Блог ведет Игорь Корниенко

Игорь Корниенко Игорь Корниенко

ДРУГАЯ МЕЧТА. История вторая: ЗАПЧАСТЬ К МЕЧТЕ

3 июля в 06:40
Когда ты не один в походе за мечтой, когда одна мечта на пятерых – это здорово. Есть реальная, не сказать, что стопроцентная, но всё же большая вероятность того, что мечта сбудется. Станет. Оживет. Мы были всего лишь мальчишки, когда это случилось. Хотя почему «всего лишь», мы были мальчишками что надо. О, да. Взять хотя бы Лешку. Он был самым старшим из нас. Старше меня на год. Ему тогда, если мне, конечно, не изменяет память, стукнуло тринадцать. Он уже втихаря покуривал сигареты и таскал нам заграничные шоколадки. Все смотрели на него с восхищением. Он был негласным вождем. Высоким, сильным, что говорить: он занимался карате и мог поднять самую тяжелую штангу. Лучшим другом Лешки, так уж случилось, стал я - ещё с детсада. А ещё ему жуть как нравилась моя старшая сестра. Я не был заводилой компании, никогда не подымал штанги, но зато именно у меня появилась в тот год эта мечта. Вообще я всегда много читал, особенно фантастику, я даже писал коротенькие рассказики, которые с удовольствием слушали друзья. Часто, оставаясь на ночь у Лешки, мы вытаскивали на крышу телескоп и смотрели на звезды, и я всегда спрашивал друга: «Ты веришь, что они существуют? И, быть может, кто-то из них сейчас так же смотрит на нас?» Леха теребил мой чуб, поблескивая огоньком своей сигаретки, всегда, как заведенный, отвечал: «Кто знает? Может, и смотрит».
Руслан был самым младшим, ему было что-то около десяти, и он первый притащил в наш штабик поломанную бритву отца. Но всё началось не с бритвы. Всё началось с куска здоровенного камня, если, конечно, то, что мы нашли, можно назвать камнем. Нас было трое - я, Леха и Вадим по кличке Уж. Он любил ловить змей - держал их в тазике на своем заднем дворе и пугал в школе девчонок и учителей. Вадим был, уже и не помню, но, по- моему, младше меня месяцев на семь, ну на полгода точно. Он и поволок нас на каменный карьер за змейками. «Только смотрите, медянок не трогайте», - всю дорогу наставлял он. Леха был недоволен, называл все это детской ерундой и плевался. Лето только разгоралось, шел июнь. Мы строили грандиозные планы на три оставшихся месяца и думать не думали, что какой-то камень может всё так круто изменить.
- Это не камень, - сказал Лешка, рассматривая находку.
- А что это, если не камень? Ёжик (меня так все, и даже учителя, порой называли) его из земли выковырял, правда ведь?
Я ответил, что правда.
- Вадька, а если я сейчас тебя стукну и тут закопаю, а потом тебя какой-то придурок выковырнет, то что, ты тоже будешь называться камнем?
- Ну, если лет так через тысячу.
- У, - замахнулся Леха камнем, - давай проверим?
- Похоже на метеорит, - сказал я, забирая камень ярко-оранжевого цвета, - я никогда не видел камни таких цветов, а ты, Леш?
- Я и говорю – не камень, а этот раскаркался: камень, камень. Иди своих змеек лови, а мы пойдем во двор.
- Давай ко мне, - предложил я.
- Нет, лучше ко мне в гараж, - сказал Леха. - Попробуем его молотком раздолбать.
- Точно, молотком, - согласился Уж.
В гараже, где Лешкин отец ремонтировал старые машины, мы по очереди несколько раз стукнули по камню. Чем сильней был удар, тем больней рикошетил в руку молоток. Лешке так даже рукоятка молотка разорвала на большом пальце кожу в кровь. А камню – хоть бы хны. Целешенек, и ни царапинки.
- Вот это новость, - всё, что сказали тогда мы.
Вечером к нам присоединились Руслан со своим старшим братом по кличке Толстопуз. Мы вернулись в гараж и…
- Он горячий, - с визгом отдернул руку Русик, - я, я…
Лешка потрогал:
- Ага.
Я прикоснулся и тоже вскрикнул. Камень обжигал.
- Оно, наверно, сконцентрировало в себе все наши удары и переварило их в энергию тепла, должно быть, так, - выпалил я, едва не захлебываясь от восторга, - вот это да.
- Ты думаешь, это метеорит? – подал голос Павлик. - Я читал, что они нагреваются, только когда пронзают слои атмосферы.
- Не умничай, Пуз, - огрызнулся Леха. - Алан, чё ты хотел сказать?
Я не ответил, а нагнулся и ещё раз дотронулся до камня.
- Теперь он, оно холодное, - произнес я и отпрыгнул от странной находки, - мне кажется, это что-то живое.
- Холодное? - удивился Вадим.
- Жуть, - это сказал Павлик.
- Родакам ни слова, - процедил Лешка, вынимая из потайного места под крышей смятую пачку сигарет «Винстон». - Камень спрячем в штабе, а потом придумаем, что с ним делать, - закончил он, прикуривая.
- А если это нашествие? – спросил Руслан.
- Классно бы было, а, ребя? – не то спросил, не то что, Уж.
И только я ответил:
- Есть контакт.
А утром чудо - камня не стало.
Мы с Лешкой первыми пришли в штаб. Штаб – это переоборудованный нами погреб в разрушенном частном доме. Все, что осталось от дома, - стена и забор. На стене мы нарисовали свои специальные защитные знаки, а забор обновили новыми досками и обнесли колючей проволокой, которую утащили из расформированной воинской части.
Так вот, мы первые нашли это. На месте вчерашнего камня сегодня была какая-то металлическая конструкция. Похожая на гантель, «ощетинившуюся» массой разноцветных проводков, она лежала на сырой земле, скромно отражая паутинки-лучи утреннего солнца.
- Вот те на, - всё, что смог сказать я.
- Сперли? Или это он и есть? – спросил друг.
Ответа не знал никто.
Порой казалось, если долго смотреть на «лохматую» гантель, что проводки шевелятся. Легонько так, словно вздрагивая, привыкая, осматриваясь… А может, это был просто сквозняк.
Помню, в ту ночь я никак не мог заснуть. От жары и комаров то и дело ворочался, вставал пить, выбросил «обжигающую» подушку и простыню…
И, по всей видимости, заснул, хотя не могу поклясться, что точно спал. Но наутро в голове осталось какое-то ощущение… Мне захотелось…
«Применить загадочную конструкцию».
«Применить» - это слово, застрявшее  в голове с ночи, утром отозвалось теплым покалыванием в руках, в ладонях, я почувствовал, как собираю что-то, что-то важное, что-то большое… Я даже увидел, как собираю это.
Так родилась мечта. Я заболел ею. Я ел с ней, гулял по городу, играл в прятки, ложился спать, и все с ней – с мечтой. Во сне моя мечта сбывалась. Наяву…
Первому я рассказал про это Лешке.
- Построить? Своими руками? Ты чё, Ал?
- Я знаю, звучит неубедительно, но почему нет?! Ведь можно просто попробовать. Это же мечта.
- Во-во, мечта. Если бы я так хорошо тебя не знал, я бы точно подумал что ты того – аля-улю, гони гусей.
- Просто попробовать. А разве тебе не хочется?
- Не хочется что? Собрать космический корабль или что?
- Я про корабль.
- Ну, не то чтоб уж ах как мечтаю…
- Ты мне поможешь?
- Можно подумать, я когда-то оставлял тебя одного.
- Мне хочется, чтобы это стало и твоей мечтой.
- Мы друзья.
- Всё равно, если тебе кажется это глупым, детским, то, Леш, не надо.
- Не надо? Это тебе не надо ля-ля. Я что, по-твоему, старпер и забыл, что такое мечта и с чем её едят? А кто каждую ночь лезет на крышу посмотреть на ночное небо, а? Я не разучился мечтать, Ёжик, я перестаю верить… Это удел всего подрастающего поколения. Подрастешь, поймешь. А теперь что? Поделимся нашей мечтой еще с кем или сохраним между нами?
- Вместе мы сможем.
- Ты имеешь в виду всю нашу пятерку или ещё кого?
- Нашу пятерку, конечно. Это ведь что-то вроде только нашего секрета, только наша мечта.
Павлик на предложение собрать собственными руками космический корабль ответил, что всегда только об этом и мечтал:
- Спал и видел, - говорил он, - особенно когда читал Брэдбери и Кларка. Помнишь, Алан, в «Марсианских хрониках»…
Вадим тоже был в полном восторге, и только почему-то самый маленький наш друг молчал.
- Ты что, Русь? Испугался? – спросил его брат.
Руслан замотал головой - не испугался.
- Тогда что?
Мальчик долго еще молчал, а потом выдал:
- А вдруг им это не понравится? Вдруг мы соберемэто, а они возьмут и уничтожат нас.
- С чего это им нас уничтожать?! – возмутился Вадим.
- Они – это инопланетяне, как я понял? - вставил Алексей. - Если да, то, Русик-трусик, можешь их не бояться.
- Почему?
- Почему? Да потому что они с нами заодно. Да же, Ал?
Я кивнул.
- Правда? – удивился Руслан, глядя на меня в упор большими оленьими глазами. Он ждал озвученного подтверждения, и я озвучил:
- Правда, мы с инопланетянами заодно.
В тот же миг как бы в подтверждение моих слов над нами пролетела стрелой падающая звезда.
- Быстро все загадали желание, - успел крикнуть Павлик.
И мы все, как один, загадали одно на пятерых желание.
Позже, около двух часов ночи я и Лешка смотрели в телескоп на звезды и молчали, мы впервые с ним молчали. Я думаю, мы оба думали об одном.
А когда ложились спать, Леха спросил:
- Ты веришь в нашу мечту? Главное ведь, Алан, это верить. Если ты веришь, ты уже близок к исполнению мечты, ты уже рядом с чудом. От веры до чуда рукой подать. Шагни - и вот оно… Так ты честно веришь?
Я ответил:
- Да, верю. А почему ты спросил?
- Потому что я не… не то чтобы сомневаюсь или там не уверен, я… я просто не знаю. Видимо, виной всему взросление, да и фантастику я никогда не читал, разве что только тебя слушал.
- Ты старайся.
- Стараться поверить? Думаешь, это возможно?
- Ты же веришь, что мы сможем.
- Вы – да, верю. Я, я, а, давай ложиться. Утро вечера мудренее. Еще бы твою сестру привлечь.
- Скажешь тоже.
Первым деталь для корабля нашей мечты в штаб к «лохматой» конструкции принес Руслан. Это была поломанная электрическая бритва. Мы разобрали её на несколько частей и наугад - куда приглянулось - присоединили проводки к нашей «гире». Её мы взяли за основу будущего корабля.
Следующим был я. Я притащил из отцовской мастерской перегоревший трансформатор от телевизора и старый, ещё дедушкин приемник. В трансформаторе была целехонька вся обмотка, а приемник до сих пор без помех ловил радиостанцию «Маяк».
Интересно, но мы откуда-то знали, как и куда что прикреплять или припаивать. Некоторые соединения нам снились. Некоторые детали, как, например, случилось с Вадикиным вентилятором, крепились сами. Необходимая для корабля запчасть словно сама тянулась к «материнскому плато» и ладно вписывалась в «интерьер» всей конструкции.
Корабль рос с каждым днем. Рос на наших удивленно-восторженных глазах. Мы были счастливы. Все дни напролет, вместе или по одному, бродили по городу в поисках чего-нибудь эдакого, чего-нибудь новенького для нашего корабля. Для нашей мечты. Две недели спустя корабль стал выше Лешки на целую голову, это значит, в высоту он был метра два. В длину – три с половиной здоровенных Лехиных шага. 
Внутри корабля мы решили не устанавливать никаких сидений и панели управления. Нашему «звездолету» не нужен руль – в космос его поведет сила мечты. Энергия которой равна энергии солнца, сложенной с  энергией ветра…
Ещё через неделю нам пришлось изрядно попотеть, расширяя «ангар» для нашей мечты. Пришлось поработать лопатой, расчищая пространство вокруг корабля. Я сосчитал – мы вынесли на свалку двести восемьдесят три, с горкой, ведра земли.
Все это время по вечерам и в часы отдыха мы мечтали: как полетим к звездам, на какую первую планету приземлимся, что будем делать, если попадем под метеоритный дождь и что, если вступим в контакт с инопланетянами?
Только Леша не фантазировал. Он с каждой новой деталью для корабля становился всё хмурее и неразговорчивей. На вопросы: почему ты такой, что случилось, Алеша отвечал просто: «Ничего».
- Я так не думаю, - сказал я как-то, когда мы остались одни, - мне кажется, ты больше не с нами, Леха.
Он неожиданно взял меня за руку:
- Это не для меня, Ёжик. Я перерос мечту. Мечта – это для ребенка. А я уже всё, списан. Никогда не думал, что скажу это. Но, Ал, вы занимаетесь ерундой, честно. Мечты должны оставаться мечтами. Иначе какая эта мечта? То, чем мы, вы занимаетесь, – это полная чушь, ребячество. Я не могу быть больше с вами, потому что вырос. Меня уже волнует другое, совсем другое.
- Ты и на звезды забыл, когда последний раз смотрел.
- Меня сейчас волнует, какую б девку «приделать», а ты мне - звезды. Ты меня поймешь позже. Только ты не распространяйся, просто меня больше с вами не будет. Ты останешься моим самым лучшим другом, но я, я не могу запретить тебе строить, верить, мечтать. Правда, если ты хочешь прекратить всё это и войти во взрослую жизнь вместе со мной, вот моя рука, - и Алексей протянул ладонь, - смотри, тебе решать. Только поверь мне. Тарелка не полетит – это просто кусок железа. Мечта. Пар.
Я сделал шаг назад. Шаг от друга, которого боготворил.
- Алан?
- Прости, Лешка.
- Это ты меня прости.
- Ты по правде вырос.
- Но мы же друзья? – он не отпускал протянутой руки.
- Друзья, - я пожал его ладонь.
- Буду ждать тебя на том конце детства. Во взрослой жизни, где, увы, нет места мечтам.
- Жаль.
- Не надо. Всему свое время, Ёжик, никто от этого не застрахован. Скоро и ты будешь на моей стороне. От этого не убежать. Вот увидишь.
Я ответил:
- Знаю.
Мне хотелось заплакать, но почему-то я сдержался.
- Эта инфекция уже в тебе, Ёжик. Откровенные слезы - удел ребенка. Скрывать их – под силу взрослым. До встречи, друг.
В тот день Леша ушел домой один. Мы ещё не раз ночевали друг у друга, он даже иногда спрашивал про корабль, смотрел со мной на звезды, но его не было со мной. То же самое я мог делать и со своим отцом или бабушкой. Леши словно не стало. Он рассказывал о своих победах на любовном фронте, и его так называемой целью-мечтой стал «Мерседес» последней модели.
- Вот достроишь свой «энэло», - смеялся он, - мы его продадим за бешеные бабки. Купим с тобой «мерс», возьмем пару девчонок и помчим на море. Как, согласен?
Мне ничего не оставалось делать, как соглашаться. Леша обнимал меня и просил всегда оставаться таким - ежиком.
В конце июля «корабль» был почти готов. Почему почти? Оставалось главное – проверить его в действии. Мы назначили дату эксперимента. Согласно нашим инструкциям, мы вчетвером в назначенный час должны забраться внутрь «летающей тарелки» и силой мечты, умноженной на четыре, поднять «аппарат» в небо.
Я обвел эту знаменательную дату - 30-е июля - в календаре красным фломастером.
А за день до события без вести пропали Руслан и… корабль.
Руслана искали с милицией, всем поселком неделю. Не нашли. Собаки даже не взяли след. Мальчик словно в воду канул.  На месте корабля мечты осталась неизвестно откуда взявшаяся пустая бутылка из-под пива. Пару недель спустя пьяный Лешка проговорился, что с пацанами уволок железяку в пункт приема цветного металла и им за этот хлам неплохо заплатили.
Я не поверил.
Шли дни. Павлик больше не гулял с нами. Вскоре и Вадька-Уж записался на репетиторство по математике. Остался я один со своей исчезнувшей мечтой.
Потом поговаривали, будто нашли одежду Руслана – выловили в карьере. Водолазы обшарили, где смогли, дно, но говорят, что там много разломов, и есть места совсем недоступные. Родители же верят, что мальчик жив. Я тоже верю.
Ближе к сентябрю, когда я уже почти перестал плакать по ночам, Леша сказал, что пошутил тогда про «звездолет», он его даже пальцем не тронул. Пришел с бутылкой пива посмотреть, как продвигается работа и заодно окончательно попрощаться с мечтой, с детством и …
- Мне там тогда вдруг так стало больно, Ёжик, я смотрел на ожившую мечту и плакал. Мне стало страшно, что для меня всё кончено, всё - назад дороги нет, и я плакал, как ребенок, не стесняясь слез и, Алан, не поверишь, но «тарелка» - она ожила.
Я привстал:
- Ты говоришь это, чтобы утешить меня?
- Я говорю это, потому что так было по правде. Я долго не решался рассказать тебе об этом.
- Леш?
- Она загудела сначала. Потом по серебристому диску побежали огоньки тускло-зеленого цвета. Я испугался, подумал, что допился. Но клянусь тебе, я выпил всего банку светлого. Когда «тарелка» оторвалась от земли, я почувствовал на себе чей-то взгляд и убежал, спиной ощущаянечто.
- Нечто?
- В тарелке кто-то находился.
- Кто?
В ответ Леха только пожал плечами.
- Они улетели, как ты думаешь? – спросил я.
- Не знаю. Скорей всего да, но… как? Как, Ал? Разве такое возможно? Это же была детская забава, ерунда, химера... Как?
Теперь настала пора мне пожимать плечами.
- Мечта сбылась, - произнес я после долгого молчания.
- Где тогда оно сейчас?
- Может, где-то там, - и я показал на небо.
- Хочешь, посмотрим сегодня ночью на звезды? – предложил Лешка.
- Ещё бы, – согласился я, - думаешь, мы можем увидеть её?
- Есть вероятность.
С того дня на протяжении вот уже пятнадцати лет я иду по следу нашей мечты. В ту ночь мы, конечно же, не увидели её. Это случилось через три ночи. Сияющий зелено-красным светом серебристый диск пролетел над нашей крышей, оставив после себя след-закорючку в форме лежащей на боку восьмерки. «Вспышка» исчезла минут через десять. Потом об этом написали в местных и даже в областных газетах. Эта ночь изменила наши жизни. Ожившая мечта глубоко ранила каждого, оставив след где-то внутри сердца. Леши, правда, хватило не надолго – он вскоре уехал из поселка в столицу и  пропал из моей жизни теперь уже точно навсегда. Я же продолжаю свои поиски, продолжаю идти по следу мечты. Объехав всю страну, побывав в Египте и США, я снова возвращаюсь в родной поселок детства, откуда уехал примерно пятнадцать лет назад. Возвращаюсь, а всё потому, что вчера совершенно случайно, или так было задумано высшими силами, я наткнулся на сенсационную статью, вырванную из какого-то журнала. В материале под заглавием: «НЛО в огороде» рассказывалось о том, что в поселке N в заброшенном огороде группа рабочих, подготавливая фундамент для постройки нового дома, выкопала металлической диск. Вызванные на место находки специалисты-ученые считают, что это не что иное, как НЛО, упавшее на Землю много лет назад. Корпус «летающей тарелки» решено вскрыть после транспортировки «корабля» на исследовательскую базу под контролем уфологов. Ученые заявляют, что в НЛО остались, быть может, и живые представители инопланетного разума.
Уже издалека, я узнал её. «Тарелка» лежала на том же месте, в разрытом бульдозером штабике, а вокруг на расстоянии ста метров в диаметре был на скорую руку воздвигнут забор из колючей проволоки. Несколько солдат в форме цвета хаки охраняли мечту. Плененная, она тускло отбрасывала лучистые зайчики солнца, и казалось, что умирает.
Мечте не суждено выжить. Она должна погибнуть вот так, в плену, окруженная колючкой в несколько рядов и вооруженными надзирателями. Я не знал, что делать, я нашел её – чтобы увидеть её смерть. И я не сдержал слезы. Один из солдат покосился на меня, а потом прокричал:
- Если вы из газеты или телевидения, то вам уже все сказали, проваливайте. У нас приказ стрелять в любого, кто приблизится к забору ближе, чем на пять метров.
Я не ответил. Я достал из кармана брюк последнюю запчасть к мечте, именно её, как мне вдруг показалось, не хватало нашему «кораблю». Размахнулся и бросил это через забор со словами, которые произнес вслух:
- Давай, Русик, поддержи…
Это была вещь из далекого-предалекого детства. Откуда она взялась в кармане? Не знаю, а может, не хочу говорить, просто, как сказал бы Лешка, – не хо-чу.
Последняя запчасть упала на НЛО и скатилась по гладкой серебристой поверхности.
- Ты чё бросил?! – заорал всё тот же солдат. - Я тебя спрашиваю, ты чё бросил?!
- Не боись – это просто пуговица от штанов, - крикнул я в ответ.
- Пуговица? От штанов? А зачем?
Я не ответил. Ушел. Ушел, потому что знаю, что сегодня ночью, это, кстати, можешь проверить и ты, выйдя на улицу, я увижу среди звезд её. Мечту. Она пронзит темноту своим неземным светом и направится туда – домой, во Вселенную. Потому что все исполнившиеся мечты живут там. Живут вечно. Подальше от заборов и запретов… Живут. Напоминая о себе робкими стежками в небе, в сердце и…
Верите? Приглядитесь, вон там за созвездием Большой Медведицы, видите? Прямо в начале Млечного пути, видите, что там?
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал