Блог ведет Ринат Барабуллин

Ринат Барабуллин Ринат
Барабуллин

Я тут увлёкся

2 марта в 07:50
Я тут увлёкся
  
  
 
 
 
"У меня для тебя припасено кое-что! Сюрприз!" - сказал он, когда нужно было что-то сказать.
  
"Я вся горю! Так хочу получить от тебя это! Сюрприз этот." - ответила она, зная, где остановиться, чтобы не переиграть. 
  
"Я тут лазерами увлёкся, их полезными приложениями. Сделал карманный вариант типа огурца небольшого. {Она смущённо посмотрела туда, в сторону кармана, где торчал, заявлял о своём наличии этот "огурец"}. Вчера разрезал соседскую кошку пополам, она даже и не заметила. Морда и передние ноги ушли, за ними задняя часть. Думаю, всё у них хорошо!" - пояснил он, слегка смущённо улыбнувшись не ей, а вбок. Подтверждая свои и так твёрдые слова, он вмиг нарисовал на заборе картину "Кошка, вид сзади".
  
"А я тоже не дура! Из губной помады и заколок для волос сделала ракету межконтинентальную гиперзвуковую, чтобы плазма вокруг неё аж светилась, обтекая. Я её отправила вокруг Южного Полюса пингвинов впечатлить. Вон она летит в небе! Видишь, собой солнце заслонила на миг, чуть остановилась передохнуть,  сигаретку выкурила, окурок аккуратно потушила и с собой взяла, чтобы не мусорить, дальше фигачит?! Чем теперь губы мазать и волосы закреплять, не знаю." - слегка обескураженно добавила она. Она раздвинула широко руки, словно это крылья, чуть наклонилась вперёд и сделала десяток кругов по стадиону, грозно гудя и фырча.
  
"А я сейчас твою помаду лазером собью. Можешь губы уже подставлять. И шевелюру. Заколки тоже собью. Красивая ты очень! Я в этом деле разбираюсь. В красоте. Я же не Новичок какой-нибудь." - бодро отрапортовал он. 
 
"Да хрен с ними, с помадой этой и заколками теми! Пусть летят они летят ..." - она пропела последние слова на мотив "Пусть летят они летят ..."
 
"А что же тогда разрезать?" - хотел спросить он, но сдержался. Он всё крепче держался за неё, гладил её растрёпанные волосы, искал губами её чуть шершавые губы. А она всё нежнее прижималась к его карману. Вскоре где-то недалеко бабахнуло, но ему и ей это было не интересно.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (4)

  • Ринат Барабуллин автор У меня внутри появился Крюк







    У меня внутри появился Крюк
    Среднего размера, проходит во все двери
    Я сначала думал, что надо идти к врачу
    Но вскоре понял свою ошибку
    И напрочь забыл дорогу туда
    Где хранится моя медицинская карта
    Я раньше, до Крюка, был скрюченным
    Теперь я ровногнутый, словно Крюк

    С Крюком легко, словно на нём висишь
    Болтанка есть, но привыкаешь
    На рыбалку беру снасти, крючки
    Крюк для другого, не рыбу ловить им
    Он - чтобы не сорвалась мысль
    И чтобы не растеряться если
    Вдруг случится катаклизм
    Или два сразу

    Тут Крюк необходим, он - опора
    Что-то вроде лётной погоды
    Я бы и лётчиком стал, но Крюк
    Отсоветовал, напирая на факты
    Я и повёлся, а теперь рад
    А то был бы лётчиком
    Без Крюка внутри меня
    Ничто не звенело бы при взлёте
    Не цеплялся бы парашют за Крюк
    Когда я делал бы Петлю Нестерова
    Скукотища

    Крюк всегда подцепит, если вниз
    Летишь и нет спасенья
    От притяжения Земли
    На Луне не пробовал
    Не пустил Крюк
    В космонавты, говорит, и не при
    Их у нас ровно три
    И ты не один из них
    Я и не пру, Крюк не велел
    Тихо хожу, осторожно ступаю

    У Крюка в взгляд крюковатый
    Словно и не было первых проталин
    Будто бы и не пролетали кряквы
    Выстроившись в Крюк
    Нас на Истории учили
    Что Рыцари Тевтонцы шли Крюком
    Это их и сгубило
    Скользко им стало и ломко
    Крики взлетели на озером

    Я с Крюком спорить пытался
    Замешивал ему замес
    А он так и не стал другим
    Крюк вдруг стал другом
    Крюк - мой друг
    Так я считаю
    Мне Крюк это сказал
    Для меня и сотня вёрст - не Крюк
  • Ринат Барабуллин автор Я поведу тебя в Музей






    Повёл дочку в Музей. Мумии ей показать или протяжно-натяжные ткацкие станки - что будет в наличии, то и покажу.

    Показал. Дочка должна быть довольна. Вот я её и спрашиваю: "Ну что, довольна, дочка? Музей понравился?"

    А она в ответ:"Отец, ты по имени меня назови, а то всё Дочка! Имя то моё знаешь?"

    "Знаю, конечно, сам его с мамкой твоей выбирал из тысяч других! Сейчас назову тебя по имени." - нашёлся я. А сам переживаю страшно, так как имя дочки не вспоминается никак. Словно эта девочка безымянная.

    Пытаюсь цепко осмотреть её и прочесть имя, если оно написано. На мешке со сменной обувью или на маленьком медальоне на шее. Не видно нигде этого мешка, видимо не переобувались мы в Музее. А медальон шарфом уже прикрыт - мы ж в гардеробе одеваемся, чтобы домой идти.

    А дочка продолжает ехидничать и даже издеваться: "И мамино имя мне скажи, дяденька незнакомый."

    Тут, откуда ни возьмись, появилась женщина важная, видимо, сотрудница Музея. Но без униформы какой-нибудь. В гражданском платье, по-простому. И вместе с ней парень призывного возраста, сразу видно, что он при ней, а не наоборот. Я потом сказал, что всё сразу понял и даже (через час где-то) рассмеялся. А на самом деле, не понял я ничего, не сообразил сразу. Эта женщина сурово спрашивает:"Гражданин, что с Вами за девочка? Объяснитесь."

    Я от стресса имя дочки сразу же и вспомнил:"Дочка это моя Машенька. В Музей её привёл экспонаты Ваши посмотреть замечательные." Голос мой чуть дрогнул, как это случается, когда вру или доклад делаю начальству. В тот момент я не врал.

    "Так забирайте Вашу Машу, я прошу. Наш сотрудник тут будет наблюдать." - заключила женщина и кивнула в сторону парня. Тот чуть подтянулся, словно замер по Стойке Смирно.

    "А маму твою, дочка Маша, зовут Светлана Игоревна!" - добавил я негромко, но чтобы девочка услышала. Нужно всё доводить до конца. Нельзя позволять обстоятельствам преобладать над твоей волей. Вот поэтому я и сообщил дочке имя её матери.

    Домой мы шли весело. Шутили, смеялись. Маша в какой-то момент даже пустилась в пляс, но я попросил её подождать с хореографией до дома. Теперь бы вспомнить, где этот наш дом.

    Я и про Машу и про Светлану Игоревну всё выдумал. А вот дом не выдумаешь, он из кирпичей. Да и сообразить ещё надо, почему, уходя из Музея, моя псевдо-Маша помахала рукой музейным женщине и парню и добавила:"Мама, до вечера! Захар, удачи тебе в первый рабочий день, братик мой!"

    Вскоре мы вышли за пределы Кольцевой дороги. Ещё через некоторое время миновали Рязань. Где же этот чёртов дом? Псевдо-Маша либо ни о чём не догадывалась, либо ей нравилось идти со мной рядом. Что у нас следующее? Пенза или Сызрань? "Саратов!" - пояснила Маша, словно она читала мои мысли. Надо будет думать с менее эмоциональным выражением лица, чтобы дочка не догадывалась ни о чём.

    Через некоторое время она уточнила:"Нет! В Вятку нам надо. Вы - старички - её Кировом называете. В Саратов нам нельзя. Там либо Волгу вплавь форсировать либо по мосту. А на мостах сейчас чемоданы шмонают после тех Аргентинских событий." Маша имела ввиду те восемь громадных тяжеленных чемоданов, что мы с ней несли. По два чемодана в каждой руке. Выходя из Музея, я предложил ей, что понесу шесть по три в каждой руке. А она, как девочка, только два. Маша отказалась и несла груз наравне со мной.

    "Так в чемоданах этих ничего запрещённого нет. Там рукописи, что я собираюсь представить в Редакцию литературного журнала "Кто сказал, что она впадает?" - бодро и даже несколько обиженно сказал я. И добавил:"Ещё лёд не сошёл. Крепкий он. Не то что Боливар, выдержит двоих. Пойдём по льду. Ночью."

    Маша нежно посмотрела на меня, словно не поверила моим объяснениям про рукописи. Знает, наверное, что в журнале "Кто сказал, что она впадает?" предпочитают электронные версии манускриптов. Мы пошли дальше. Дочка чуть впереди меня. Четыре чемодана в её руках казались невесомыми. За её плечами весел, словно рюкзак, мешок со сменной обувью. Крепкими смелыми стежками на нём было вышито имя хозяйки. И это было не Маша.

    Я легко разглядел первые две буквы "An". Это что? По-английски? Анна? Анастасия? Анабель? Антуанетта? Девочка что-то почувствовала, повернулась ко мне и сказала:"Папа, Это наша фамилия на мешке, а за ней моё имя Мария. Не парься? Просто иди с чемоданами за мной."

    Я стал думать, гадать какая же у нас фамилия. Андалузины? Антилоповы? Антиподины? Антрацитовы? Андаманские? Не вспоминалось никак.

    Маша снова остановилась:"Мы - швейцарских кровей из Женевы. Но уже многие годы живём в городе Чашки Свердловской области. Там у нас семейное предприятие ООО Танкисты Гор. Производим всё! От швейцарского сыра до швейцарских часов, но на Урале. Нас зовут Атверстий. На мешке вышито, словно написано от руки "Аmверсmий Мария". Моя тётка Яков Атверстий - Генерал Полковник Полиции. И ещё много известных личностей. Ты, папаня, опытный лётчик. Но однажды из многочисленных чемоданов важного пассажира просыпался какой-то белый порошок. Тебя списали подчистую. Хорошо, что не посадили. Появились проблемы с памятью. Ну и с деньгами. Ты ж не летаешь теперь. Мама, а теперь и брат Захар, поступили на работу в Музей. Ты написал обо всём разоблачительную книгу, про чемоданы и порошок. Мы несём эту рукопись в Саратов в журнал "Кто сказал, что она впадает?". Можно было ещё в Вятку, но ты веришь редактору журнала "Кто сказал, что она впадает?".

    Я хотел от умиления прослезиться, но давно забыл, как это делать. Мы продолжили путь.
  • Ринат Барабуллин автор Кегли тебе не еда








    Никогда не бросай кегли,-
    Кегли тебе не еда.
    Бросишь их -
    Превратишься в Угли
    Или в углИ, это навсегда.
    Не сможешь съездить в Углич,
    Где у углового столба
    Стоит, продаёт бублик
    Некто по имени Беда.
    Коль купил, ноги выгни, вынь,
    Выкинь их туда, где вода.
    Унесёт вода и ноги и бублик
    Главное, чтобы туда,
    Где огни жгу на досуге,
    Что случается иногда.
    Просят денег мои слуги,
    Чтобы пропить, пока молода
    Их любимая бакенщица Юля,
    Что лодку направляет сюда.
    Я прячусь, чтоб меня не надули,
    Не продали мне чужие года,
    Не снесли башку и не перевернули
    Подушку, на которой сплю всегда.
    На другой стороне подушки пули
    Прошили насквозь надпись СКОВОРОДА.
    Я бы пожарил на сковороде курицу,
    Если бы знал, что курицы череда.
    А пока я бросаю кегли,
    Попадаю в Юлю иногда.
    Она машет веслом еле-еле,
    Я попал не туда.
    Метил в сердце, даже очень,
    Окно распахнул на Восток.
    А Юля плыла в город Почки,
    Где у неё телескоп.
    Никогда не бросай кегли,-
    Кегли тебе не еда.
    Бросишь их -
    Превратишься в Угли
    Или в углИ, это навсегда.
  • Ринат Барабуллин автор кляп купил он, чтоб кле(я)пать



    кляп купил он, чтоб кле(я)пать
    и сверло, чтобы сверлить
    но сломался аппарат
    словно вентиль, может быть

    подкатили агрегат
    генератор подключить
    тут вам градусник опять
    поспешите получить

    инструмент хотел вставлять
    но прибор мой не фурчит
    на рычаг нажать и ждать
    шланг по полу волочить

    рог готов был всех бодать
    тот в рожок дудеть привык
    хвост желает повилять
    вексель выдать и забыть

    он - затейник, словно тать
    забабахать и забыть
    наконец готов я спать
    овощ в бочке перемыть

    кончик высунул гусак
    он, похоже, антихрист
    кукарекал просто так
    был морковкин он артист
 
Новое