Блог ведет Vyacheslav Z

Vyacheslav Z Vyacheslav
Z

Страсти по Богомолову или дискуссия о Них как поиск Себя

21 февраля в 23:47

«Без свободы – гаснет дух,
без духа – вырождается и гибнет свобода»
(И.А. Ильин «Путь духовного обновления»)

 
novaya%20gazeta_bogomolov.png


Публичный диспут, разгоревшийся вокруг манифеста режиссера Константина Богомолова, можно назвать наиболее существенной идеологической дискуссией о неославянофильстве вне парадигмы "войны и мира" (которая методично вписывалась на подкорку обывателя и генерировалась лидерами общественного мнения в эпоху так называемого "крымского консенсуса").

Безусловно, ястребиный общественно-политический дискурс априори недолговечен, а с истечением срока службы становится токсичным, и последствия сего слабо предсказуемы. В итоге основные вещатели начинают палить из пропагандистской пушки так хаотично, что перья обстреливаемых воробьев застят божий свет. Поэтому запрос на новые идеологические споры, конфликты и дискуссии созрел на фоне психологической усталости аудитории. Это – раз.

Плюсом ко всему (а по существу - минусом) – информационная тактика дробления потенциальных зон социального напряжения, иссушение повестки, спорадическая деидеологизация и одновременная "накачка" единомыслия полны латентных и явных угроз для доверия в обществе, которое и без того подвергается каждодневному тесту на устойчивость под давлением информационного шума и различных «фейк-ньюс».  И на этом пути пройти «точку невозврата» означает полностью вымыть искреннюю консолидацию, дезавуировать идею единства и правдивости. Это – два.


Конфронтационная картина мира – важная идеологическая и ментальная скрепа для российского общества. Это нужно признать. Система властеотношений, которую иногда называют византийской, она же главным образом про divide et impera. И чувство единения в нас обостряется не сколько в борьбе за ближнего, сколь в дружбе против кого-то. Это – три.

На авансцену вышел театральный режиссер, настоящий творец, успевший ранее оставить неровный политический след, что сейчас на фоне массовой экзальтации в стане его оппонентов точно не идет ему в актив. Заявление, которое сделал Константин Богомолов, прозвучало довольно громко. Многие посчитали нужным прокомментировать или ответить практические в тот же день (что само по себе любопытно).

На некоторых площадках (правда, путаясь в несущественных деталях) автор манифеста успел высказаться постфактум (кому интересно, могут посмотреть к примеру дебаты с писателем Михаилом Зыгарем или интервью Сергею Минаеву). Многие публично оппонировали автору, в том числе Владислав Сурков, которому сразу после выхода манифеста на страницах «Новой газеты» даже стали было приписывать истинное авторство текста Богомолова.

Касаемо большого числа высказываний со знаком «минус» на ум приходит изречение, датируемое аж XVI веком – «нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Кто бы ни выступал с подобным начинанием, его ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые» (Никколо Макиавелли «Государь»).

Нет, конечно российский режиссер о замене порядков то, пожалуй, и не говорил. В конце концов такие вещи – не вопрос его зарплаты, как говорится. Для нецелевой аудитории он написал текст-предостережение, ностальгическое эссе по Европе, которая то ли была, то ли не было её. Этот текст можно в общем плане рассматривать как переложенные на нашу реальность идеи не то Шпенглера, не то Фукуямы. Примерно так и обсуждают публикацию многие читатели манифеста.


В целом же сам текст манифеста уже вдоль и поперек разобран, и проанализирован. От себя могу лишь добавить, что во времена сбившихся моральных ориентиров самая лучшая точка в системе общественных координат – трезвый и жесткий скепсис в отношении «человеков». Именно в такое время мы живем. Моральный абсурд сильно довлеет над здравым смыслом. Но критическое отношение к происходящему, упомянутый мной скепсис не должны переходить допустимые границы жесткости, когда фигуры речи (имею в виду, конечно же, «новый этический рейх») могут спровоцировать эскалацию противостояния, например, со стороны адептов так называемой «новой этики». И это не вопрос мужества автора, а скорее обстоятельство, которое подчеркивает, что манифест содержит ряд отдельных социальных и политических триггеров, которые по мнению автора (скорее всего коллективного) в нужной голове должны сработать.

Идеология обсуждаемого выступления не проходит по привычной уже линии идеологического разлома между либералами и консерваторами (или же патриотами, что более часто артикулируется в массовой риторике) и не вписывается в общественно-политический дискурс «ястребов». Однако тест на соответствие идеологии «путинизма» выступление выдерживает в полной мере. Поэтому одним из адресатов предложенных смыслов безусловно является и Владимир Владимирович Путин.

При этом как сам текст, так и его дальнейший promotion склоняет лично меня к предположению о том, что мы видим коллективное обращение, подготовленное под началом настоящего Виртуоза, идеолога-ментора, с предложением новых гуманитарных консолидирующих идей для внутреннего использования, а также модифицированного арсенала отечественной softpower для продвижения вовне.


Текст оказался своевременным. На волне психологической усталости аудитории (да и исполнителей) от заезженной повестки и с претензией на созидательный мировоззренческий посыл, представленная идеологическая канва может вполне прийтись ко двору.

Текст отозвался в умах, но есть некоторые оговорки. Всё же такая дискуссия и идеология не про «теорию малых дел», и не про то, что завтра же на дорогах не будет ни ям, ни дураков. Это история не про города, сёла, дворы, дома и подъезды. Это широкие горизонты, красивые заголовки и благородные цели. Это про путь цивилизации и прочий пафос, от которого даже и не пахнет пиастрами.

Но большой вопрос — насколько актуальна для каждого из российских граждан дебатируемая проблематика? А мотивирован ли рядовой гражданин идти в своеобразные «крестовые походы» и строить новую Европу со сложным человеком (как призывает автор манифеста) в ту пору, когда мы имеем внутри страны (и каждый из нас внутри себя самого) много противоречий и сложностей? Поверит ли в идеи манифеста условный Иван Федорович Петров из села Осинка в Пермском крае? Думаю, что нет. Уверен.

«Жить стоит только тем и верить стоит в то,
за что стоит бороться и умереть; ибо смерть
есть истинный и высший критерий
для всех жизненных содержаний»
( И.А. Ильин Там же)

*В материале используется скриншот статьи К. Богомолова в "Новой газете" (№ 14 от 10 февраля 2021): https://novayagazeta.ru/issues/3081

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Сергей Демидов
    22.02.2021 16:03 Сергей Демидов
    Манифест Богомолова - это обычная провокация, которая направлена на то, чтобы по поводу манифеста высказалось интеллигенция...
    •  
      Vyacheslav Z автор
      24.02.2021 14:29 Vyacheslav Z
      Не совсем согласен. Если это и провокация, то "чтобы высказалась интеллигенция" - цель довольно мелкая, промежуточная. И манифест, и вся реакция - контент, а в наш информационный век контент - это продукт, который продается и покупается. Не обязательно (и не в этом случае точно) тот, кто продает претендует на материальные блага. Это интересная игра. Почерк виден. К сожалению или счастью смыслы и идеологические концепты генерировать у нас не сильно принято, поэтому не многие пытаются. Но попытка с манифестом оттого и интересна. Если презентованную идею облечь в идеологическую и технологическую форму, то может получиться нечто весьма симпатичное в государственных и межгосударственных масштабах.