Блог ведет Андрей Демидов

Андрей Демидов Андрей
Демидов

Фестивальная пора

26 марта в 07:15
                                  Когда  наступила  весна 1987г.,  пришло время фестивалей самодеятельной гитарной песни. Мы командой ездили в Чапаевск, Ульяновск, Казань, Тольятти. Помню выступление на Молодецком кургане. Зрители сидели на крутом склоне и после песни чуть не попадали вниз:
               " Сухой закон" В России бабы толстые,
Дела худым-худы.
Трезвостью напуганные
Злые мужики.
 
В бутылях  брага пенится,
Гудит хмельной народ,
К великим изменениям
Радио зовет.
 
Мы работали без Лени,
Но  уСтали, как назло,
И свернув с пути Маленько,
Нас в Хрущебы занесло.
 
Событьями богатая
Страна была всегда,
Теперь живем мы датами
И радостью труда.
 
От съезда и до съезда
Работать будь готов,
А если масла нету,
То происки врагов.
 
С водки все мы ПитекАндропы,
Всем Черненько по утрам.
Кто не Брежничал в работе,
ПоГорбатиться, друг мой, пора.
 
Но в красной книге гнусному
Змию не бывать.
Рецепты есть искусные
Как сделать свой первач.
 
В бутылях брага пенится,
Хмельной народ  гудит,
И если кто изменит все,
Так это только СПИД...
    В то время уже свирепствовал  сухой закон, и в народе ходили  анекдоты. Вот один из них:  "Почему вы пьете  водку?"-  спрашивает у рабочих Горбачев.  Те отвечают:" Потому что жидкая,  твердую бы  грызли".   В это время  началась эпоха домашнего самогона, и все только делились рецептами.  Одни ставили на томатной пасте, другие на дрожжах. Бутыли закрывали резиновой перчаткой, которая, надуваясь, передавала привет Михал Сергеичу. Адскую смесь очищали кто молоком, кто подсолнечным маслом, некоторые активированным углем. Я делал тройную очистку, потом снова перегонял и настаивал на дубовой коре.  Мой коньячный  напиток пользовался   спросом и ко мне приходили дегустировать, особенно перед  концертами.
               "Очередь" В этот холод и стужу, и в мокрый снег,
Когда уж легче удавиться на шарфэ,
Чем вылезти куда-нибудь на проспект,
Я стою немного под шафэ.
 
Я  сорок шестой, я тверд как металл,
Те, кто сзади - только без рук.
Для себя, для друзей раньше водку я брал,
А теперь еще для нервов беру.
 
Но нам простить все это очень даже можно,
Ведь мы  потомки голодающих Поволжья.
 
Ходит  устная истина среди людей,
Говорят она всегда в толпе.
Здесь узнаешь, как сделать популярный портвейн
Из лака для ногтей.
 
Все таланты со мной в этих очередях,
Они знают наверняка:
Ускоренье придет в научный прогресс
С перестройкой змеевика.
     Наши выступления на фестивалях  имели  такую популярность, что появился круг почитателей, которые ездили за "Детектором лжи" вслед и делали записи. Так  мы добрались до Сызрани, приготовив  совершенно добрую песню:
               "Осень" Осень ставни качает на доме,
Осень скуку пророчит  с утра.
Вот склонились деревья в поклоне,
Дань листвой  собирают ветра.
 
Повенчалась осень с ветром, осень с ветром, осень с ветром,
Плакала дождем,
А  потом холодным светом, а потом холодным  светом
Думала о нем,
И кружила,  разметая, и кружила разметая
Мокрую листву,
Словно старая цыганка, словно старая цыганка,
Внемля колдовству.
 
И в пространстве холодном, скучая,
День и ночь, вспоминая о том
Как весеннюю юность встречали,
Шепчется ветер с  последним листом.
 
И в агонии мечутся краски,
В пораженье, не веря свое,
И все доброе просится в сказки,
А зима за воротами ждет.
 
Повенчалась осень с ветром, осень с ветром, осень с ветром,
Плакала дождем,
А  потом холодным светом, а потом холодным  светом
Думала о нем,
И кружила,  разметая, и кружила разметая
Мокрую листву,
Словно старая цыганка, словно старая цыганка,
Внемля колдовству.
   Местные сызранские  комсюки подло встали на пути наших душевных порывов, видимо, представляя себя в роли  Александра Матросова, закрывающего собой вражеский дзод. Руководитель сказал, мол вы заявите одно, а спеть можете совсем другое, вам нельзя доверять. Толстые и наглые молодые аппаратчики готовились к новым  прыжкам по вертикали власти и боялись навлечь на себя гнев  конторы глубокого бурения. Стало очевидно, что  чем дальше от центра, тем  провинциальность  оказывалась  глупее и  консервативнее.  Бедный Горбачев, как ему было тяжело сдвинуть с места телегу российской государственности. Сколько я тогда слышал оскорблений в его адрес. Вместо Михаила Сергеевича,  реформатора называли Иосифом Виссарионовичем Горбачевым. Так поступали порой люди с образованием.  Перестройка всколыхнула народ, не оставив никого равнодушным. Об этом говорили  и барды. Так Анатолий Радаев пел, что любит город Горбачев и счастлив  в нем жить. Оппоненты   с помощью гитары спорили, мол хотим разрушить этот сити, как цитадель предательства. Гитарные песни  оказались в самой гуще общественных противоречий.
   Летом 1987г.  наш коллектив  посетил  знаменитый Грушинский фестиваль.  Мы расположились  в лагере Политехнического института, где  пели, собирая большой круг поклонников.
            "Гитара" Вот кто-то тронул гитары струны,
И зазвенел над озером сонет,
И растворился в грусти месяц юный,
И в нас самих его пролился свет.
 
Все в этом мире стало вдруг иначе,
А может так и быть должно.
Когда гитара музыкою плачет,
То никому не будет все -равно.
 
Гитару держат дружеские руки,
Их пульс усилит чуткая струна.
Из песен я сплету себе кольчугу,
В которой неудача  не страшна.
 
И в песне сердце к сердцу прикоснулось,
Чужая боль становится своей.
Ушедшие друзья ко  мне вернулись,
Ведь сколько песен, столько и друзей.
  Этой осенью  звукооператор Игорь Кичин  сделал  студийную запись  большинства песен, сохранив их для истории.
    "Официант" Я играю роль официанта
В чайной под названием "Любовь".
На  таких как я  стоит атлантах
Мир под этой крышей голубой.
 
Я в любое время - в холод, в осень,
Не спеша, с улыбкой обслужу
И на напомаженном подносе
Самого себя  вам одолжу.
 
Принесу на завтрак секс  с подливой
Идеалистических бесед,
Но а на обед всегда красивый
Умопомрачительный минтай.
 
Заскрипит кровать постельным  гимном:
Как никак устроим резонанс,
И пускай от сигарет там будет дымно,
Это, чтобы Бог не мог увидеть нас.
 
 Мир в проблемах , развиваясь, мчится.
В нем, мой друг, навряд ли, что поймешь:
В постели ты одна - тебе не спится,
А со мной уж точно не уснешь.
 
В ресторане, что зовется жизнью
Я всего лишь официант.
Если волосы мои принять за листья,
На голове давно уж листопад.

( Эти песни можно прослушать в ВК https://vk.com/audios236769689. Аудиозаписи)
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал