Блог ведет Владимир Григорьян

Владимир Григорьян Владимир
Григорьян

Тайны кнессета

24 ноября в 16:51
-Присаживайтесь, Александр Васильевич. Надеюсь, порадуете сегодня чем-нибудь остреньким.
-Честно говоря, я в некотором замешательстве от полученной информации. Похоже, что это настоящая «бомба».
-Не томите коллега, выкладывайте.
-Слушаюсь, Владимир Владимирович. Итак, вот данные доставленные буквально час назад. Наши хакеры не знают отдыха и в очередной раз сработали оперативно. Вытащили сведения незаметно без пыли и шума из самого вражеского логова. Прошу внимания на экран. 
 По невидимой команде в комнате без окон погас свет и тихо застрекотал кинопроектор «Русь» 1970-го года выпуска. Безотказная машина была дорога хозяину как память  со времён работы в Восточной Германии,  и он ни в какую не хотел её менять. Сопроводительные титры  настраивали на увлекательное зрелище:

«Руководство ЦРУ, ФБР, АНБ на заседании, посвящённом анализу записи сделанной  в одной из квартир жилого дома, расположенного в третьем микрорайоне Южного Бутова (г. Москва). Звуковые помехи объясняются плохим качеством любительской видеокамеры».

  Далее последовал небольшой скрип, мелькание чёрно-белых продольных полос и затем довольно чёткое изображение типовой кухни. Согнувшись в три погибели под раковиной из эмалированного чугуна, мужчина неопределённого возраста (видна только спина) обращается, по-видимому,  к  своему напарнику:

-Ватсон, дайте мне ключ на «14».
-Как вы догадались, Холмс?!
-Элементарно, дорогой друг, всё дело в гайке. Это сущие пустяки. Ни в какое сравнение с загадкой, которую мне пришлось распутывать летом 1987-го года.. Таа-а-к, подтянем чуток, только осторожно, главное не сорвать резьбу…Задание из центра пришло под утро, время на сборы ограничено, и это не фантазии про Бонда, где уважаемый Джеймс за считанные секунды  одной левой отправляет в нокаут  дюжих молодцов, а правой небрежно завязывает галстук. Кстати, Ватсон, как вам Дэниэл Крейг? Не спорю, брутален, но Коннери это всё же классика!
-Холмс, Бонд подождёт, не терпится услышать захватывающие подробности задания. Лето 87-го…Начало уже интригующее!
-Извольте, доктор, перейду к сути. В Москву  на переговоры прилетел некто мистер Дональд Т.  Якобы, сгорая от  желания построить в  коммунистической столице пару-тройку небоскрёбов. Чушь полнейшая, но легенда для прессы подходящая.  От меня требовалось засечь, когда и, главное, с кем из местных этот мистер выйдет на контакт. Остановился Дональд, с вашего разрешения, Ватсон, я буду называть его  именно так, без излишнего пиетета, в фешенебельном отеле Ritz-Carlton. Вёл себя чрезвычайно аккуратно, никаких компрометирующих  материалов на него собрать не удалось. Хоть я не спускал с него глаз днём и особенно ночью. В какой-то момент даже мне показалось, что он действительно хочет осчастливить горожан невиданными башнями, устремлёнными в голубое московское небо. Однако, экскурсия странного визитёра из Джамейки* в Третьяковскую галерею расставила все точки над «ё».
-Над i, Холмс.
-Какой же вы право придира, Ватсон, хорошо пусть будет над i. Продолжу. Да будет вам известно, доктор, что советские люди очень любили искусство и вот так, за здорово живёшь, в Третьяковку было не попасть. Благо контора подстраховала и выделила мне вне очереди контрамарку. Дональд  с деланно скучающим видом (уж поверьте, я разбираюсь в людях, Мориарти не даст соврать) прохаживался по залам музея, явно усыпляя бдительность окружающих. Напряжение росло с каждой минутой, Лестрейд однозначно не выдержал бы и сорвался. Внезапно Дональда буквально скрутил приступ сильного кашля. И случился сей конфуз аккурат у картины Ивана Шишкина «Утро в сосновом лесу». Как оказалось совсем неспроста.Учитывая мою способность отлично читать по губам, мне не составило труда расшифровать фразу Дональда, произнесённую на ломаном русском практически шёпотом: «Мишка справа». Только дилетант сочтёт произошедшее за случайность. 
-Невероятно, Холмс! Какова же развязка сюжета?
-Она ещё не наступила, Ватсон, и виной тому моя предусмотрительность, скорее интуиция. Отправив подробнейший доклад в центр, я впервые  отошёл от незыблемого правила не оставлять никаких следов проведённой операции и сделал копию. Чутьё меня не обмануло. Советский Союз спустя четыре года распался, в конторе начался раздрай, новое руководство металось в поисках ориентиров, и разработка многих перспективных агентов отошла на второй план. 
-Вы же подвергаете себя риску, Холмс, с системой не шутят! Если сомневаетесь, почитайте хотя бы Суворова. А где же собственно копия, куда вы её спрятали?

Достав из кармана роскошную бриаровую трубку «Peterson Silver Cuр», Холмс выждал театральную паузу и сразил Ватсона наповал:

-Она спрятана в здании кнессета за портретом Голды Меир.

 На экране вновь замелькали полосы, теперь уже поперечные, звук, похожий на вырывающуюся с шипением воду из крана и…тишина. 

 По традиции по окончании фильма откуда-то сверху в помещение по-хозяйски вошла мелодия Вениамина Баснера. «С чего начинается Родина, с картинки в твоём букваре…» начал подпевать про себя Владимир Владимирович.

-Какая-то…нелепица,- промолвил Александр Васильевич, продолжая пребывать в растерянных чувствах.
-Не торопитесь с выводами, полагаю, что всё самое интересное ещё впереди,-улыбнувшись одними губами негромко заметил Владимир Владимирович.

…Вечером того же дня человек в штатском соблюдая субординацию  доложил о звонке из Тель-Авива по секретной правительственной линии связи.-Биньямин на проводе.
Литера «Н»,-задумчиво произнёс Владимир Владимирович и твёрдой походкой подошёл к телефону.

*район в центральной части Нью-Йорка.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
 
Новое