Блог ведет Loving Heart

Loving Heart Loving
Heart

Он его любил. Она ее любила.

13 июня в 13:13


В американском общежитии была у меня соседка Джун, китаянка. Скромная такая, хорошая девушка. Ее практически не было ни видно, ни слышно - когда бы я ни пришла к ней, обязательно заставала ее грызущей гранит науки за письменным столом, заваленным книгами, тетрадями и чертежами… Ее волосы были неизменно собраны в пучок, зафиксированный хорошо наточенным карандашом, а одевалась она всегда неброско – клетчатые рубашечки и джинсы. Редко когда ее видели за пределами общежития, так как вставала она с птицами и убегала в библиотеку или на занятия. Питалась она также у себя в комнате, всякими причудливыми блюдами с ярко-выраженными ароматами азиатских пряностей. Сложно было сказать, что она за человек, какие эмоции в себе держит, так как была всегда чрезвычайно вежлива, улыбчива и сдержанна. Все остальные постояльцы общежития знали о ее существовании, но никто не прилагал особых усилий завлечь ее в свою компанию, так как в человеческой натуре -  тянуться лишь к заводилам и лидерам. Мне почему-то импонировало ее спокойствие, она была вне всяких веселий, и этим вызывала во мне, живущей полноценной студенческой жизнью, чувство недовольства собой. Я пыталась приглашать ее на кофе, но она так не хотела терять ни минуты в праздности, что почти всегда мы заканчивали это чаепитием в ее комнате. При этом одним глазом она была в учебнике.

Но однажды я все же умудрилась вытащить ее из норы, так как повод был на ее взгляд уважительный - мой день рождения, о котором я предупредила ее еще заранее, так что она была готова. Я собрала всего несколько человек, в основном это были студенты – иностранцы. Когда она пришла в кафе, мы не сразу ее узнали - так она преобразилась. Я впервые увидела ее в платье , с распущенными волосами и при макияже. Наш Андре, парень из Аргентины, был ошарашен и весь вечер отпускал в ее адрес самые пылкие комплименты, как это умеют делать только латиноамериканцы. Она сияла, ей было приятно внимание этого симпатичного мальчика, да и вообще мы все были для нее откровением, как будто весь этот год мы не жили бок о бок. Я была рада такой замечательной компании. После ужина мы пошли на дискотеку и плясали всю ночь напролет. И там Джун показала чудеса танцевального искусства- она невероятно пластично двигалась, и Андре кружил ее в ламбаде. Ко всему прочему, она демонстрировала всем, как поджигать и выпивать коктейль B-52 и не уступила мальчишкам по количеству выпитого.

После этого зажигательного вечера Джун все чаще проводила с нами время, особенно с Андре, который был всегда рад составить компанию и помочь, если в том была необходимость. Их объединяли общие вкусы в музыке и азиатской кухне, они стали вместе ходить на латиноамериканские танцы, она – чтоб учиться, а он – чтоб составить ей пару. С его легкой руки она сменила свои мальчишечьи одежды на юбочки и платья, и он всякий раз щедро осыпал ее похвалами – он вообще был очень ласков и не жалел для друзей объятий и поцелуев. Уже ни для кого, кроме Андре, не было секретом, что Джун влюблена. Она делилась со мной своими ощущениями, но, будучи очень сдержанной, боялась проявить свои уже вышедшие за пределы дружеских отношений чувства. Мы все старались оставить их наедине, в надежде, что таким образом их отношения скорее перерастут в более серьезные, тем более что они замечательно гармонировали друг с другом. Со временем Джун стала более грустной, и причиной тому было отсутствие конкретных шагов со стороны нашего горячего парня. Она постоянно спрашивала мое мнение и просила выведать у него правду по поводу его намерений. Когда я касалась темы Джун в разговоре с Андре, он всегда отвечал, что любит  нас всех, и мы его лучшие друзья. Я его очень просила обратить внимание на ее разгорающиеся романтические чувства, и он пообещал, что поговорит с ней сам. И в один вечер пригласил ее на ужин, одну. Мы все радовались тому, что образовывается пара и предвкушали увидеть счастливую Джун. Не дождавшись их с ужина, который перевалил глубоко за полночь, мы ушли спать. С утра я побежала к Джун, и когда она открыла дверь, с опухшими от слез глазами, все стало ясно. Она не хотела говорить ни о чем, а через несколько часов она постучалась ко мне, и когда я вышла, то увидела Джун, собранную, с чемоданами. Она вручила мне конверт  и пояснила, что в письме все объяснения произошедшего. Сказала, что ей нужно немного побыть наедине с собой, и она отправляется к сестре в другой штат на некоторое время, затем обняла меня сильно и ушла. Я была ошарашена. В письме она написала, что они замечательно провели время с Андре, и после ужина он сказал, что очень любит и ценит ее, и в знак уважения хочет сделать одно признание, чтобы «их дружба не была испорчена никакой ложью». Она ожидала чего угодно, но не того, что он сказал. Андре с самого детства знал, что его привлекают лишь мужчины. Дальше Джун писала о том, что не сможет находиться рядом и поэтому принимает решение уехать.

Я в полном трансе, мне кажется, что я виной тому, что когда-то вытянула девочку из ее спокойной академической жизни в общение с другими людьми, и оно в результате нанесло ей настоящую травму. Разговоры про отъезд на время были лишь отговоркой. Она больше не планировала возвращаться к нам. Я больше никогда ее не видела, но никогда не забывала. Андре очень переживал, мы, конечно, продолжали дружить. Пытались найти Джун, но все было тщетно. Андре умудрился найти телефон ее родителей в Пекине, но они не дали никакой информации.  Много лет спустя через друзей друзей я узнала о ее местонахождении, узнала адрес ее почты и написала ей. Она долго не отвечала, я даже думала, что она, возможно, относится к той категории людей, которые просто все отрезают с концами. Однако, она ответила длинным письмом. Теперь она живет в Сан-Франциско, защитила докторскую по экологии, работает в Стэнфордском университете, создала семью, в которой очень счастлива, и будет очень рада, если я смогу их навестить. Приложила несколько наших фотографий студенческих лет. Такое доброе, душевное письмо. В своем ответном послании я выслала фотографии своей семьи и выразила желание увидеть нынешнюю Джун. Она прислала. На фото пара - Джун держится за руки с другой девушкой, а рядом с ними стоит маленький кучерявый мальчишка. Вместо текста была одна исчерпывающая строчка: «Это наша счастливая семья».

Я по сей день думаю об этом. Неужели я как-то явилась причиной такого поворота судьбы, пригласив ее на свой день рождения? Она была настолько закрытой тогда, а я как будто выпустила джинна из бутылки…
 

Послесловие
У меня есть лучший друг, с которым я выросла,  он всегда был мужчиной с большой буквы, заботился и опекал меня так, что вызывал ревность у всех моих бойфрендов. И только во взрослом возрасте признался мне в том, что он гомосексуален. Я знала об этом давно, но не считала себя вправе спрашивать его об этом, пока он сам не созреет для этого признания. Моя любовь к нему стала только крепче и осознанней.

Был и смешной случай. Жила я тогда в Питере, и приехал наш шеф из Англии. После ужина с вином мы решили прогуляться по клубам. Обойдя многие, приехали в один из развеселых гей-клубов, перед его порогом Крис встал, как вкопанный и напрочь отказался входить. Он был напуган. И помню, один из англичан, смеясь, сказал этому пожилому полному человеку: «Ну что ты, Крис! Ты же не пристаешь к каждой женщине, потому что не каждая женщина тебе по вкусу. Ты тоже, боюсь, далеко не всех ребят привлечешь».        

В разгар  нешуточных страстей вокруг легализации однополых браков, мне удалось пообщаться на эту тему с профессором Кембриджского Университета. Она объяснила важность легализации, которая сопряжена с более тонкими жизненными моментами.  Отсутствие легализации, например, не  дает право однополым парам, прожившим всю жизнь вместе, навещать друг друга в больнице, поскольку туда впускают только членов семьи, а также в случае смерти оставить наследство партнеру.

Я слишком уважаю людей, чтобы осуждать или критиковать их за тот выбор, который они сделали в жизни, даже если он не соответствует моим убеждениям. Не имеет никакого значения для меня, кто с кем живет и спит. Главное - чтоб человек был хороший. Наши предубеждения и стереотипы не позволяют зачастую увидеть Человека за всеми штампами и ярлыками, а страх быть осужденным может парализовать настолько, что иногда лишает возможности обрести свое. Как можно найти свет, прячась в темноте? Все конфликты – от недосказанности, недопонимания и невежества.

Я мечтаю о таком мире, в котором будут счастливы все, независимо от их выбора в поиске спутника жизни. Может быть, это и утопично, но думаю, в этом и есть суть истинно верующего.  
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (3)

  • Татьяна Якубович Милая, я узнаю тебя в каждом слове - такую искреннюю и любящую. И мудрую... У тебя есть чему поучиться. У меян тоже был друг гей. Он был самым замечательным другом , у него было великолепное чувство юмора, он читал наизусть стихи неизвестных мне поэтов, с упоением рассказывал биографии художников и крепко любил... Мы часто шутили с ним на тему " как трудно быть узбекской невесткой" ( делились опытом ) и обсуждали мои наряды. Потом его не стало. Я с грустью вспоминаю о том, как многие не понимали его и осуждали... Он был очень хорошим человеком. И это, действительно, самое главное.
    •  
      Loving Heart автор
      20.06.2013 19:37 Loving Heart
      Танюша, спасибо за поддержку, на самом деле, это такая тонкая тема... все-таки, все зависит от пережитого нами опыта. и он очень субъективен, конечно. и я очень рада, что мы сходимся во мнении.
  • Loving Heart автор
    21.06.2013 11:10 Loving Heart
    "Странно наблюдать вакханалию гомофобии в стране, где две трети населения воспитано однополыми парами — мамой и бабушкой." (с)
 
Новое