Блог ведет Андрей Колесников

Андрей Колесников Андрей
Колесников

Уйти, чтобы не остаться

28 декабря в 09:39
 
Подводя итоги года с президентом России Владимиром Путиным в 2018 году, специальный корреспондент “Ъ”, главный редактор "РП" Андрей Колесников задумывается о том, что ждет всех нас в 2024 году, и хочет быть услышанным и не может. И вся надежда, как всегда, только на читателей “Ъ”.
 
Источник: kommersant.ru

Я сначала не понимал глубины проблемы.
 
Эти разговоры о том, что Путин обязательно найдет возможность остаться на посту президента, бесили меня своей абсурдностью и никчемностью.
 
В конце концов он, можно сказать, только что пришел.
 
Ну да, я имею в виду, что президентские выборы прошли только в этом году. Еще чуть не шесть лет впереди. Не рано начали? А нет, как обычно…
 
Но тут ситуация, конечно, более острая, чем всегда. Четыре срока будут позади. Две Конституции.
 
И тут вот эта предновогодняя встреча Владимира Путина с Александром Лукашенко. И как все оживились! Для меня это был все-таки сюрприз. И особенно идея, что Путин с ним должен как можно раньше договориться, что тот не будет соперничать за пост главы Союзного государства. Просто потому, что Путину он нужнее. И Белоруссия как субъект Российской Федерации на этой большой шахматной доске уже даже не пешка.
 
Я не понимал. Отказывался понимать. Ведь я абсолютно уверен, что Владимир Путин уйдет в 2024 году.
 
То есть уйдет так, как всех интересует: не будет больше лидером страны. Хоть теневым, хоть каким. А не так уйдет, чтобы с гарантией остаться.
 
Я пытался смеяться. Я говорил, что он ведет себя именно как человек, который все для себя решил. Что еще в начале 2000 года, когда делалась книжка «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», он мечтательно рассказывал нам, как хороша, как чудесна во всех смыслах монархия. Ведь монарх может не думать о следующих выборах и, значит, спокойно может заниматься своей страной, благом ее.
 
И ведь только теперь у Владимира Путина появилась эта возможность. Все, впереди только ветер. Пьянящий воздух свободы. От этой на самом-то деле проклятой должности. Она, конечно, проклятая, порочная и даже адская, потому что ничто так не манит и не влечет человека, как адские пороки.
 
И это не зависимость и даже не наркотик. Это что-то гораздо больше и сильнее. Это единственная любовь, которая не проходит с годами.
 
И разве то, что в начале своего последнего (да, конечно, последнего!) президентского срока Владимир Путин сказал, что нужна пенсионная реформа, а потом сказал и сделал, не означает, что он решил для себя все? Ведь такая реформа самоубийственна для человека, который не исключает, что останется лидером страны еще на сколько-то лет (на сколько, кстати?). Да ладно, говорили мне, разве за пять лет в этом отвратительно быстро меняющемся мире народ не забудет не только эту историю, а и самого себя и еще успеет вспомнить и потом опять забыть?..
 
Нет, спорил я, это только кажется, что сможет. А на самом деле эта обида умрет в русском человеке только вместе с ним самим, когда иссякнет возраст его дожития и помнить будет не то что нечего и не о чем, а просто нечем, потому что человека не будет. Но такими ведь к 2024 году окажутся, надеюсь, не все и даже мало кто. А остальные, если даже и подзабудут, что вряд ли, то к 2024 году не упустят свой шанс вспомнить все. А точнее, припомнить.
 
Но ведь Путин, говорил я, все-таки пошел на эту самоубийственную реформу. Пошел, черт возьми, не только потому, что привык дела доделывать, а на самом деле потому, что терять ему нечего, и потому, что впереди пьянящий воздух свободы и так далее.
 
А мне смеялись в лицо: нет, не убедил. Это все странные эмоциональные аргументы. А правда жизни состоит в том, что ни один из этих никогда не уходил по своей воле. Ни один. Никогда.
 
— А Ельцин? — спрашивал я.— А Ельцин?
 
Ну, пожимали плечами, Ельцин же не сам.
 
Сам, божился я. Я же тоже что-то видел. Он сам, потому что все, кто даже мог ему что-то сказать, с трепетом ждали ответа и не знали, не могли знать, каким он на самом деле будет.
 
Я божился и понимал, что мне остается только божиться. Потому что ты не можешь убедить никого в истории, которая не терпит сослагательного наклонения и может только быть или не быть. Произойти или не произойти.
 
Но я же точно знаю. Я точно знаю, что уйдет. Как мне поделиться с вами этим знанием?
 
Мне так абсурдно и больно слышать про то, что все что угодно, но он не уйдет. Будет главой Евразийского союза, что-то еще, но ни за что.
 
Вам, что, и правда этого так хочется? Чтобы остался, а там посмотрим.
 
И мне действительно тяжело. Меня не слышат. Меня игнорируют. От этого-то и больно, а не от чего иного. От непонимания. От того, как несправедливо устроен мир. Как мне поделиться с вами моим знанием, подскажите.
 
Никак. Я-то хочу поделиться, а вы не хотите, чтобы я делился.
 
И запомните, я написал это в конце 2018 года.
 
И только один мой товарищ полностью согласился со мной, когда мы с ним об этом недавно говорили.
 
— Конечно, уйдет,— пожал он плечами.— А ты что, сомневаешься?
 
— Я-то нет! — воскликнул я.— А вот они!..
 
— Безусловно, уйдет. Но только не потому, почему ты думаешь.
 
— А почему тогда? — взмолился я.— Есть хоть у тебя рациональные аргументы?! А то после Махатмы Ганди уже не с кем и поговорить!
 
— Конечно, есть,— кивнул он.— У меня есть. Потому что он пришел в год Дракона. В него и уйдет.

Источник: kommersant.ru

 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Сергей Макаров
    28.12.2018 11:39 Сергей Макаров
    "―Спасибо.
    Странные у него шутки.
    ―А мы привыкли, и нам нравится. Да.
    ―Ты что, не слышал про нашего Дракона?
    ―Я нездешний.
    ―Все обязаны знать нашего Дракона.
    ―Он навел порядок.
    ―И вы терпите?
    ―Мы привыкли.
    ―К дракону можно привыкнуть?
    ―Можно. Он очень добр.
    ―Что ж он такого доброго сделал?
    ―Ну как Вам сказать? Он очень много сделал для нашего города.
    При нем началось большое строительство ...
    ―И потом, вот эта их музыка... она всех раздражает.
    ―Вы ее слышали?
    ―Я - нет, но рассказывают.
    ―Единственный способ избавиться от Дракона - это иметь своего собственного.
    Я начал завидовать рабам.
    Они все знают заранее.
    У них твердые убеждения.
    Наверное, потому что у них нет выбора.
    - Полюбить дракона - это не любовь, это такая традиция.
    А разве можно спорить с традицией?"
    ---
    Р.С. "Бойся не дракона девятиглавого, а человека двуличного." - норвежская морская пословица
  • Я есть Грут
    28.12.2018 21:04 Я есть Грут
    Чтоб власть в России поменять,
    Надо вождя всегда свергать.
    Тому, кто долго "на коне",
    Слезать не хочется втройне.