Блог ведет Валерия Демидова

9 июля в 13:29
                        Картина.                  

Когда Наталья Бардакина приехала из своей чебурской деревни Ошметки в областной центр Зарайск, у нее не было ничего – ни образования, ни связей, ни денег. Однако она умела говорить: « Чо хочите?» и пускала в ход свою природную наглость и бестыдное тело. Она ползала по кабинетам начальников и офисам бизнесменов. Если сложить все пройденные ею мужские достоинства, то этого расстояния хватило бы как раз до Москвы. Папики сжалились над своей пассией и выдали замуж за местного пидераста, которому сразу выдали диплом доктора наук по авангардному искусству. Парочка выглядела смехотворно на улицах Зарайска: потрепанная телка, передвигающаяся как раненый краб, а под ручку с ней «шест» в штанах, с длинной грязной соломой на макушке, считавшейся волосами. «Шапокляк вышла замуж за Плохиша»,- язвили горожане. Вскоре стало не до шуток. Теперь мадам следовало называть Натали, так как она возглавила модернистскую картинную галерею в самом центре провинциального города. Толстопузикам понадобилось гламурное помещение для деловых встреч и утех, так что сельская девушка-помойка оказалась как нельзя кстати. Она с утра изгалялась над местными художниками, которые стояли в очередь у ее кабинета. Несчастные на полусогнутых проникали внутрь и умоляли под любые проценты выставить на аукцион свое творчество. Одуревшая от внезапно нахлынувшей власти бабенка клала ноги на стол и, отхлебнув смачно английского чаю марки «Пиквик», томно тянула: «Ну-с, шо у тя за мазня»? Шансов у творческой элиты было мало, но надежда не умирала. В один обычный осенний дождливый день в кабинет хозяйки вошел маленький неприметный человек неопределенного возраста. С его болотного цвета плаща стекали капли уличного дождя. Он сбросил тряпицы и прислонил к стене холст. «Вот обратите внимание – моя работа «Двое под дождем». В желто-красных мазках едва угадывались две чувственные фигурки юноши и девушки, слившиеся в сладостном поцелуе. Их нещадно хлестал ливень, но влюбленные видели только друг друга. Полотно настолько завораживало, что от него нельзя было оторвать взгляд. Директор вспомнила, как девчонкой, собирая землянику, попала под ливень, и как соседский мальчишка Сережка согревал ее своим телом. Их окутывал запах дождя и аромат многоцветья. В мертвом сердце проснулся кусочек жизни. Наталья Гавриловна молча подписала контракт со странным посетителем и согласилась повесить произведение в самом выгодном месте галереи. Художник передал листок бумаги с расчетным счетом и умопомрачительной цифрой двести тысяч евро. Натали посмотрела на бумагу, на гостя, снова на запись: «Сколько-сколько? Такие суммы не для нашей провинции». « А Вам какая разница, мадам,- устало выдохнул мастер, - получите свои тридцать процентов, а остальное переведете через отделение во Франкфурте на Майне». Тут он исчез также незаметно, как появился. На полу остались лишь несколько капель воды, да картина у стены. Вскоре полотно стало главным событие и украшением галереи. Горожане потянулись увидеть это необычное произведение искусства. Каждый, кто видел эти живые краски, наполнялся какой-то скрытой энергией. Молодежь сразу начинала обниматься, прижиматься и целоваться. Домохозяйки бежали к своим любовникам, бизнесмены отправлялись в массажные салоны, начальники срочно вызывали секретарш. Но самое странное заметила уборщица Зина, тетка лет сорока пяти, когда-то занимавшая должность конструктора в научно-исследовательской институте. Каждое утро, приходя на работу, она обнаруживала под знаменитой картиной бутылку из-под красного сухого молдавского вина, рядом несколько использованных презервативов, а иногда порванный бюстгальтер или женские стринги. Работники галереи находились в состоянии транса: какие-то хулиганы не оставляют в покое это культурное место, ночью залезают сюда и гадят как только могут. Срочно усилили систему сигнализации. Лазерные огоньки просвечивали каждое окошко, любую дверь. Не помогло. Увеличили количество охранников, вооружили их пистолетами – не помогло. Под картиной следов любви становилось все больше. Стали появляться игрушки из секс-шопа. В зале на ночь маскировали видеокамеры, но на утро они оказывались безнадежно сломанными. Посадили в самом центре смотрового помещения несколько охранников, напоив их энергетическим напитком. Нутро богатыри спали на полу беспробудным сном. От их храпа тряслись стены. Слава об удивительной картине распространялась по городам и весям. Посмотреть на чудо ехали даже из столицы. Один нефтяной олигарх вынул из кармана наличку, и просто купил это произведение. Эротический шедевр он, конечно, повесил в своей спальне. В первую же ночь случилась осечка. Молодая жена, полгода как выкупленная из испанского борделя, оказалась совершенно не удовлетворенной. Никакие снадобья и афродизиаки не помогали. Конфуз шел за конфузом. Одна ночь становилась страшнее другой. Магнат шел в кровать как на плаху. Кстати под картиной никаких бутылок и всякой сексуальной всячины больше не находили. Нефтяной король пригласил самых развратных девок и платных жигало. При виде странной картины каждый бешенный мачо превращался в беспомощного мышонка. Половое бессилие пропитало весь дом. Хозяин не выдержал, напился вискаря, сорвал полотно со стены и в бешенстве бросил его в камин. Вспыхнуло яркое пламя. На всю комнату раздался последний стон умирающей страсти. Юноша и девушка исчезли в огне, а их ливень пролился настолько интенсивно, что потушил камин. Наутро в широкой французской пастели олигарха нашли лишь горсточку пепла. Счастливая жена унаследовала все нефтяное богатство мужа. Через несколько месяцев в особняк вольной вдовы зашел элегантно одетый мужчина, в котором едва можно было узнать того странного обшарпанного художника, что посетил галерею Натали, и заключил удивительный договор. Джентльмен сладострастно обнял хозяйку нефтяной империи и прошептал на ухо: « А ты во мне сомневалась» ?
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (3)

  • Touch too much>>>>
  • И вот она постарела,
    Джентльмен кабыздох,
    Посвежей захотела
    И возник пидарок...
  • Валерия Демидова автор Ха-ха.