Блог ведет Ринат Барабуллин

Ринат Барабуллин Ринат
Барабуллин

Серёга и Зверь

24 декабря в 06:21
Серёга и Зверь
   
   
  
  
  
Кто он по жизни - мой друг Сергей Кн...в, воспетый в рассказе "Серёга ловко подзывает оленей" (см. "Новый Мир" номер 5 за Май 2016)? Некоторые ошибочно считают, что герой моего произведения - фотограф оленей, знаток итальянского языка, музыкант и хороший друг Джанни  Моранди. На самом деле Серёга интенсивно готовится к полёту на Марс, ежедневно и подолгу (и по долгу служения мечте покорения Вселенной тоже) тренируется в Центе Подготовки Космонавтов в Звёздном Городке. До недавнего времени только дружба с Моранди и фотоискусство слегка иногда отвлекало будущего покорителя Марса от центрифуги. Иногда ещё раньше между Серёгой и тренажёрами пытались встать другие известные итальянцы: Джонкарло Витатофумаре, Альберто Фузилли, Антонио Фетючини, Серджио Папарделли  и София Электричита. Но это всё осталось в прошлом. Скоро лететь на Марс, поэтому мой друг целиком сконцентрировался на тренировках тела и мозга. И вдруг случилась эта незадача...
  
  
Когда Серёга закончил свою ежегодную фотосессию с оленями и радостный пошёл к электричке, поглаживая фотокамеру, висящую на плече, за ним увязался лось. Заметьте, что это был не олень, один из фотографируемых, а простой лось-трёхлетка, не имеющий никакого отношения к фотоискусству. Он пошёл след в след за Серёгой, тоже направляясь к электричке. Я думаю, что лесного рогатого красавца привлёк не промёрзший Nikon с телескопическим объективом, а доносящийся из прибывающей электрички Запах Ночной Соломы (есть и такой рассказ в журнале "Новый Мир" номер 5 за Май 2016). Тонкий нюх лесного великана помог чётко определить вагон, откуда шёл этот ни с чем не сравнимый аромат. 
  
  
Придя к себе домой, закрыв дверь и поставив чайник, Серёга вдруг понял, что он в этой типовой малогабаритной квартире не один и даже не одинок. "Вот тебе и С Лёгким Паром!" - подумал совсем недавний фотограф диких животных (а с ним подумал и вдумчивых читатель, но только сейчас) и бросился искать героя актёра Мягкова (правильно ставьте ударение, не мЯгкого!). Вы, конечно, догадались, кого нашёл мой друг у себя в спальне развалившимся на широкой кровати, где Матрас и Подушки Набиты Лавандой (снова отправляю вас читать журнал "Новый Мир" номер 5 за Май 2016)? Лось, дружелюбно улыбаясь, но  не моргая, смотрел на Серёгу. Ему так удачно подошёл запах лаванды! Даже лучше запаха ночной соломы. 
  
  
Утром следующего дня будущий марсианин приехал на общественном транспорте в Центе Подготовки Космонавтов, сдал свою курточку на рыбьем меху в гардероб, ушёл, но не далеко и тут же вернулся, чтобы обратиться с вопросом к охраннику-вахтёру. Все работающие в Центре охранники являются бывшими охранниками и остаются ими после окончания работы и выхода на пенсию. Поэтому они легко смогут ответить на любые ваши вопросы, связанные с охраняемым объектом и протоколом нахождения в нём. Серёга спросил: "Скажите, пожалуйста, а где я мог бы оставить ненадолго моего лося? Я поцентрифугируюсь часок и сразу его заберу."  Охранник (на то он и охранник) чётко ответил: "Дедушка Мороз! Всех Ваших лосей и оленей размещайте у новогодней ёлочки!"  Умение быстро  выдать такой удачный ответ приходит лишь с опытом. В Школе Охранников такому не научат. 
  
  
  ...  
   
   
Молча, поспешно Серёга и Зоя Аркадьевна приводили в порядок внутренность аппарата. Сквозь отверстие одного из глазков они высунули наружу полуживого лося, привезенного с Земли. Лось понемногу ожил, поднял голову с роскошными рогами, встал, стал переступать ногами, и вдруг побежал, словно лось. Воздух Марса был годен для жизни.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Ринат Барабуллин автор Был бы я скульптор...




    Был бы я скульптор, известный художник,
    В мягком берете, в пятнышках краски.
    Кисти бы взял, светлый холст и треножник,
    Глину и гипс, не тягучий, но вязкий.


    То долотом, то весёлою дрелью
    Мрамор срубал бы кусок за куском,
    Губы твои написал акварелью,
    Ноги чеканил бы я молотком.


    Глаз глубину, их весёлость, игривость,
    Сплёл из финифти, эмаль оплетая,
    Жемчуг морской перламутровой сливой
    Вправил в оковы нефрита Китая.


    Бронзовый торс, из самшита колени...
    Чёрною тушью рисую ресницы.
    Нет малахита! Холодную зелень
    Я заменяю на лёд
    Я
    не птица