Блог ведет Ринат Барабуллин

ll
       
7 февраля в 06:37
черняшка
   
Лётчик-испытатель майор Толбобоев купил буханку хлеба-черняшки. Кассирша в супермаркете долго крутила-вертела туда-сюда этот хлебобулочный кирпич, словно сомневаясь, пробивать или не пробивать. Лётчик тоже не сразу взял с полки и положил себе в корзинку этот хлеб.  Что-то его останавливало, не давало успокоиться. Не спешил лётчик и брать свою оплаченную покупку. Если бы кассирша изъяла черняшку, не пропустила через свою "границу на замке", то Толбобоев с ней сразу же согласился и ушёл без хлеба. Но тогда ничего бы и не произошло. И наше знание о Вселенной было бы куцым. Человеческое общество остановилось бы в своём развитии или медленно ползло вперёд, словно сомневаясь.

По прибытии на аэродроме Толбобоев сразу же направился к своему самолёту, возле которого подозрительно лениво возились три фюзеляжника : Ринат, Марат и Шоколадкин. Имя третьего солдата лётчик никак не мог запомнить, а фамилии первых двух никогда и не знал. Ещё несколько минут постукивания специальными кувалдочками, и работа по нивелированию фюзеляжа была закончена. Пытаясь залезть в кабину истребителя, Толбобоев почувствовал вдруг, что что-то ему мешает. Этим "что-то" оказалась буханка черняшки, заботливо засунутая лётчиком за пазуху лётного комбинезона ещё в супермаркете. Отдав хлеб солдатам, лётчик теперь уже легко проскочил в жерло кабины и пружиня сел в кресло. Фюзеляжники рассматривали буханку, словно не Толбобоев, а она сейчас должна взлететь. Они чуть отошли от сопл самолёта, но не спешили в укрытие. "Что там? Отойдите дальше!" - громко скомандовал пилот. Фюзеляжникам же было не до него.

Толбобоев даже открыл стеклянный колпак кабины и выстрелил вверх из табельного пистолета. Ни малейшей реакции со стороны солдат. Они ещё больше углубились в разглядывание черняшки. Лётчик включил двигатели летающей машины и начал аккуратно объезжать Рината, Марата и Шоколадкина. Последний стоял слишком неудачно для манёвров истребителя, пришлось даже слегка задеть его краем левого крыла.  "Ничего! Как вернусь из полёта, всё узнаю про этот хлеб!" - успокаивал себя лётчик. Руководитель полётов дал добро на взлёт и только тут заметил группу из трёх фюзеляжников в неположенном месте. С вышки управления полётов было не разглядеть, что солдаты рассматривают. Пришлось послать к ним помощника на Уазике и двух автоматчиков с ним. Всем троим Руководитель приказал надеть костюму химзащиты, вдруг потребуется.

В небе над аэродромом летел Толбобоев. Он забирал на Восток, в направлении на Москву. Ровно гудели двигатели истребителя опытного образца. То место на груди майора, которого недавно касалась черняшка, вдруг начало жечь, болеть и даже как будто бы посвистывать. Скоро жжение и свист стали нестерпимыми. Особенно этот противный звук, словно из глиняной русской народной сопелки в виде птички.  Лётчик любил фольклорную музыку, сам по вечерам играл на деревянных ложках. Но этот свист был невыносимым. "Отбросить колпак кабины и катапультироваться?" - эту мысль Толбобоев гнал от себя, а сам гнал и самолёт обратно в сторону родного аэродрома. Нельзя было уничтожать самолёт, ещё не вставший на вооружение. Его производство всё ещё штучно. 
   
Внизу безмятежно простирались родные поля и леса. Вот уже и знакомый изгиб реки, от которого лететь только три минуты. Ни через три ни через четыре минуты аэродром не появился. Под крылом самолёта неслись изгиб за изгибом реки, словно змеи на китайских шёлковых картинах. Приборы показали, что Толбобоев давно уже летит над Эстонией, а аэродрома всё не было видно. Эстония сменилась Финляндией, а затем резко подскочившей Канадой. "Как же я приземлюсь в Квебеке без знания французского?" - всполошился лётчик-испытатель. Но вскоре он успокоился, поняв, что Квебек пройден, как и вся Северная Америка, под крыльями раскинулась Аргентина. Свист тоже почувствовал географические перемены. Русские наигрыши сменились мелодиями танго. Жечь стало меньше.
   
Когда к ним приблизились трое в костюмах химзащиты, Ринат, Марат и Шоколадкин решили живыми не сдаваться. И уж точно не отдавать буханку хлеба в эти резиновые руки. Шоколадкин было вспомнил свою маму, живущую в городе Слуцк, но долго думать о ней не позволяли обстоятельства. "Кувалдочки на изготовку! Делай Раз! Раз! Раз! Раз!" - от волнения Ринат забыл, что есть ещё и Два и Три, он командовал только "Раз!". Но такой сложной математики и не требовалось. Друзья и так успешно пробивали себе дорогу сквозь блестящие бултыхающиеся фигуры химзащитников, прикрывая собой черняшку - одну на всех.  Где-то высоко пролетел экспериментальный самолёт курсом на Аргентину.

Продолжение следует...
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Ринат Барабуллин автор Когда к ним приблизились трое в костюмах химзащиты, Ринат, Марат и Шоколадкин решили живыми не сдаваться. И уж точно не отдавать буханку хлеба в эти резиновые руки.