Блог ведет Аркадий Куратёв

Аркадий Куратёв Аркадий
Куратёв

Размышления после чтения. Евгений Водолазкин. «Авиатор».

20 мая в 21:56
Автора мне рекомендовали – отзывы получил сразу от нескольких продвинутых читательниц через ФБ. Читателей, вроде себя самого, сейчас встречаю в сети редко. Может быть, стесняются своего статуса. Напрасно. Книгу получил в библиотеке, с достоинством дождавшись своей очереди. Не правда ли звучит в совковом духе – отстоял очередь и получил своё, ожидаемое и вожделенное. Нет, не так – не помню, чтобы в совковые времена записывался в очередь на книгу в библиотеке. Оставляли в силу личной договоренности. А я читал и делился устными впечатлениями. Словом, беседовали о литературе вот таким образом… О впечатлениях: авторский ход разложить сюжет по партиям, вначале в две, потом в три руки, показался мне оригинальным. В конце концов, получилось три образа из главных действующих лиц. За которыми я и следил вплоть до завершения романа, не отрываясь и не пропуская текст кусочками. У продвинутых читателей есть такое вот скверное обыкновение – извините за откровенность. Страниц за двадцать до конца никаких сенсаций уже не ожидал. Автору оставалась как-то оформить жизненный конец Иннокентия Платонова, что он и сделал, воспользовавшись авиакатастрофой. А кого ею нынче удивишь? Авиакатастрофа с гибелью авиатора в начале века была событием, всколыхнувшим весь столичный Питер. Похороны пилота Фролова рассказаны со всеми подробностями: тут и скопление публики на проспекте, и почетный караул офицеров, и ордена, и священнослужители с хоругвями – всё уместно и достойно. И желание, острая потребность Иннокентия повторить судьбу авиатора выглядят естественными и закономерными. Но роман не об этом. Главный герой Иннокентий Платонов – ровесник прошедшего века и свидетель всех его событий. Рожденный и воспитанный в буржуазной семьи, в окружении любящих его людей, он постоянно воспоминает об отце и матери, о бабушке, читающей ему, приболевшему «Робинзона Крузо». А также их знакомых, дачные поселки под Питером, поездки в Крым. Затем традиционная для поколения катастрофа: донос, арест, ссылка на Соловки и странный отбор в группу профессора Муромцева с характерным названием «Лазарь». Далее – заморозка в контейнере с жидким азотом и оживление семьдесят лет спустя. В новом, постперестроечном времени. Вот угораздило же человека – дважды жить во времена больших перемен. О которых Конфуций мудро предупреждал: «Не дай вам бог…» Я читал и постепенно придумывал ассоциацию: вот Иннокентий – не символ ли нашего народа, пусть и приведенный к среднему знаменателю, усыплен в начале периода чудовищный репрессий. Рукотворных, продуманных, подчиненных злой воле тирана. И его уход на время их активной жизни, потеря прожитых и одновременно не прожитых лет - не общая ли это судьба? Иннокентий – значит невинный. Обычный человек, ничем себя не запятнавший… Во имя чего? Вопрос вопросов! Разговор со своим давнишним мучителем, начальником лагеря Ворониным не вносит никакой ясности. Матерый палач, уже не покидающий инвалидной коляски, произносит поразившие Иннокентия слова: «Покаяния не жди». «Почему?» - «Я устал» Вот так! Он попросту устал. А не устал бы – не остановился? А когда отдохнет, как отразятся в своих потомках, что будет? В наших временах автор не дает Иннокентию права на жизнь. Причина более, чем существенная – массовое отмирание клеток головного мозга. Опять обобщение? Из запомнившихся цитат: «Для одних событие – Ватерлоо, а для других – вечерняя беседа на кухне». Он прав: в Ватерлоо можно нынче играть на компьютере, а вот беседу – хоть на Тайной Вечере, хоть на кухне в прошлые годы воссоздать невозможно. Да и надо ли? Это ведь не последняя книга Евгения Водолазкина!
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (8)

  • Сергей Макаров
    22.05.2019 16:11 Сергей Макаров
    "Погода, улица, все о семи ветрах,
    Свежо и сыро, но спасают свитера.
    В течении реки вода теряет след,
    Над берегом меняют ивы цвет.
    ...
    Домой! Умыться, ужинать, читать;
    на всякий случай разобрать кровать" ... А.Куратёв
    ------
    Последнее все чаще манит и желание читать, в наше время быстрых ознакомлений с новостями дня, все чаще посещает вечерами.
    Но иной раз так находишься - набродишься за день, что хватает сил только на любимые книги, их не много и прочитав пару глав вновь обретаешь покой и уверенность в себе.
    Чтобы ни делал, главное делать а там будет что будет, как говорят на Урале;
    - Бог не выдаст, свинья не съест.
    Новые книги, новых писателей последнее время читать не успеваю.
    Но и выбор делать трудно, прочитаешь первые абзацы, перевернешь десяток страниц и понимаешь, что что-то уже было когда-то прочитано похожее.
    Но вероятно надо пересилить себя и попробовать.

    В описанном сюжете много напоминает уже знакомое, использование сюжета с "замороженным" было в кино.
    Вероятно автор этой книги ведет свою линию повествования сюжета и их, как я понял, несколько.

    Жить в эпоху перемен, на это есть такое изречение:

    "Блажен, кто посетил сей мир
    В его минуты роковые!
    Его призвали всеблагие
    Как собеседника на пир.
    Он их высоких зрелищ зритель,
    Он в их совет допущен был -
    И заживо, как небожитель,
    Из чаши их бессмертье пил!"
    Тютчев.

    Вероятно автор книги знал эти строки или сотен Шекспира и показал в развитие сюжетной линии:

    "Ничто не вечно под луной. Но жизнь
    Бессмертна эстафетой поколений.
    Коль этим даром, друг мой, дорожишь,
    Оставь свой след, отбросив яд сомнений.
    Пусть красота живительной струёй
    В преемнике, как Феникс, возродится,
    А бездарь обойдёт вас стороной.
    И злу чтоб не дано было свершиться.
    Иначе человечеству конец
    и жить ему лишь шесть десятилетий.
    Хвала природе, ты – её венец,
    За сохраненье рода ты в ответе.
    Да не иссякнет мудрости печать,
    Что ты сумел потомкам передать!"

    Прав автор: - "в Ватерлоо можно нынче играть на компьютере, а вот беседу – хоть на Тайной Вечере, хоть на кухне в прошлые годы воссоздать невозможно."
    Вспоминаю наши обсуждения картин у Бориса Вараксина на сайте Дилетант, воссоздать их невозможно, да и не надо. Они как частица нашей жизни останутся у нас в памяти.
    Для меня это были приятные мгновения нашего общего общения канувшие в вечность и к сожалению безвозвратно и без следов в Интернете. Жаль.

    "Звучат друзей ушедших голоса -
    все веселы, никто не помнит зла! "

    Это были просто дилетантские обсуждения, стихи посвященные сюжетам картин, споры о понимании сюжетов и что хотел сказать потомкам художник самой интересной эпохи в развитие этого вида изобразительного искусства, эпохи Возрождения.

    Вероятно и автор книги задумал повторить ренесанс, вернуть нас в к вдумчивому чтению, философскому размышлению в осмыслении его сюжетной линии жизни его главного героя.
    По-моему, мнению.
    •  
      Аркадий Куратёв автор Сергей, на ДТ нас с вами уже вовсю чевствуют доброжелатели. Сейчас полезу а наду полный текст стихотворения - а то ведь изойдут слюной господа от любопытства.
      •  
        Сергей Макаров
        22.05.2019 17:59 Сергей Макаров
        ? не читал. А надо?
        Ну да jedem das Seine (каждому своё).
        Стихи писать и понимать это не для всех, в этом, так же: jedem das Seine.
        •  
          Аркадий Куратёв автор Не обязательно. Тем более, что никого и ничего нового.
  • Сергей Макаров
    22.05.2019 20:08 Сергей Макаров
    отвечу вашим, Аркадий:
    Не выходи из комнаты, мой друг
    пока тебе совсем не полегчало -
    так хорошо было вчера! Сначала
    куда-то шли с тобой мы от причала
    и тех повес, что прыгали вокруг…

    Не прибегай к раскаянью – слеза,
    всего лишь капля жидкости и соли
    и то является помимо нашей воли…
    Высокий дуб с рябиной в чистом поле -
    а в холодильнике засохший пармезан!

    А ты не выходи! Где грань порога
    там комнаты иной лежит паркет!
    В качалке наспех скинутый жакет.
    В мозгу туманный облик леди Кет -
    пройдет! Не выходи, поспи немного!
    ----

    Смотри! толпа людей нахмурившись стоит:
    Какой печальный взор! Какой здоровый вид!
    Каким страданием томяся неизвестным,
    С душой мечтательной и телом полновесным,
    Они речь умную, но праздную ведут;
    О жизни мудрствуют, но жизнью не живут
    И.Аксаков
    •  
      Аркадий Куратёв автор Какие они на хер мои! Особенно та гнида, которая способна на наветы: "досадно мне, коль слово честь забыто и что в чести наветы за глаза". Ладно Сергей! Живем дальше! Это не последние тексты...
      •  
        Сергей Макаров
        24.05.2019 08:35 Сергей Макаров
        Да, уж, Аркадий, бездельников на Дилетанте хлебом не корми, а дай порассуждать, да и в умении очернить других им не откажешь, притом они всегда находят оправдание собственной никчемности.

        А вам так отвечу на вашу публикацию на Дилетанте:
        "Мне кажется, что у людей состоявшихся есть особенность: они мало зависят от окружающих. Независимость, конечно, не цель, но она – то, что помогает достигать цели.
        Вот бежишь ты по жизни со слабой надеждой взлететь, и все смотрят на тебя с жалостью, в лучшем случае – с непониманием.
        Но ты – взлетаешь, и все они с высоты кажутся точками.
        Не потому что в мгновение так уменьшились, а потому что план сверху (лекции по основам рисунка) делает их точками – сотней обращенных к тебе точек-лиц. С открытыми, как представляется, ртами.
        А ты летишь в избранном тобой направлении и чертишь в эфире дорогие тебе фигуры.
        Стоящие внизу ими восхищаются (немножко, может быть, завидуют), но не в силах что-либо изменить, поскольку в этих сферах всё зависит лишь от умения летящего.
        От прекрасного в своем одиночестве авиатора."
        Евгений Водолазкин. «Авиатор»."
        •  
          Аркадий Куратёв автор Ну вот! Есть чему удивиться и у Водолазкина. А компанию нашу, похоже, готовы поставить под контроль. Нет покоя....
 
Новое