Блог ведет Андрей Колесников

Андрей Колесников Андрей
Колесников

Разговор дороже денег

22 декабря в 11:48
 
20 декабря президент России Владимир Путин встретился с руководством Федерального собрания и поделился с ним своей идеей повысить акцизы на спиртосодержащую продукцию, но при этом отказался давать еще больше денег сельскому хозяйству: "И так государство больше всего дает именно ему". Специальный корреспондент "Ъ", главный редактор "РП" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ обратил внимание на то, с каким упорством лидер ЛДПР Владимир Жириновский уже не первый год лоббирует переоборудование здания Госдумы на Охотном Ряду в отель и какие фамилии при этом называет.
 
Источник: kommersant.ru

Лидеры партий, главы комитетов Госдумы, руководство Совета федерации — все эти люди перед началом встречи с Владимиром Путиным расселись за десяток столов в круглом фойе первого корпуса Кремля и обсуждали, видимо, насущное между собою.
 
— Да что это за столовая у нас!..— и правда доносилось из-за стола, где напротив друг друга сидели Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов. И это был, конечно, лидер ЛДПР.— Надо же решить в конце концов с новым парламентским центром! Ну что же это такое!.. Наше здание на Охотном Ряду стоит гораздо дороже, чем весь парламентский центр, и плюс еще инвестору надо дать земли в Новой Москве!.. Дадим, Геннадий Андреевич, а? Есть у вас инвесторы?
 
Геннадий Зюганов кивал — похоже, машинально. Господин Жириновский, налегая на свежий огурец и успевая отмечать его искусственный цвет и вкус, объяснял, что гостиница, которую построят на месте Госдумы, будет самая дорогая и лучшая в мире.
 
— Да такого места больше нет нигде! — воскликнул он.— Напротив стоит "Москва", я там в августе 1991 года был, стоял на балконе на седьмом этаже, и хотел зайти в этом году, 25 лет спустя, на пять минут со съемочной группой в свой номер там (тогда депутаты пользовались номерным фондом этого отеля.— А. К.). Так мне сказали: "Двести тысяч рублей! Двести тысяч!"
 
— Ну так, конечно, не пошли...— предположил я.
 
— Двести тысяч!..— туманно разъяснил господин Жириновский.— Задумаешься!.. Да, я там стоял, на седьмом этаже, а площадь в 1991 году ревела: "Жириновского под суд!.."
 
Владимир Жириновский с удовольствием надкусил помидор. Светлые воспоминания о том, как искренне тогда проклинали его люди, доставляли ему сейчас нескрываемое удовольствие.
 
Лидер ЛДПР рассказал мне, как только что за этим столом спорили, каким путем идти России. Геннадий Зюганов настаивал, что сталинским, кто-то захотел путем Троцкого, кто-то — брежневским. Николай Харитонов твердо сказал, что пойдет дорогой Стеньки Разина.
 
— Им бунт нужен! — кивнул Владимир Жириновский в сторону Николая Харитонова.
 
— А мы его арестуем! — вскрикнул один из членов ЛДПР из-за спины Владимира Жириновского.— По итогам встречи с Владимиром Владимировичем!
 
— Интересно, а путинским путем что, никто не хочет уже идти? — не удержался я.
 
Присутствующие смутились и затихли. Томительную паузу прервал, разумеется, Владимир Жириновский.
 
— А вот они пускай идут! — махнул он рукой туда же, себе за спину, где сидел глава думского комитета по физкультуре и спорту Михаил Дегтярев.
 
— Дети пастухов! — констатировал господин Жириновский.
 
— Я не из пастухов,— пробормотал кто-то оттуда же, из-за спины, но достаточно неразборчиво, чтобы не быть заподозренным в том, что ему не нравятся идеи Владимира Жириновского.
 
— А насчет гостиницы я хочу вернуться,— сообщил вдруг лидер ЛДПР, когда журналисты вокруг него разошлись.— Гуцериев построит! Поднимет все!.. Надо только ему еще в Новой Москве земли-то дать!..
 
— И называться гостиница будет "Кавказ"!..— заключил господин Харитонов.
 
С этим никто даже и не собирался спорить: настолько это, видимо, было всем очевидно.
 
Рядом беседовал с журналистами спикер Госдумы Вячеслав Володин. Он рассказывал, каким, по его представлениям, будет настоящий кандидат в президенты России:
 
— Есть такой человек! Пользующийся авторитетом в народе, среди простых людей, и в мире тоже!
 
— По версии Forbes? — попробовал уточнить я.
 
— Сами знаете его не хуже меня...— откликнулся Вячеслав Володин.
 
— Значит, все-таки Дмитрий Анатольевич...— прокомментировал кто-то. Вячеслав Володин пожал плечами.
 
Тут его спросили насчет шансов Алексея Навального на президентских выборах:
 
— Он ведь об этом думает!
 
— Он-то почему об этом думает?! — вслух удивился господин Володин.— Надо законы читать, он же юрист! Его интерес должен лежать в первую очередь на основании закона... Если закон не позволяет, зачем людей-то вводить в заблуждение?! Если закон у нас соблюдается сегодня, то тогда надо исходить из этого и тогда надо мечтать о другом, а не о выборах! А если мы начинаем это прикручивать к решениям, которые приняты где-то, и потом ссылаться на эту норму, то можно потом много обсуждать и дойти потом до не пойми чего!
 
В общем, кто не понял, тот поймет.
 
И вот уже всех их звали наверх, в Екатерининский зал, а Владимир Жириновский все еще сидел за столом, в полном одиночестве, и домучивал свой искусственный, да что там — алюминиевый огурец.
 
Встреча началась между тем вовремя, так что Владимир Жириновский, демонстрировавший знание законов гостеприимства в Кремле, главный из которых гласит, что можно не торопиться никому и никуда, потому что ты уже пришел, рисковал — и проиграть в этот раз, и даже опоздать, что ли, или по крайней мере задержаться.
 
Владимир Путин поблагодарил присутствующих за то, что они приняли бюджет страны, а он его подписал. Ему при этом не нравится безостановочное совершенствование норм: "Больше десяти раз вносились поправки в Уголовный кодекс, больше тридцати — в Налоговый кодекс, больше сорока раз в Кодекс об административных правонарушениях..."
 
Присутствующие, впрочем, никак не прокомментировали позже этот упрек, оставив его то ли на своей совести, то ли на совести президента.
 
Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко отметила, что все Федеральное собрание слаженно работало над бюджетом и "мы не только выстояли, но мы стали сильнее, а патриотизм стал ведущей духовной доминантой..."
 
Очевидно, что именно и только патриотизм, выведенный в лидеры среди других духовных доминант или, например, скреп, и позволил принять бюджет в третьем чтении до начала нового года.
 
— В значительной степени это произошло потому, что власть не рефлексировала, не впадала в панику,— продолжила Валентина Матвеенко.
 
Она отнесла к безусловным плюсам отсутствие у власти рефлексии. А хотелось, чтобы наоборот — власть, неспособная к рефлексии, бесчувственна и в самом деле до патриотизма.
 
Из первоочередного: Валентина Матвеенко предложила как можно скорее возродить Евпаторию как всероссийскую здравницу.
 
Она пожелала Владимиру Путину действовать в соответствии с его же "политикой сбережения народа" (конечно, а не расходования его направо и налево), и начать ему придется, как обычно, с себя.
 
— Берегите себя, Владимир Владимирович! — терпко пожелала Валентина Матвеенко Владимиру Путину в новом году.
 
Вячеслав Володин говорил о более понятных вещах. Так, он сосредоточился на том, что удалось договориться с правительством, чтобы до того, как Госдума примет закон в третьем чтении, правительство разработает для него нормативные акты, "а то закон примут, а год-второй-третий он не реализован из-за отсутствия нормативных актов".
 
Позже Вячеслав Володин поделился со мной впечатлениями от этой встречи:
 
— Какая хорошая получилась! Да, я говорил про эти нормативные акты... Да там на самом деле министерства все тормозят... Эти решения их раздражают! А по-другому было нельзя выходить на эту тему! Теперь мы будем ссылаться на то, что такая норма заложена в регламенте работы правительства!
 
Господин Володин, кроме того, поблагодарил президента за то, что тот оперативно решил вопросы об увеличении количества помощников депутатов в регионах и "некоторые другие насущные вопросы":
 
— Эти и другие вопросы стопроцентно решены! В начале октября озвученные — и уже решенные!
 
Видимо, вопросы и в самом деле оказались насущными. Но можно не сомневаться, что за доставленное удовольствие депутатам придется заплатить, и недешево. А как, будет решать уже, собственно говоря, господин Володин. В конце концов, не он же только для них, а и они для него.
 
Председатель комитета Совета федерации по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин настаивал на том, что срочно надо повысить акцизы за спиртосодержащую продукцию и часть акцизов сразу надо отдать регионам — чтобы у них появился стимул заниматься повышением этих акцизов.
 
— Десятками люди мрут как мухи! — поделился болью и Владимир Путин.— Я уже подписал поручение правительству...
 
— Нам всем в условиях санкций и терроризма нужно проявить единство! — сообщил глава думского комитета по аграрным вопросам Владимир Кашин.— И двигаться в этом направлении дальше!
 
