Блог ведет Alexandr Petrenko

Alexandr Petrenko Alexandr
Petrenko

Из цикла «Коты поэтессы». Левитация

11 июля в 22:50

 

 

 

 

Белый без единой цветной волосинки, серый в полосочку и чёрный хвосты синхронно покачивались из стороны в сторону. Три пушистых зверька, взобравшись на подоконник, предавались размышлениям. О сущности бытия.

— Барончик, ты только погляди. В городе карантин, а эту бульдожью морду из соседнего подъезда выгуливают. Хозяин намордник на себя нацепил, а на зверюгу, бесхвостую — нет. Вот смехота! — беспородная кошка Мурка фыркнула от негодования.

— Радио надо слушать, — огрызнулся породистый Барон. — Правительство разрешило животных собачьей породы выгуливать. Но не далее, чем за сто метров от мест их обитания.

— А котов, значит, не разрешило! Дискриминация целого семейства. Мы ведь тоже из отряда хищных!

— Кошки гуляют сами по себе! — вступил в разговор котёнок Черныш.

— Кто это сказал? Желаю, чтобы хозяйка и нас выгуливала! По очереди или пусть запрягает, словно лошадей.

Мурка выгнула спину. Демонстрируя то место, на которое можно надеть оглоблю.

Котёнок поднял переднюю лапку:

— Эх вы, а ещё взрослые животные. Редьярд Киплинг много лет назад так в книжке написал. Целую сказку о свободной кошке сочинил. Неужели не помните. И, вообще. Хватит на это чудище бесхвостое таращиться, айда стихи сочинять. Поэтесса вот-вот придёт. Что мы ей покажем? Ни одного катрена с утра не придумали.

— Так ведь не сочиняется, — буркнул Барон.

— Ну, ни строчечки, — поддержала супруга Мурка.

— А что мы делаем, когда нет вдохновения? — громко мяукнул Черныш.

— Зовём Музу! Кошачью, — хором ответили взрослые.

И тут же, в три глотки, завопили заветное заклинание:

— Муззззза приди! Мяуууу! Муза приди! Мяууууу!

В это мгновение бульдог за окном, что есть силы, натянул поводок и чуть не вырвался из рук разомлевшего на солнышке хозяина. Но одумался. Прыгать на балкон первого этажа, чтобы прекратить жуткий концерт, расхотел. Тонкий слух различал аж три партии. А драться одновременно с таким количеством исполнителей? Нет уж, своя шкурка — ближе к телу!

 

***

— Бездари хвостатые! Вам опять неймётся? Учтите, я, как летучие обезьяны из «Волшебной страны», выполняю просьбы исключительно три раза. Потом всё! Зовите — не зовите, только меня и видели. Никакое жалобное мяууу не поможет. Усекли! Сочинители усатые. Сегодня второй мой визит к литературным бездарям. Кормить будете? Или, как обычно? Без промедления станете эксплуатировать голодную кису с крылышками?

Барон, Мурка и Черныш разом бухнулись на задние лапы, сложив передние в молельном жесте.

— Музочка. Прости мя, то есть, нас грешных. Корм имеется в достатке. Пока. Но он упрятан в жестяную банку. Нам ни когтями, ни зубами, не открыть. Хозяйку ждём.

При этих словах Барон бухнулся мордочкой в пол и начал отбивать поклоны.

— Что ты мелешь? Встань по-человечески, ну, или по-кошачьи. На все четыре лапы. Тебя что, даже элементарной магии не обучали? А с виду такой интеллигентный, учёный.

Барон, а за ним и остальные кошки отрицательно замотали головами.

— Ну, и что мне с вами, прикажите, делать? Простеньким заклинаниям учить или катрены за вас сочинять? Чего пялитесь? Вы же меня второй раз лицезреете? Отомрите. И бегом на кухню за едой.

Барон, Мурка и Черныш чуть было не поцапались за право принести Музе заветную банку. Но грозное «Брысь, бездари, неучи!» заставило их замереть на месте.

— Сама пойду. Ведите меня к жрач.., то есть, к вкусняшке, заточенной жалкими людишками в капсулу. По моему велению, по желудку хотения, эни, бени, банка! Откупорсь!

Произнеся это Муза, словно заморский ковбой, ловко щёлкнула пушистым хвостом. И банка не только открылась, но и проплыв к ней по воздуху, высыпала содержимое в вылизанную до зеркального блеска миску.

Пять минут спустя, прикончив угощение, Муза доплелась до дивана и развалилась на нём, свесив хвост. Через секунду по квартире разнеслось довольное посапывание и урчание.

Черныш в нетерпении, наматывал круги по дивану и вокруг него.

— Брысь, негодник. Дай челов.., то есть, Музе поспать. Видишь, умаялась кисуля, то есть, я хотела сказать, волшебница.

Мурка отвесила котёнку подзатыльник, и тот, сделав в воздухе кульбит, приземлился всеми четырьмя лапами на тушку охраняемого существа.

— А! Что? Как вы смеете? Мать вашу кошку! Будить меня! Неслыханно! Сейчас же превращу вас в эти, как их, в статуэтки-копилки. Будете стоять на полке и пыль собирать. Ибо монеток у вашей хозяйки отродясь не водилось.

Но котёнок ничуть не испугался. Наоборот. Он заглянул в глаза гостье и прошептал:

— Тётя, так Вы волшебница или просто Муза?

— Чудак чел.., то есть, животное. Я и то и, другое. Между прочим, дипломированное. Школу магии окончила. С отличием. Бумагу с печатью имею. Не помню, куда задевала…

Она хотела ещё что-то сказать, но в это время в двери раздался шум поворачивающегося ключа. «Поэтесса!» — пронеслось в головах кошек. В квартиру вошла хозяйка в сопровождении упитанного дяденьки в очках и с лысиной.

— Ты же помнишь, что я для них не видима, — прошептала Муза в самое ухо Чернышу. — Поэтому веди себя подобающе. Валяйся на диване, то есть, на мне. Только не щекочи. Могу не удержаться и мяукнуть заклинание. А для людей я, всё же, слышимая. Усёк?

— Ага, — буркнул котёнок. — Сотворите чудо. Пожалуйста.

— Что? Не поняла.

— Ну, Вы же волшебница. Сделайте что-нибудь этакое. Необычное.

— А банку с кормом кто заклинанием открыл? Этого тебе недостаточно?

— Не-а. Оно маленькое. Несерьёзное. А я хочу волшебства большого. Ну, что Вам стоит. Вы же отличницей были.

Стоящие возле дивана Барон и Мурка одобрительно кивали и в нетерпении виляли хвостами, уподобившись своим вечным соперникам собакам.

Муза широко зевнула и, уставившись на хозяйку дома, промурлыкала:

— Леви, леви, левитируй. Муууррр.

Поэтесса грациозно взмыла под потолок, стукнулась о пыльную люстру, повисела с минуту и аккуратно опустилась на место.

— Виталий Егорович, Вы видели? Что это было? Можете объяснить с точки зрения доктора математических наук?

— Понимаете. Мы, учёные, утверждаем, что с научной точки зрения в левитации нет ничего необычного. Правда, для человека она недоступна. Но отдельные индивидуумы, например, поэтессы, иногда могут позволить себе. Так сказать, силой мысли. В общем, гравитация, или всемирное тяготение, открытое достопочтенным Исааком Ньютоном в конкретном случае исчезло на одном квадратном метре. На очень непродолжительное время. Я понятно изъясняюсь?

— Мало и не убедительно. Похоже на банальный фокус. В цирке и больше и выше трюкач Копперфильд летает. — промурлыкала Мурка. Сама по телевизору сто раз видела. — Хотим ещё. Чтобы совсем необычно.

Ошалевшая от услышанного Муза с негодованием выгнула спину: - Нате, смотрите. Только потом, на себя пеняйте!

Женщина стала быстро таять и покрываться шерстью. Через секунду она превратилась в маленькую зелёную кошечку с огромными (от удивления!) глазами. Взглянула на любимый продавленный диван. Там, кроме Черныша, возлежало такое же, как она, существо, но только розовое и с прозрачными крылышками. Хотела заорать. Позвать на помощь. Не успела, так как, стремительно стала принимать прежний облик.

— Вы, вы! — хозяйка квартиры хватала ртом воздух не в силах произнести что-нибудь членораздельное.

— Трансфигурация или попросту — видоизменение — это способ превращения одного в другое. В частном случае женщины в кошку. Хотя Вы как существа млекопитающие в чём-то похожи. Я хотел сказать, вас только помани. Потом уже не отвязаться! То есть, я что-то не то излагаю. В общем, мозг женщины и кошки... Конечно, есть такие особи вашего пола, у которых серое вещество размером... Но это ни в коем случае не относится к присутствующей здесь особе. Короче. Дорогая соседушка, мне надо срочно промочить горло. Банально выпить. И как можно быстрее и крепче! Ибо без этого мой математический склад ума… Ну, в общем, Вы меня понимаете. На кухне найдётся, что-нибудь этакое, трёхзвёздное, но лучше пяти?

 

Час спустя

 

Раскрасневшаяся поэтесса в обнимку с гостем вернулись в комнату. Кошки сидели за компьютером и шестью лапами стучали по клавишам. По экрану, догоняя друг друга, неслись строчки:

 

Кот Агат, как уголёк,

Чёрный и пушистый бок,

Уши чёрные и нос,

И, конечно, чёрный хвост.

 

 

Если мы погасим свет,

То кота, как будто нет.

Если включим свет потом,

Вновь Агата не найдём.

(Автор: frensis)

 

Профессор хлопал глазами и делал глотательные движения.

— Бррр. Животные сочиняют стихи. Такого просто не может быть! Это волшебство.

Поэтесса ничего не сказала, она просто посильнее прижалась к тёплому, пахнущему элитным алкоголем мужчине.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал