Блог ведет Валерия Демидова

Валерия Демидова Валерия
Демидова

Выход на Москву.

26 августа в 13:38
Выход на Москву.
                                 Из воспоминаний В. Бебко. 
                                     Часть 3.

            Где-то в 1973-74гг. я познакомился с Виктором Рыжовым. Было это так: как-то он подошел ко мне ( до этого я встречал его несколько раз в некотором кругу, но не обращала на него особого внимания) и сообщил, что он по каким-то делам влетел в ГБ и там в том числе упоминалось и мое имя. В дальнейшем мы сблизились. Он включился в движение, хотя внутренне не жил идеей, скорее это была дань моде и с другой стороны расширяло возможности и круг сексуальных связей. Меня сблизила с ним антисоветская направленность его взглядов. К этому времени я уже успел поработать, поучиться и побывать в дурдоме. К 1975году хип-культура стала определяющей нормой, идеологией более-менее мыслящей молодежи. Исключение составляли затюканные комсомольцы и фураги ( тоже что и урла, гопники, люберы в другие времена). В отличие от старшего поколения в среде молодежного авангарда проявлялась большая потребность в неподконтрольном самоутверждении, самовыражении. Советский идиотизм уже не мог удовлетворить выросшие культурные запросы. С другой стороны не хотелось подвергаться репрессиям. Тут и был организован полусамодеятельный киноклуб ( в последствии "Ракурс") в клубе Станкозавода. Мы часто там собирались. В 1976 г. состоялась знаменитая Первомайская демонстрация, за которую я отсидел 15 суток, Фунтиков и Рыжов по 10. После этого клуб прикрыли, и один из организаторов киноклуба очень ругался на этих негодяев - демонстрантов, так как ГБ сочло его клуб рассадником инакомыслия. Глупец, он и не понял, как высоко переоценило его ГБ. Этот клуб и стоил-то только того, что там бывал я и мои соратники. Кстати,его скоро восстановили при клубе 4 ГПЗ, но там уже никто не бывал. Демонстрация удалась наславу. Я совсем не ожидал такого эффекта. По всему городу происходили партийные и комсомольские собрания, заседания, совещания, на которых клеймилась деятельность некоторых отщепенцев. Сверху давались инструкции усилить борьбу с молодежью. Все ГБ полностью переключилось на работу с моей группой. Я был в центре внимания и в апогее славы. Такое положение обязывало меня взять на себя ответственность за демократическое движение в регионе. Окончательно сформировалась Поволжская правозащитная группа. Центр ее составляли Бебко В.В., Рыжов В.В., Сарбаев А.А. Анатолий Сарбаев учился тогда на философском факультете Ленинградского университета, но находился в академическом отпуске. Обладая высоким интеллектом, способностями к анализу, общим кругозором, был фанатичным антикоммунистом. Обладая такими данными, он быстро завоевал общее признание и уважение. Я полностью погряз в антисоветской деятельности. Скупал всю общественно-политическую литературу, которую не один нормальный человек читать бы не стал. По ночам крутил ручку приемника, вслушиваясь в радиоголоса сквозь скрежет глушилок, потом записывал, переписывал. Я не мог более не о чем мыслить, кроме как эффективней подорвать Советскую власть. Все разговоры, где бы я не находился сводились к критике советского режима. Я просто не представлял, о чем еще можно говорить. Я постоянно влетал то в милицию, то в ГБ. ГБ собирало материал. После того, как мы влетели за распечатку и распространение "Хартии 77" ( Манифест чехословацкой правозащитной интеллигенции), я получил официальное предупреждение.Все, слава Богу, обошлось, но на очередном собрании было решено: женщин в подобного рода акции более не включать, так как утечка информации в большинстве случаев происходила через них. Не хотелось пропадать за всякую ерунду, не ударив покрепче по преступному режиму. Надо было выходить на Москву, что и было предпринято. Появилась кое-какая связь, стала поступать литература. Мои сподвижники принялись писать антисоветские пасквили для передачи на Запад.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал