Блог ведет Loving Heart

Loving Heart Loving
Heart

Дела служебные

2 августа в 23:07

Избитые фразы о том, что жизнь состоит из белых и черных полос, совершенно неприменимы к моей жизни. В моей никогда невозможно было четко проследить, когда закончилась черная полоса и началась белая,  черная даже часто маскировалась под белую и наоборот.

От мужа я ушла в работу, потому что это было единственным способом забыться и отвлечься, а также потому, что теперь я носила гордое звание матери - одиночки и единственного добытчика. Привычный баланс моей жизни был разрушен, и вся высвободившаяся энергия, ранее уходившая на разработку стратегии по ведению войны с супругом-соперником, отражению его ударов или бесконечные разоблачения во лжи, теперь была направлена на построение новой жизни, которую я в своем воображении видела кардинально отличной от прошлой. В ней больше не было места обману, слабости или нерешительности, а возродившаяся я могла обеспечить своих детей всем самым первоклассным самостоятельно. Для этого мне нужно было наращивать потенциал и трудоголизм, и дети, на которых у меня не хватало эмоциональных сил, были перепоручены няне или моей маме. Работала я тогда на руководящей должности в престижной корпорации, это было очень желанной для меня позицией, к которой я долго шла и на которой имела хороший оклад и  кучу приятных льгот и привилегий. Однако, в связи с моим недавним приходом в компанию, генеральный директор не мог пока полностью доверить мне это достаточное важное направление, считая меня новичком. Для более углубленного внедрения и посвящения меня в дела, он решил временно вызвать иностранного консультанта, стоявшего у истоков создания компании, вместе с которым мы должны были поставить все на рельсы. Я была настроена очень оптимистично, с рвением бралась за любой проект, засиживалась до глубокой ночи, стараясь разгрести бумажные кучи или разобраться с проблемами подчиненных, искренне веря в то, что новый человек станет своеобразным маяком, который направит меня в нужном направлении для достижения карьерных вершин.

Этим человеком оказалась приятная женщина чуть старше меня из одной из советских республик. Общий язык был найден моментально чисто на человеческом уровне, а так как она оказалась в чужом городе одна, я была единственным человеком, кто мог ей помочь как в профессиональном, так и в бытовом плане. Нас объединяли схожие драмы - она тоже была разведена, имела сына, которого ей пришлось оставить дома. Приехала всего на полгода, и по окончании нашего проекта мне было обещано золотое место заместителя генерального директора по человеческим ресурсам. Мы сработались очень быстро, понимали друг друга с полуслова, я, стараясь облегчить ее задачи, взяла на себя много ее забот, перезнакомила ее со всеми ключевыми людьми в компании и за ее пределами, обеспечила ее досуг, помогала в обустройстве квартиры. Ввела ее в круг своих друзей и семьи, и мои родители из соображений восточного гостеприимства и моего благополучия, устраивали в честь нее ужины, и, обнаружив общие вкусы в искусстве и живописи, обменивались с Лией дорогими подарками.

Тем временем, на работе все шло своим чередом, пока компания не приняла решение оптимизировать свои ресурсы путем сокращения значительного количества сотрудников. Лия и я, будучи очень сердобольными и чувствительными, понимали всю сложность предстоящей процедуры, и я поняла, что основную часть людей придется уволить именно мне, потому что «Loving,  ты все-таки тут своя родная, тебе легче найти правильные слова для людей, которых ты знаешь». Среди кандидатов на увольнение было очень много опытных профессионалов, с чьим уходом мы теряли огромный объем знаний и навыков. Однако, нужно было «сменить кровь», и из моего кабинета один за другим стали выходить люди в слезах, не понимающие, за что я засунула им нож в спину, когда у них семьи, которые нужно кормить.  Количество увольняемых в день превышало все возможные душевные ресурсы, но жесткие условия требовали жесткого подхода, который претил всей моей природе, и я возвращалась домой, и, прокручивая ситуацию каждой «жертвы», могла проплакать всю ночь напролет, понимая, что сама могла бы оказаться в ее чудовищном положении.    

С утра, встречая меня в коридорах офиса, многие хорошо знакомые мне люди, с которыми у меня успели завязаться теплые отношения, уже улыбались мне совсем иначе, не искренне, а услужливо, а в их голосах я слышала недоверие, подобострастие и страх. Зато количество приглашавших на ужины или предлагавших сбегать за кофе или обедом сильно возросло, и я понимала, что зная, что тобой занимается отдел по борьбе с человеческими ресурсами,как нас часто шутливо называли коллеги, сложно оставаться человеком.  За глаза нас прозвали Ангелами Смерти, и для меня это было подобно смерти. Лия переживала вместе со мной и сетовала на то, что такие моменты являются обратной стороной нашей профессии.

Когда этот период остался позади, мы облегченно вздохнули и взялись за более приятные проекты, в которых выдавали прекрасные показатели. Наши достижения отмечали благодарственными письмами, но ни в одном из них ни разу не промелькнуло мое имя, Лия мне лишь сообщала о наших успехах. Я все реже общалась напрямую с генеральным, а Лия все чаще уходила на важнейшие мероприятия и встречи без меня. Вечерами она раньше меня уходила с работы, а утром приходила и сразу же убегала пить кофе с другими коллегами.

Попытки поговорить с ней не удавались, потому что я чувствовала, как сильно она избегает прямых разговоров со мной. Я была обуреваема сомнениями и неуверенностью. Посмотрев, как Лия ловко перекидывает решение неприятных ситуаций на других и как радостно берется за легкие задачи, в которых она может проявить себя с лучшей стороны, я сделала свои выводы, и не удивилась, когда через короткое время мне сообщили, что разрешение на продление Лииной рабочей визы было утверждено.  Она боялась общения со мной, но когда пришло время ее переезда в новый кабинет, отремонтированный после одного из уволенных начальников, она вновь вспомнила о своем верном друге Loving и жалостливо попросила, чтобы мы поменялись кабинетами, взамен на что она обещала освятить мое новое место церковными свечками. Я знала, что мне грозит в случае отказа и согласилась на обмен без освящения. Быть суеверным - плохая примета, как говорится.

Далее события разворачивались стремительно плохо.
На следующий день после переезда пришла новость из моей личной жизни о том, что моя ближайшая подруга сбежала, заняв у меня огромную сумму денег,  и из этой финансовой ямы я видела лишь один выход - держаться за свою работу, которую я любила, несмотря на сложности и серьезного конкурента с ярко-выраженными двойными стандартами.
Лия тайно саботировала торжественный запуск моего проекта, прикрывшись внезапной командировкой, и он сошел на нет.
Но мое терпение лопнуло, когда мы по решению Лии не приняли одну талантливую девочку, взяв на ее место любовницу одного из наших управленцев. Я зашла к Лие с заявлением о собственном уходе, при виде которого она расплылась в белозубой улыбке, напоминая мне  героинь фильма «Адвокат Дьявола».

Пока я закрывала свои дела, выяснилось, что все Лиины факапы, которые  я держала в глубокой тайне, были представлены как мои. Среди бумаг и по углам комнаты были раскиданы разные предметы неизвестного происхождения- иголки, нитки и кусочки глины.  
Я уходила в неизвестность, потеряв дорогое как в материальном, так и нравственном плане, будущее виделось мне очень туманным, но я улыбалась  своему новому гордому званию ЛОХ.   
 
PS. Через год мне пришло известие о том, что Лия была освобождена от своего поста в связи с неудовлетворительным исполнением своих обязанностей.
   
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
 
Новое