Ему большую боль причиняет то, что 14 млн га земель в стране выведены из сельскохозяйственного оборота.
 
— Это сравнимо с целиной! — воскликнул он.— Если вы сделаете свое поручение!.. Это богатство не должно превратиться в пустыню! Мы теряем сотни миллионов тонн зерна!..
 
Он мог сказать и "миллиардов": больше пафоса все равно уже не появилось бы в его словах.
 
— Деревня нашей великой страны — это все! — как заклинание повторял Владимир Кашин.— Можно начать с удвоения бюджета на село: 450 млрд руб., потом выйти на триллион! А что, каждый у нас хочет три раза в день покушать — и пусть кушает!
 
Владимир Кашин, конечно, не мог не понимать, что бюджет уже принят, а и не сказать всего этого не мог: нельзя же было не дать понять, что тут, конечно, все любят село, а Владимир Кашин любит село, как никто тут его не любит.
 
— Из оценок уходящего года,— признался Владимир Кашин,— мне больше всего симпатизирует оценка уходящего президента США, который сказал, что Россия сегодня является супердержавой военной, и в этом плане мы все должны делать то, что делает наш первый руководитель!
 
Первый руководитель в это время разговаривал с Вячеславов Володиным, так что Владимиру Кашину предстоит сделать правильный вывод.
 
Между тем господин Путин обратил все же внимание на то, что бюджет принят и подписан, на то, что господин Кашин "поставил вместе санкционную политику и терроризм правильно".
 
— Санкции разделяют страны! Пропускаем удар из-за этого! — с сожалением констатировал Владимир Путин.
 
В словах его наблюдалось очевидное сочувствие к западным странам: ведь Россия всегда готова к конструктивному диалогу (но Крым — наш).
 
Господин Жириновский, выступая, как обычно, жарко, опять сказал, что "инвесторы просят за строительство парламентского центра в Хорошево-Мневниках еще одно здание, в Новой Москве", и что "это недорого стоит!".
 
Такое отчаянное лоббирование чужих бизнес-интересов выглядело бы уже просто неприлично в любых устах, но только не в устах Владимира Жириновского. В его устах это выглядело нормально.
 
— И жестокая госмонополия на весь алкоголь, табак и сахар! — заявил он.— В конце концов давайте дадим дешевую водку! Сейчас самая дешевая — 200 руб.. Давайте за 100 дадим! А губернатора Иркутской области — уберем! Они там все ищут, откуда это пошло, а люди уже в гробах лежат! Чрезвычайное положение давайте введем, армия быстро разберется, откуда это пошло!
 
То есть господин Путин предлагал увеличить цены на спиртосодержащий товар, а господин Жириновский — снизить на алкоголь. Вот и понимай, у кого тут вот-вот предвыборная кампания начнется.
 
И конечно, господин Жириновский предложил бороться с искусственными добавками к продуктам:
 
— У нас скоро искусственные люди будут!
 
Сам господин Жириновский зато производил впечатление слишком даже естественного человека.
 
Он и про убитого посла России в Турции высказался:
 
— Это недоработа!.. Этот убийца один за его спиной несколько минут ходил! И по городу посол один ходил!.. Одинокий странник!.. Меня четыре человека охраняли, когда я там месяц назад был!.. С собакой в номер приходили... И вот он в гробу лежит, завтра мы его хоронить будем...
 
Господин Путин среагировал прежде всего на это:
 
— Вооруженная охрана посольства работает только на территории посольства. За пределы посольства не выходит. Такие правила. Но в некоторых странах можно было, наверное, вы правы, по-другому сделать...
 
В случае с Турцией уж точно.
 
Господин Путин прокомментировал и идею госмонополии:
 
— Это тоже никого не спасало. Надо повышать акцизы, чтобы это не были флаконы за три копейки!
 
При этом господин Путин, очевидно, понимал, что в случае с Иркутском речь не идет об алкоголе:
 
— Ну ничего, больше будет стоить косметика... Но жизнь человеческая дороже...
 
То есть пьющие жидкость для принятия ванн сделали все от них зависящее, чтобы пользующиеся косметикой пользовались ею по назначению и дальше, но гораздо дороже.
 
Неожиданно решил подытожить предновогоднее собрание глава думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников:
 
— Необходимо зафиксировать в законе возможность распоряжения на случай смерти! — рассказал он участникам этой теплой во всех отношениях встречи, только что, казалось, устремленной в будущее.— Нужен наследственный договор: это когда на берегу наследодатели договариваются, а не через шесть месяцев все решается, и бизнес не гибнет!..

Источник: kommersant.ru
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал