Блог ведет Тадеуш Каппаза

Тадеуш Каппаза Тадеуш
Каппаза

Пончики поневоле: Приключения в Чашках -1

1 декабря в 09:46
Это третий рассказ из серии Пончики Поневоле.
 
Предыдущие два рассказа  "Пончики поневоле" и "Пончики поневоле возвращаются" вызвали живой интерес у читателей. Пожалуйста, прочтите их по следующей ссылке:
 
 
--------------------------
 
Пончики поневоле: Приключения в Чашках.
 
 
Сильно пахнет хвоей, мандаринами и новогодними праздниками. Где-то близко звучит божественная музыка соковыжималки.
 
Журналист Николай Фохташ медленно, постепенно приходит себя. Он умеет держать удар и может терпеть боль, ведь он - известный самбист, бывший "Морской Котик" Венгерских Национальных Вооружённых Сил. Неужели его "вырубила" какая-то балерина из российского провинциального городка? Здесь что-то другое, что-то необъяснимое - убеждает себя журналист. Так он поступал всегда, когда жизнь показывала ему ужасную гримасу.
 
 
Николай никогда не рвался служить в Венгерской Армии. Мальчик из семьи археологов, специализирующихся по этрускам, не желал ходить строем и жить о команде. В школе он увлёкся Самбо, но поступил не в мореходку или танковое училище, а на Журфак. Учился там хорошо, но продолжал посещать тренировки. Где-то за год до защиты диплома Николай влюбился в девчонку с курса на год младше, да так сильно и самозабвенно, что почти забросил и учёбу и спорт. Жофия Петра Ханна  - так звали девушку - была (и есть!) такой красивой, что будущий журналист чуть не потерял ключик к этому своему будущему. Он водил свою любимую в дорогие рестораны, кормил лучшими блюдами. Вскоре финансовые трудности (а как же иначе?) заставили студента переключиться с точек общепита на домашнюю готовку, в чём он и преуспел. Николай изобрёл пиццу с тушёным луком и анчоусами, свинину с баклажанами, штрудель с лососиной  и многие другие блюда, неизвестные до этого человечеству. Всё было приготовлено на кухне с оборудованием немецкой компании Г...у (ну, вы сами знаете, какой компании).
 
Не знал будущий журналист, что фамилия Жофии Петры Ханны Ясырская. Да, она - дочь декана Журфака, и такая же талантливая! Но Николай не знал этого. Не знал он и того, что эта хрупкая нежная женщина может всё. Ей нет преград. Остановить Жофию Петру Ханну сможет лишь неожиданная смена её настроения, а это непредсказуемо.
 
Жофия Петра Ханна убедила Николай Фохташа продолжить тренировки по Самбо и учёбу. Находясь под влиянием красавицы Жофии Петры Ханны, студент Фохташ в один прекрасный день представил к защите диплом "Исторические и лингвистические Этрусские корни происхождения венгерского слова для Мёдушки". Профессор Я. Н. Ясырский, декан Журфака Будапештского Университета им. Банеша Багоды внимательно прочёл диплом Николая, вызвал его к себе и предложил аспирантуру. Фохташ летел на крыльях домой, чтобы приготовить для своей любимой ньёкки с Горгондзолой Дольче, а заодно и сообщить ей о предложении декана...
 
У прекрасной Жофии Петри Ханны случилась неожиданная смена её настроения, что всегда было всегда непредсказуемо. Она и высказала Николаю всё: Пиццу с тушёным луком и анчоусами изобрели итальянцы, живущие в Ницце, свинину с баклажанами придумал Ринат Барабуллин (но он делал это с кониной), штрудель с лососиной принадлежит знаменитому повару Витато Фумарре Ломбарди  из Южного Тироля. Да и диплом Николая привлёк внимание профессора Ясырского только потому, что она - Жофия Петра Ханна - его дочь. Профессор Я. Н. Ясырский интересуется, как отец, ему важно знать всё о бойфренде дочери.
 
Николай молча вышел из комнаты, вышел из дома, а вошёл (через некоторое время) в военкомат, где и записался в "Морские Котики" Венгерских Национальных Вооружённых Сил. Для него началась новая жизнь.
 
Венгерские "Морские Котики" базировались на озере Балатон, моря же нет в этой благодатной континентальной стране. Бойцов (в их числе и рядовой Фохташ) садят в вертолёты. Одеты спецназовцы в костюмы аквалангистов. На ногах ласты, на лице маска, дышат кислородной смесью из баллонов. Прыгают "котики" из вертолётов без парашютов прямо над озером, ныряют. Долго плывут они под водой, выбираются на берег и, подавляя огонь противника из своего оружия, бегут несколько километров в гору. Там их ждут припрятанные велосипеды немаркой защитной расцветки. Несколько часов езды по серпантинам дорог со стрельбой и бросанием гранат. Иногда производят закладку мин и подрыв. Выход в тыл врага и немедленное вовлечение его в рукопашный бой. После победы можно снять ласты и отбросить их в сторону. Ещё через некоторое время (после проверки воздуха на радиацию и химическое оружие) разрешается снять маски и перестать дышать смесью из баллонов. Обычно томный вечер заканчивался посиделками у костра, поеданием вкусной сытной еды, приготовленной Николаем на портативной кухоньке немецкой компании Г...у (ну, вы сами знаете, какой компании). Часто товарищи по оружию уговаривали Фохташа прочесть им вслух диплом о Мёдушке и её этрусских корнях.
 
Все "Морские Котики" (за исключением не защитившего диплом Фохташа) имели высшее образование. Командир боевой команды - сержант Томоюки Томоюки (венгерский японец в шестнадцатом поколении) вообще защитил диссертацию по музыковедению и музыкознанию. До службы в "Котиках" он много лет играл первую скрипку в Венгерском Национальном Симфоническом Оркестре имени Банеша Багоды. Расхождение с дирижёром оркестра во мнениях о том, как трактовать и исполнять симфонию номер 9 Густава Малера, побудило Томоюки бросить музыку и начать бросаться с вертолёта в Балатон. Сержант часто повторял своим подчинённым: "Мы бьём врага не только ластом, но и интеллектом!"
 
Как-то после сытого солдатского ужина и лекции о Мёдушке и её этрусских корнях "Котики" решили поиграть в слова. Тема была выбрана Музыкальные Инструменты. В один из моментов игры Николай должен был назвать слово на букву С, он в шутку выдал: "Соковыжималка!" Подождав, когда все отсмеются, Томоюки Томоюки уточнил, что ответ правильный, он хорошо знает и любит творчество одного российского музыканта, успешно играющего на этой самой соковыжималке. Сержант даже предложил по возвращении в часть всем желающим послушать в Красном Уголке его сидюшки с несколько непривычной, но волшебной музыкой.
 
Времени на музыкальный вечер выкроить не удалось. На базе "Морских Котиков" ждали делегацию Российских военных. Фохташ заступил на пост у знамени части. Вскоре приехали русские. Среди генералов и полковников затесался простой солдат. Вскоре стало ясно, что это - их переводчик. Он бегло шпарил по-венгерски, вовремя и тактично смягчал речи обеих сторон, удачно переводил шутки и термины (Николай прекрасно знает русский язык, так что может оценить работу толмача). Как оказалось позднее, русский переводчик не был штабным переводчиком. Он был самоучка-полиглот, по воинской специальности фюзеляжник, а имя ему Шоколадкин. Полиглота оторвали от молоточной работы над фюзеляжами из-за его известной начальству страсти к иностранным языкам. Это был правильный ход.
 
Проходя мимо стоящего у знамени по стойке смирно Фохташа, Шоколадкин неожиданно крикну ему в ухо "Гуляш!". Ещё через несколько минут он вновь подкрался и прокричал "Чардаш!" На третий раз Шоколадкин завопил "Карандаш!" и получил ластом в рыло от Николая. Чтобы замять международный скандал, Фохташа уволили с волчьим билетом из "Морских Котиков" и Венгерских Национальных Вооружённых Сил.
 
Николай восстановился в Университете, вернулся на Журфак и защитил диплом. Профессор Я. Н. Ясырский ни помогал ни мешал Фохташу. К тому времени Жофия Петра Ханна уже вышла замуж за Капитана Тэнкеша, соседа Николая. Молодая хозяйка скоре купила и установила в своём доме оборудование немецкой компании Г...у (ну, вы сами знаете, какой компании). Так сильно оно ей понравилось в доме у Фохташа.
 
Спецназовское прошлое Николая всегда восхищало Капитана Тэнкеша - простого кабинетного полицейского. Он позвал журналиста с собой на захват (как он считал - бандита) Рината Барабуллина, зная, что Фохташ легко справится с десятками противников, обезвредит их без большого шума. Лёгкая нога балерины Сони (а мы то знаем, что это была лейтенант Наташа Квадратная) остановила Николая в полёте. Приземлился он сам, но неудачно, не в озеро Балатон.
 
 
Итак, журналист Николай Фохташ медленно, постепенно приходит себя. Он видит себя в удобном кабинете (наверное, директорском). Нарядная ёлка создаёт приятное новогоднее настроение.  Где-то близко звучит божественная музыка соковыжималки. Николай открывает бар-холодильник и смело достаёт из него бутылку пива "Бара-Буль Weizenbier Dunkel". Ну вот, жажда утолена, мозг снова работает, как суперкомпьютер. Занятый своими супер вычислениями Фохташ не замечает, что в комнату кто-то заходит.
 
"Гуляш!" - орёт прямо в ухо Николаю Шоколадкин. Оба смеются и обнимаются.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
 
Новое