Блог ведет Андрей Колесников

Андрей Колесников Андрей
Колесников

О проблеме индификации

6 октября в 11:05
 
5 октября президент России Владимир Путин в столице Индии провел весь день с премьер-министром Нарендрой Моди. Именно в этот день было подписано беспрецедентное, прежде всего для Индии, соглашение о поставке пяти полков зенитных ракетных систем С-400 в эту страну. Впрочем, Владимир Путин и Нарендра Моди провели много времени не только друг с другом, но и с большим количеством детей, на которых прежде всего сосредоточился и специальный корреспондент “Ъ”, главный редактор "РП" Андрей Колесников.
 
Источник: kommersant.ru

В холле отеля ITC Maurya стояли десять школьников из «Сириуса». Их пригласил в Индию премьер-министр Нарендра Моди, когда приезжал в «Сириус» вместе с Владимиром Путиным несколько месяцев назад. Молодые люди были здесь уже несколько дней, провели ряд рабочих встреч с ровесниками из индийских школ (тоже особо одаренными). Теперь они все тут готовились (морально) к встрече с Владимиром Путиным.
 
Я спросил девушку, которая говорила по-русски, но выглядела как индианка во всех поколениях (потом выяснилось, что к ней все в Дели и обращаются прежде всего на хинди), Эльмиру Набиеву, чем она занимается в мирной жизни.
 
— Я создала,— сообщила она,— робота, который сортирует использованные батарейки по химическому составу. В зависимости от этого можно понять, как их использовать после этого.
 
Дальнейшие расспросы не представлялись уместными и вообще были лишены смысла: зачем тебе самому выглядеть глупее, чем ты про себя до сих пор думал? Но Эльмира Набиева неумолимо сообщала подробности. В общем, роботов надо расставить во всех торговых центрах и присутственных местах, а в идеале — во всех подъездах. И людям удобней, и батарейки не пропадут.
 
Я представил себе роботов Эльмиры Набиевой в каждом подъезде страны (ну а что, человек в конце концов ко всему может привыкнуть) и поразился размаху ее, может быть, даже подсознательных бизнес-амбиций. Такое вообще не с чем сравнить. Это же сколько в России подъездов… Через полгода Эльмира Набиева могла претендовать на свое место в сотне Forbes-Woman… Тем более что она, как и ее российские и индийские друзья по этому счастью, через несколько минут должна уже увидеть президента России, она могла сказать ему то же, что и мне, а ему оставалось только кивнуть в ответ, и все: роботизация всех подъездов обеспечена, хотите вы этого или нет. Без шуток: все теперь было слишком реально.
 
В одном номере с Эльмирой Набиевой живет, я быстро выяснил, Юля Булгатова («Как Булгаков, только через "т"») шестнадцати лет. Она занимается и вовсе насущным делом: сделала, например, проект в сфере сохранения здоровья в Индии. Причем прежде всего своего собственного. Дело в том, что я стал беспокоиться, как подростки предохраняются от всех известных опасностей с точки зрения гигиены в этой стране. Вот она мне и мгновенно рассказала:
 
— Да, опасности подстерегают. Надо постоянно мыть руки. Как можно чаще! К тому же они ведь еще и едят руками, так что им вообще постоянно надо руки мыть…
 
— А если сама вода опасная? — мне самому стало наконец очень интересно. Более того, вряд ли меня тут мог подстерегать разговор важнее этого.
 
— В душе,— объяснила Юля Булгатова,— рот надо закрывать.
 
Петь, значит, нельзя, с сожалением подумал я. Все время приходится себя в чем-то ограничивать…
 
— От комаров защищаться надо,— продолжала она.
 
Я понимал: до последней капли крови.
 
— Водой из-под крана рот, наверное, тоже полоскать не стоит…— предположил я.
 
— А-а! — засмеялась она.— Ну это брюшной тиф, и все, до свидания!..
 
Я тоже мысленно попрощался с Юлей: в пятницу утром спросонья, перестав уже понимать толком, где нахожусь, я сделал это…
 
Удивительно: логика этой девушки была неумолимой, да и вообще логикой не девушки. Ей, я ловил себя на этом, хотелось подчиниться.
 
И надо же, я сразу получил подтверждение всем этим своим мыслям. Юля Булгатова рассказала, что она занимается как физикой, так и литературой, не знает пока, на чем остановиться, но ей не очень понравилось, как среагировали на Харитоновских чтениях на ее работу «Поэтика художественного времени в романе Евгения Водолазкина "Авиатор"».
 
— Сказали, что в 16 лет человек не может думать, как в 60,— расстроенно сказала мне Юля Булгатова.
 
— То есть не поверили, что это вы писали? — возмутился я.
 
Я-то уже, как, может, уже никто другой, понимал: конечно, она!
 
— Наверное, да…— вздохнула Юля Булгатова.
 
Короче говоря, дети из «Сириуса» при более близком знакомстве производили на меня без преувеличения сильное впечатление, и теперь я болел за них.
 
Пока в отеле ITC Maurya ждали Владимира Путина и Нарендру Моди, в их присутствии в президентском дворце подписывали документы. Прилюдно не было подписано главное соглашение: о поставке пяти полков С-400. Его подписали раньше, за час до официальной церемонии. И правильно: С-400 любит тишину, по крайней мере до поры до времени. К тому же решили, видимо, не раздражать лишний раз всех, кого это так интересует и кто принимает это ближе всего к сердцу, то есть прежде всего коллег из Пакистана: зачем к тому же давать им возможность круглосуточно крутить потом кадры с этого подписания и комментировать, комментировать… Расстраиваться, расстраиваться…
 
Кроме того, было подписано рамочное, то есть пока не обязательное и по этой, может быть, причине такое масштабное, соглашение: о строительстве новых шести блоков АЭС «Куданкулам». Затем последовал обед. В Сочи над таким обедом трудились специалисты компании Bosco di Ciliegi, и задачи они решали (по крайней мере для себя) нерядовые: господин Моди — природный вегетарианец. Здесь, в резиденции в Дели, к нему привыкли. Для не вегетарианцев подавали охлажденный крем-суп из арбуза, филе семги «с пивным соусом из петрушки и сыра», рубленую баранину, обжаренную с луком и стручковым перцем, кусочки курицы, обжаренные на гриле и «утомленные в сливочном соусе», «ароматный рис с черным укропом», запеченный на гриле баклажан, «черную чечевицу, томленную всю ночь на древесных углях…». То есть разносолов-то не было.
 
Меню для Нарендры Моди изучал только он сам.
 
Конечно, играла музыка. Индийские музыканты с переменным успехом исполняли «Калинку», песню из кинофильма Раджа Капура, песню «Ночь в России», «популярное индийское духовное песнопение», песню «Течет река Волга», «инструментальную музыку в стиле суфи», а также песни из болливудских кинофильмов.
 
Обед в такой обстановке неумолимо затягивался, и подросткам в ITC Maurya показывали поучительный индийский фильм про мальчика, который искал смысл жизни. Сначала его интересовало, где заходит солнце. Восходит, он знал, в Индии, а заходит, предполагал, в Америке (никаких позитивных ассоциаций с ней, таким образом, не было связано).
 
— Иди, спроси у солнца,— советовала ему мама.
 
Но мальчик по некоторым причинам никак не мог догнать солнце.
 
Тогда он стал спрашивать маму, для чего он живет. Вернее, для кого. Дело в том, что мальчик прочитал в книге, что живет только тот, кто живет для кого-то. А он вроде ни для кого пока не жил.
 
То есть фильм неожиданно оказывался освящен особой индийской мудростью.
 
Не дождавшись ответа от мамы, мальчик спрашивал папу, который просил оставить его в покое. Тогда мальчик спрашивал у учителя. Этот мальчик, похоже, твердо намеревался посвятить свою жизнь хоть кому-нибудь — тогда в ней появился бы смысл. Но и учитель, которого мальчик спросил, для кого тот живет, замялся с ответом.
 
Даже на железнодорожном вокзале мальчик поинтересовался у одного господина, для чего тот живет. Господин, читавший газету, засмеялся и сказал мальчику: «Уходи!» Хотя было ведь очевидно, по-моему, что господин жил для того, чтобы читать газету (и это, я считаю, не такой уж неважный смысл жизни).
 
Мальчик так и не оставлял своих попыток, но было понятно, что он так и останется в поиске даже по завершении этого фильма.
 
А окончательно все стало на места, когда мальчик попросил маму сказать папе, чтобы тот называл его Нарендрой, а не Нарендром: «Нарендра звучит гораздо лучше!»
 
Папа, впрочем, не покорился. И это все было, по-моему, слишком похоже на сильнейшую детскую психотравму.
 
Тем временем Нарендра Моди и Владимир Путин наконец появились перед подростками в отеле. Они хотели было сразу пройти на свои места на сцене, но их перенаправили к небольшой выставке достижений российско-индийской научно-технической молодежи. На меня эта выставка как раз впечатления не произвела, мне все казалось, что я это уже где-то и когда-то видел, и это на самом деле было так: некоторые экспонаты, созданные руками учеников «Сириуса», с неиссякающим энтузиазмом показывали президенту уже не в первый раз и не во второй. Разве только вот мотоциклетного шлема раньше не было.
 
Елизавета Забелина из «Сириуса» рассказала мне, что за четыре дня в Индии создано устройство, которое не позволяет мотоциклисту ездить без шлема и развивать скорость больше 80 км/ч. Я подумал, что ученики «Сириуса», конечно, не могли не вдохновиться, если хотя бы раз проехали по дорогам индийской столицы, которую в этом смысле можно сравнить только с вьетнамской.
 
Но пока Владимиру Путину торжественно вручили 3D-модель эритроцита женщины, а Нарендре Моди — эритроцита мужчины, как подчеркнули сами учащиеся. Дело в том, что молодые люди, по их словам, разработали методику, которая помогает распознавать отклонения от нормы в эритроцитах (существующие до сих пор методики в связи с этим становятся, видимо, неактуальными). К тому же в том эритроците, счастливым обладателем которого стал Владимир Путин, была обнаружена анемия (а на вид не скажешь).
 
Следующий экспонат представлял собой макет странного сооружения, которое как я понял, позволяет не только убирать зерно, но и перерабатывать сено (может, учащиеся думали, что и этого до них никто не придумал).
 
— А булочки с маком нельзя получать? — заинтересовался господин Путин, решивший, может, довести до ума эту установку и придать ей вид и в самом деле беспрецедентной.
 
Ученики приняли его вопрос, по-моему, слишком близко к сердцу и начали с горечью рассказывать, почему нельзя.
 
Потом наконец настала очередь Юли Булгатовой. При ее участии Владимиру Путину, и тоже уже не в первый, а в этом случае и не в третий раз, был продемонстрирован велотренажер, вырабатывающий, оказывается, столько электроэнергии, что от него на глазах Нарендры Моди и Владимира Путина загоралась лампочка, а в глазах — восхищение. Вундеркинды, соединившие проводом велосипед и лампочку, предлагали установить такие тренажеры везде, где представляется возможным (прежде всего видимо, в подъездах), и использовать их отныне как альтернативный источник энергии.
 
Между тем Владимир Путин заметил этот велосипед, кажется, впервые. Он некоторое время вглядывался в него, а потом попросил меня подойти и почему-то очень негромко рассказал, что он об этом думает:
 
— Ну, это еще Аркадий Райкин ведь придумал, с балериной: «Балерины — видали, она вертит, аж в глазах рябит! Привяжи ей к ноге динамо — пусть она ток дает в недоразвитые районы!..»
 
Я понял, конечно, почему это было сказано полушепотом: не хотел расстраивать подростков, что колесо этого велосипеда было уже изобретено гораздо раньше.
 
После этого Владимир Путин и Нарендра Моди выступили перед юношеством. Премьер-министр рассказывал, как он боготворит учителей: когда он стал начальником, то даже пригласил их всех, 32 человека, к себе и, по его словам, провел с ними большое мероприятие.
 
Кажется, мальчик Нарендра наконец-то понял, для кого он живет.
 
Владимир Путин ответил на несколько вопросов, вроде того, кого из ученых он считает самым выдающимся в мире. Господин Путин, казалось, был скован тем обстоятельством, что рядом с ним сидел Нарендра Моди, который отвечал на все задаваемые ему вопросы так эпически уклончиво, что российский президент вынужден был ему соответствовать, иначе он рисковал показаться на этом фоне, хотя бы в своих собственных глазах, человеком самонадеянным и недостаточно широко понимающим действительность. Поэтому Владимир Путин не говорил, например, что считает основным ученым, например, Эйнштейна, а отвечал, что назвать кого-то одного — все равно что предпочесть одно искусство другому (хотя для него, по-моему, из всех искусств важнейшим является кино).
 
Был только один вопрос, заданный, кстати, Елизаветой Забелиной, на который Владимир Путин ответил однозначно: возможно ли сотрудничество стран БРИКС в освоении лунной поверхности? Российский президент подтвердил такую возможность категорически.
 
В конце концов, это было самое простое, что он мог сделать в этот день для индийского народа.
 
Не считая пяти полков С-400, конечно.

Источник: kommersant.ru
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    6.10.2018 12:59 Я есть Грут
    Прикрываясь детворой,
    Он приехал не пустой.
    "Станет Моди круче Шивы", -
    Молвят местные комдивы.