Блог ведет Елена Венская

Елена Венская Елена
Венская

Сизифов труд

6 марта в 16:52
Миф о Сизифе

I

Когда-то в древности далекой
Царил в Коринфе царь Сизиф.
О том свидетельствует миф
И сказы старины глубокой.
Никто во Греции былой
С великой царскою судьбой
Не мог сравниться. Его ум
Не знал предела совершенства.
Коварные сплетенья дум
Душе его несли блаженство.
Никто не мог тягаться с ним.
Он, словно бесом был храним.

II

Распространилась вскоре слава
О богатейшем из царей,
И меж бушующих морей
Его покоилась держава.
Коварен, ловок и хитёр,
Меж зрителей он был актёр!
Величье царское и сила
Пленяли вольные сердца.
В его груди отвага выла,
И прославляла храбреца.
Благодаря своей удаче,
Он жил не так, как все. Иначе...

III

Когда ж пришёл Сизифу срок
Спуститься в мрачный мир Аида,
Сизиф, не подавая вида,
Всё славил хитрости порок.
За ним пришёл сам бог Танат –
Страж смерти, душ земных магнат.
Предусмотрев его вторженье,
Сизиф обманом овладел,
Оковы тяжкие в мгновенье
На Бога смерти он надел.
А после над судьбой смеялся
И царством мёртвых потешался.


IV


С тех самых пор, на всей планете
Забыли люди царство тьмы.
И, словно брали жизнь взаймы
Все те, кто были в дряхлой лете.
Ни похорон, ни пышных яств,
Лишь череда самоуправств.
Забыли люди про богов
Не чтят всех заповедей их.
И власти сумрачных миров
К Зевесу шлют гонцов своих:
«Услышь нас, Зевс, и покарай
Того, кто осквернил наш край!»

V

«Нарушен весь земной порядок.
Сизиф коварен и умён.
Себе он вечный создал трон
И тем привёл весь мир в упадок!»
И грозный Зевс при тех речах
Им тут же выкрикнул в сердцах:
«Глупец Сизиф! Связавшись с нами,
Он загубил свой дух в веках.
Пусть знает же, что пред богами
Он всего-навсего лишь прах!»
Так, в небесах Зевс грохотал
И в землю молнии метал.

VI

Могучий Арес – бог войны
В Коринф к Сизифу был направлен.
Арес могуществом прославлен
Небесной вечной стороны.
Освободил Таната он
И отнял у Сизифа трон.
Исторг он душу коринфийца.
Отвёл её в мир темноты,
Где истлевают смертных лица,
Где рушатся землян мечты.
Опять пришла на землю смерть.
И всё с начала. Круговерть...

VII

Но царь Коринфа был хитёр.
Он наказал своей жене,
В его любимой стороне,
Посмертный возвести шатёр;
Про погребение забыть
И тело год не хоронить.
Послушная его жена,
Предсмертным внемля уговорам,
Была царю во всём верна.
Не будучи подвластной спорам,
Всё сделала, как он велел.
Таков уж был её удел.

VIII

Аид с супругой Персефоной
Напрасно ждали жертв богам.
Мешала их «святым» делам
Царица со своей короной.
В подземном царствии Сизиф,
Своё намеренье сокрыв,                   
Приблизившись к ногам Аида
Воскликнул вдруг: « О, царь теней,
В моей душе живёт обида
На действия жены моей!
Заставь струиться в венах кровь.
Верни меня на землю вновь.

IX

Я научу свою жену,
Как быть послушною супругой
Да верною во всём подругой!
И вновь вернусь в твою страну.
Жена мой труп не погребла
И тем на душу грех взяла.
Она разгневала меня,
Забыв про жертвы и обряды.
В веках рассыпались, звеня.
Их многочисленны плеяды.
Пусти ж меня в Коринф домой,
И я - слуга покорный твой.

X

Так обманул Сизиф владыку.
Тот отпустил его домой.
И пировал хитрец земной
В своём дворце. Такого шику
Давно не видел белый свет
На протяженье долгих лет.
Один из смертных, он сумел
Аида царствие покинуть.
Вернувшись, он  жене велел
Печали жизни все отринуть.
Предупрежденья, гнев богов -
Напрасно рвались в мир рабов.




XI

Сизиф не думал возвращаться.
Он жил во царствии пиров,
В объятиях коринфских снов
И не спешил с землёй прощаться.
На берегу морском в шатре
Он воспевал хвалу заре.
И море шумное плескалось,
И улыбались небеса.
Так жизнь Сизифа продолжалась,
И пела дивная краса.
Лишь небо высилось над ним
Суровым обликом своим.

......................................................
.....................................................

XII

Прошло с тех пор немало лет.
Разгневанный Аид, как прежде,
Таната шлёт к царю-невежде
За то, что тот забыл обет.
Явился в мир земной Танат,
А там царит сплошной разврат.
Исторг он душу коринфийца.
Низверг её опять в Аид.
Словно разгневанный убийца,
За что-то людям вечно мстит...
В пространстве, где царит покой,
Сизиф смиряется с судьбой.

XIII

Теперь Сизиф в загробном царстве
Несёт все тяжбы прежних дней:
Желанье жить в стране людей
И утопать в своём коварстве,
Презренье вечное к богам
И их божественным мирам -
Всё это омрачало путь
В загробном царствии Аида.
Ведь жизни прежней не вернуть,
Как не вернуть земного вида.
Теперь цена земных страстей 
Бесцельность обречённых дней.





XIV

Из вечной пропасти Аида,
Как бездна -  грозная гора,
Будто бы чёрная дыра
Предстала, словно пирамида.
Сизиф на муки обречён.
Богами он приговорён
Огромный камень на плечах
Тягать на гору бесконечно.
Но тот, срываясь впопыхах,
Несётся к пропасти беспечно.
Сизиф плетётся вновь с горы,
Изнемогая от жары. 

XV

Так, каждый день в стране теней
Сизиф стремится вновь на гору
И повинуясь приговору,
Несёт свой груз во мгле ночей.
На склон взбирается упрямец
Понурый, словно дряхлый старец.
Его врождённое упрямство
На самый пик горы ведёт,
Кипит в нём прежнее бунтарство
И в бесконечный путь влечёт.
Так, обречённый день за днём,
Сизиф бредёт в аду своём.

XVI

Его лицо, подобно смерти,
Землёй измазано сырой,
И пред суровою судьбой
Склонился он, в сей круговерти.
В дыре без неба и земли,
В страданьях дни его текли.
И плыло время в никуда,
Терзая душу коринфийца,
Страданий тяжких череда,
Над ним нависла грозной птицей.
Сын повелителя миров
Теперь лишь раб у ног богов.

XVII

Прозренья миг - Сизиф лишён
Того, что все зовут  “Надежда”.
Он для Властителей – невежда,
Что на страданья обречён.
Ведь цель его всегда вдали,
Как об обратном не моли.
Итак Сизиф – усердный раб
К своей работе приступает.
И вновь несётся мерный сап,
Когда он камень поднимает. 
Пот градом льётся по щекам,
Но предан раб своим богам.

XVIII

Надежда, в том твоя вина!
В страданьях адских ты – спасенье!
Ты, словно ангелов творенье,
Блуждаешь призраком без сна.
Лишь только ты своей рукой
Ведёшь скитальцев за собой.
Чем был бы мир сей без тебя,
Простой надежды на успех?
Ничем! Терзая и гнобя,
Он адом соткался б для всех.
И только ты своим теплом
Полна забот о сне людском.

XIX

Счастливец тот, кто в мире этом
Сумел надежду сохранить,
От бед себя огородить,
Судьбу свою, наполнив светом.
Надежда, сколько ж душ земных
В мирах сердец глухонемых,
Ты вдохновила на стремленье
И указала верный путь,
Тем жизни придала значенье,
Преобразив стремлений суть.
Тебе одной – хвала и честь!
И ни к чему здесь, право, лесть.

XX

Но как трагичны судьбы тех,
К кому в пути пришло прозренье,
Рождающее отвращенье
К делам и судьбам смертных всех.
Так, вечный каторжник Аида,
Богам не подавая вида,
Упорно движется вперёд.
Трагичен тем его удел,
Что чуда он в судьбе не ждёт
И жизнь полна никчёмных дел. 
Так, вечно катит камень он,     
И в бездне сгинул его стон.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал