Блог ведет Андрей Демидов

Андрей Демидов Андрей
Демидов

Встреча с законом

21 апреля в 09:13
                               Каждый раз, выходя на улицу,  стали ощущать нарастающую напряженность. Вокруг нас  терлись какие-то люди, кто-то нарывался на скандал, иногда на столик с журналами   неожиданно  падал  алкоголик. Чувствовалось, что скоро что-то произойдет. Так и случилось. 7 марта 1990г. на Ленинградской  меня, Авдеева и Сураева во время продажи "Кредо" задержали и отвезли в  Самарский РОВД, старинное красного кирпича здание. Там когда-то находилась ночлежка.  Пришел чекист со  Степашки и стал допрашивать, зачем мы хотим организовать еврейский погром и почему призываем вешать этих уважаемых людей пусть с нерусскими фамилиями и огромными носами?  Мы испытали шок. Миша стал кричать, что все его друзья  - евреи, потому что умные, да и сам он поляк, а предки князья Катанские.  У нас отняли остатки непроданных  журналов для идеологической экспертизы. В  сураевской сумке случайно оказался самый первый номер "Агония социализма".  Милицейская машинистка под руководством лейтенанта его стала распечатывать. Тот громко произносил название антисоветской статьи и фамилию автора. Мы падали со смеху. Дело в том, что за псевдонимы мы взяли фамилии  представителей партийной элиты. Звучало так: " СССР: национальный взрыв"  Деревякин; "Охранка и демократия" Егоров,"Животный патриотизм" Никольский; "Пересоленная пицца  и военно-промышленный комплекс" Патрикеев, Гордеева;  "Отставной полковник" Афонин. В конце -концов нас отпустили, строго предупредив, что торговать нелицензионной продукцией в СССР запрещено.
    Через несколько дней мне позвонили из "Волжского комсомольца" и сказали, что милиция предоставила документ для публикации о подготовке еврейского погрома тремя антисемитами, а дальше шли наши фамилии. Я ответил , что это просто обычная провокация НКВД в духе 1937г., далее добавил, мол купите  наши журналы, прочитайте их и, если найдете антисемитизм, то пожалуйста публикуйте, что хотите в духе гласности.  Редактор  газеты  Соколов А.А.  прислал "Волгу" с журналистом, который приобрел номера. На этом вся буча закончилась.   Авдеев рассказал, что ему на днях  перезвонил  редактор Александр Александрович  и заявил, мол его дедушку  в Гражданскую порубали белоказаки и поэтому шашка всегда наготове  против врагов режима.
   Вскоре после этих событий на площади Куйбышева прошел большой митинг в поддержку перестройки. На нем выступал  мой бывший товарищ по "Гласности" Владимир Ненашев, который обрушился на власть, устроившую провокацию в отношении корреспондентов журнала "Кредо". После этих слов наша популярность зашкалила. Тут же   был выкуплен   весь тираж.
   В городе мы сразу стали  популярными журналистами. К нам подходили разные люди и просили их напечатать.  Кое кто  был готов даже за это заплатить, но нас интересовало лишь качество материала. Некоторые  передавали рукописи огромных романов и целых экономических опусов, прося  отправить все это на Запад. Я говорил, что никак не связан с заграницей, но мне не верили, считая, что я  масон,   агент ЦРУ, представитель  МИ 6,  одним словом всесильный человек.  Подходили изобретатели, которые  надеялись через меня  передать свои рацпредложения в солидные  американские фирмы   типа Локхид.   Люди хотели хоть чушкой, хоть тушкой  вырваться за "железный занавес", хоть как-то реализовать свои идеи.  " Боже мой,  - думал я,-  как  советская власть  задавила здесь все и вся."  Публика   считала, что если что-то пишется, а тем более издается, значит это чей-то заказ, выгода, значит за всем этим  стоит  международная  закулиса. Никто не верил, да и не мог поверить,  что несколько человек сами по себе собрались и делают дело.
    Помню бард Валерий Белоглазов проявил интерес с нашему литературному разделу "Черный ящик". Свою работу о Мартове   показал Владимир  Маркович Гинзбург.  Исследование действительно было очень интересным. Автор давал сто очков  вперед любому куйбышевскому доценту и даже профессору истории. Гинзбург вообще являлся одним из самых умных и начитанных людей в местном  неформалитете. Он умел объединять вокруг себя молодежь,  включая ее в демократическое движение. Социал-демократический кружок Гинзбурга собирался в Загородном парке на летней площадке. Туда приходили Александр Спижевой, Василий Лайкин, Михаил Страхов, Андрей Чичков, Владимир Сураев и многие другие. Большим спорщиком на собраниях был  Вася Лайкин, высокий крепкий парень, окончивший физфак куйбышевского университета. Он в конце диспута часто говорил, что надо пойти и спросить у   Солонина, где истина, тот  все знает. Андрей Чичков хотел активных действий и предлагал проводить так называемые оранжевые акции по типу польской Солидарности.  Так  родилась идея накормить булкой трехглавого дракона, а именно памятник борцам  революции, что угол Красноармейской и Чапаевской.  Три    металлических большевистских головы  с огромными открытыми ртами до сих пор  просят  у прохожих хлеба. Весельчаки регулярно засовывали булки в открытые глотки, а милиция их вынимала. Действие продолжалось бесконечно. Позже   туда стали совать пустые бутылки и прочий мусор.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал