которого вы сейчас опознали, был…» Тётка на адреналине вершащегося прямо на глазах правосудия, вдруг кричит тут же, прямо навскидку: «О! И этот был! Точно! И этот вместе с тем меня грабил!»  И тычет пальцем в пацана, который полы в коридоре додедывает…
Менты, не долго думая, хватают парня в охапку и тут же оформляют в КПЗ. При этом, смеются всей управой – смотри-ка, как хорошо! И преступника нашли, и полы на халяву постелили! В закрытии дела тот, кто действительно грабил, говорит: «Дайте хоть на подельничка-то взлянуть…»
Плотнику влепили восемь лет. И если бы он не сидел со мной в одной камере в СИЗО, я бы в эту историю вряд ли поверил.   
P.S.
Можно ли как-то переломить существующий порядок? Можно. Но только как в политическом анекдоте про водопроводчика, которого посадили за то, что в здании правительства сказал крамольную фразу «тут всю систему менять надо».
Возможно, первым шагом к развороту органов «лицом к народу», стало бы введение выборных должностей для муниципального ментовского и судебного начальства. Чтобы народ имел реальное право и поручить и потребовать отчета. Но это тема для отдельного большого разговора, в котором должно участвовать всё сознательное общество, не желающие быть «зэками» без суда и следствия…
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал