Блог ведет Борис Шапиро

24 июня в 16:39
  В цирке аншлаг. Зал - битком. Жонглеры сменяют гимнастов, музыкальные эксцентрики
       воздушных акробатов. Клоуны льют бутафорские слезы, канатоходцы скользят по канату, 
       натянутому почти под куполом, дрессированные собачки играют в футбол...
       Дневное представление плавно перешло к номеру знаменитого мага, фокусника и вол-
       шебника Амир-шель-Абудейну.
       Номер начался как обычно. Амир - он же Сема Ахельсон, делал свои фокусы изящно,без
       помарок под активные аплодисменты зрителей.А затем - кульминация выступления. Асис-
       тенты мгновенно возвели в центре арены шатер из легкого шелка. Вокруг шатра стали "аны-
       чары" с факелами в руках.
       -Уважаемые зрители,- закричал в микрофон Сема-Амир,- я сейчас зайду в этот шатер и
       исчезну.
       Он ещё не успел закончить фразу как из пятого ряда Борька закричал:
       - Во-во! Точно как мой папашка!
       Зал разразился хохотом.
       Иллюзионист опешил:
       - Друзья! Вы меня неправильно поняли. Я не просто исчезну. Я вроде бы есть и в то
       же время меня нет.
       - А я что говорю,- не унимался Борька,- мой папашка тоже есть, а вроде бы и нету.
       Пятый год ищут чтобы взыскать алименты на меня.
       Зрители заволновались.
       - Да чего там! Раз пацан нашел папу, злостного неплательщика алиментов - в милицию
       его!- рычал атлетического вида зритель с красно-синим носом.
       - Таким папашкам в цирке не место! Их место в тюрьме!- визжала дамочка в шляпке
       эпохи НЭПа.
       - Граждане!- взмолился Абудейну,- я вообще никогда не был женат.
       - Ну и что,- пробасил черноусый "запорожец".- Я тоже не был, а детей у меня трое.
       - Господа -товарищи, не волнуйтесь,- выскочил на арену оперативник на пенсии Бай-
       баков. В наш просвещённый век это пустяки. Сравним ДНК сына и "папашки" - никуда ему
       не деться.
       Зал встретил речь опера бурными аплодисментами.
       Тот начал раскланиваться во все стороны.
       Но артист он и есть артист.
       Амир-шель-Абудейну взял в руки микрофон и заорал "не своим голосом":
       - Не надо ДНК! Товарищ Борька, выходи на арену. Пусть на тебя люди посмотрят!
       Подталкиваемый развеселившимися зрителями, смущенный Борька вышел на залитую светом
       прожекторов арену.
       Сема подбежал к нему, схватил на руки и закричал:
       - Пусть тот кто скажет что это мой сын первым бросит в меня камень!
       Наступила гробовая тишина.
       И, действительно, почти черный, курчавый, с носом горбинкой, восточным овалом лица,
       огненно карими глазами, артист был явным антиподом Борьке - бледному, почти рыжень-
       кому, с круглым как луна лицом, белыми бровями над голубыми глазами и носом -лепеш-
       кой.
       - Ну и что, эта "бледная поганка" может быть моим сыном?! - торжествовал Амир.
       Но торжествовал он недолго.
       Тут же как водопад или даже цунами с верхних рядов скатился "детина" почти двухмет-
       рового роста, весь в наколках, но так похожий на Борьку, что зал ахнул.
       - Слушай ты, восточный верблюд, как это ты назвал моего сынишку! Да я тебя, урода,
       сейчас...
       - Папка!- в упоении бросился к нему Борька,- наконец-то ты нашелся.
       Что тут началось трудно описать.
       Зрители кричали, хлопали, топали ногами, смеялись, плакали...
       Воспользовавшись паузой Амир-шель-Абудейну зашел в шатер, ассистенты подожгли его
       со всех сторон. Вспыхнуло пламя и иллюзионист исчез.
       - Так ему и надо,- сказал Борька,- папка пошли домой,тут уже не интересно.
       - Пусть скажет спасибо что исчез,- оставил за собой последнее слово "амбал",- а то
       бы я его...
       Он посадил счастливого Борьку на шею и под аплодисменты зрителей пошел к выходу.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал