Блог ведет Андрей Демидов

Андрей Демидов Андрей
Демидов

"Кредо" в жизнь

20 апреля в 12:24
                                       Из Вильнюса мы вернулись счастливые и довольные. Журнал имел грандиозный успех, а это главное. На вокзале  встретил Михаил Авдеев, который помог дотащить тираж до дома.  Сразу же  начали все вместе  клепать номера. С готовыми экземплярами  Миша помчался на тучу, где произвел  фурор и устроил для друзей аукцион из своих авторских экземпляров. Говорят цена поднималась до 10 рублей.
   Встал вопрос: где продавать тираж в будни? Решили осваивать  Ленинградскую.  Вылазку осуществили вдвоем с Авдеевым, встали на углу  Чапаевской рядом с мединститутом.  Реакция  прохожих оказалась неоднозначной: одни шарахались в сторону, другие быстро проходили, злобно зашипев:" У-у, жиды продажные, почем  для вас Родина?"     Кто-то из преподавателей мединститута открыл окно, с подоконника скатал снежок, бросил и чуть не попал Мише в голову. Тот мне сказал, что это наверное Маркс руководит больными мозгами  совков. Стало смешно. Некоторые подходили, совали деньги без сдачи, хватали  продукцию и растворялись в толпе.  Для усиления ажиотажа Авдеев вновь начал декламировать  свои новые стихи:
" Прости Россия" Сапогами  Менжинского попран российский алтарь,
Лживых ленинских басен повисла гнилая блевота,
Пьяный  Рыков, рыгая открыл нам в концлагерь врата,
И Бухарчик в Зиновьева плюнул с похмельной икотой.
 
Юных мальчиков щупал Чичерин в постели своей,
Колонтай -нимфоманка всю жизнь занималась развратом,
Янкель Свердлов себя обагрил кровью царских детей,
И Калинин немытый разил своим люмпенским смрадом.
 
Бокий был каннибал - людоед, Петерс - жуткий садист,
Пучеглазилась Крупская жирною мордой кретинки,
Маньяком -наркоманом Дзержинский был, первый чекист,
И ломали кресты на церквях Пятаков и Крестинский.
 
Луначарский любил пролеткульты слюняво хвалить,
Сталин Троцкого драл за махор заскорузлой бородки,
Ты прости нас, Россия, за них, если можешь простить,
За бандитскую эту, за их большевистскую сходку.
 
Ты прости нас, Россия, за то, что народ не сумел
Преградить путь наверх тем, кто шел убивать, резать, гадить.
И за то, что они, палачи, оказались у дел:
Эти  Смилга, Раскольников, Каменев, Постышев, Радек.
 
Берзинь, Стасова, Куйбышев, Красин, Раковский, Камо
И Антонов-Овсеенко, и остальные громилы
Превратили Россию, залив ее кровью, в дерьмо
И погнали народ, словно стадо баранов, в могилу.
 
Ты прости нас, Россия, на них, если можешь - прости,
Если станешь от этих убийц ты навеки свободной,
Я хочу, чтоб народу вовек на горбу не носить
Никакого марксизма с его ленинятиной рвотной.
   Тут подошли представители местной  неформальной молодежи, которую возглавлял лидер  Демократического союза Юрий Бехчанов. Это был высокий, симпатичный, элегантный, подвижный   молодой человек, обладавший явными организаторскими качествами и необузданной энергией.  Он происходил из интеллигентной семьи авиаторов.  Вытянув руку вперед, подражая Ильичу, Юра артистично закричал:" Не на  правильном месте стоите, товарищи!" Его приятель, опытный распространитель самиздатовской литературы Марк Фейгин объяснил, что лучше торговать ближе к Фрунзе, там проходные дворы и можно быстро испариться  при виде милицейской облавы, а она, наверняка, скоро начнется, ведь доброхоты уже позвонили о появлении журнала" Кредо".   Сами дээсовцы торговали московской  газетой "Свободное слово", позже  Бехчанов сам  начал  издавать "Утро России", которую оформляла Ирина Щетинина.  Среди неформальной молодежи было много инициативных ребят. Вспоминаю Михаила Страхова, студента института культуры. Он бегал с идеей создания подпольной радиостанции и вроде бы даже у себя на квартире в хрущевской пятиэтажке у Дома молодежи пытался что-то транслировать. Кроме того Михаил издал один номер газеты  с радикальным названием "Освобождение".
   Время шло, но никто на Ленинградской  в час пик  нас так  и не тронул.    Взятые  на продажу  экземпляры быстро закончились. На следующий день мы  поехали торговать у железнодорожного вокзала, потом автовокзала,  затем на Революционную к универсаму. Мы с Авдеевым появлялись в разных частях города, постоянно меняя место, путая следы как разведчики. Журнал везде принимали хорошо. Миша отрывался в своих декламациях, кого-то пугая, у кого-то  находя поддержку:
 У гнид большевистских кровавые руки,
И гнилью марксизма разит во весь дух.
Из будок повылезли красные суки
В семнадцатом черном российском году.
 
Россию они на колени поставив,
Ей руки ломали и били ей в пах.
И знали и Ленин, и Троцкий , и Сталин-
Как русское мясо хрустит на зубах.
 
Ах, любят мясцо большевистские зубки,
П если точнее шакальи клыки.
О, как нас мололи в своей мясорубке
Они- кровожадные большевики.
 
И 70 лет убивали, травили
И в брюхо втыкали стальные штыки
Громили, неволили, гнали, гноили
Они - самозванные эти царьки.
 
Долой ленинское царство разврата!
Долой кровопийц , палачей фанатизм!
Да здравствует знамя свободы крылатой!
Да здравствует безбольшевистская жизнь!
  Активным распространителем журнала стал член редакции, великолепный корректор Володя Сураев. Иногда он продавал по сто номеров за день. Парень обладал харизмой и вызывал доверие, умел острым словом, искрометным юмором привлечь  публику. Он придумал ноу-хау. Вешал на шею портативный  кассетный магнитофон и гонял мои социальные песни, продажи увеличивались.   Владимир иногда выкрикивал:"Сенсация! Кто еще не знает, подходите, покупайте. Все о сталинистах -палачах, встречался ли Ленин  с Гитлером в Цюрихе? и т.д." Вокруг парня собирались зеваки, а в карман  летели трешки.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал