Блог ведет Олег Северюхин

Олег Северюхин Олег
Северюхин

В лабиринтах темного мира. Книга первая. 36. Арест Петра

26 июля в 05:58
Наша история прерывается на царствовании полоумного Ивана по современному прозвищу Грозный, закончившемся великой Смутой, и начинается одним из царей новой породы Романовых Петром, который удумал одним махом Россию сделать цивилизованной державой с западным политесом, но с восточным рабством и замашками улусных властителей.
Наследовавшая Петру немецкая принцесса принесла в Россию Серебряный век и процветание с рабами бессловесными, продаваемыми оптом и в розницу благочестивыми помещиками-рабовладельцами, составившими славу и гордость России.
Затем Александр Первый - победитель Наполеона. За труды народные по очищению земли русской от неприятеля оставил народ в рабстве крепостном, но усовестившись в содеянном, ушел в богомолье простым старцем, где и был бит плетьми уездным начальником. Чего насаждал, то и получил по мягкому месту.
Следующий царь - Николай, довел Россию до поражения в крымской войне и ничего путного не сделал для развития ее. Зато был личным цензором у поэта-рабовладельца Пушкина Александра Сергеевича, которого произвел в классики русской литературы и поручил во всех школах учить некоторые его стишки, типа «Вечор, ты помнишь вьюга злилась, на мутном небе мгла носилась», потому что все другие то обличали царей в сказке о царе Салтане, то клеймили попов толоконных лбов.
Александр Второй - освободитель, ввязался в войну с турками за Балканы и дал свободу крепостным, за что и был убит революционерами. Угробил десятки тысяч русских людей в Балканской войне и обеспечил России достойного противника в двух мировых войнах - «братскую» Болгарию.
Третий же Александр послал все западные страны в одно место и стал заниматься Россией, но пример не был поддержан наследниками.
Его сын, Николай под вторым номером, стал последним российским императором и был расстрелян вместе с семьей новыми хозяевами страны - гегемонами, вышедшими из среды крепостного крестьянства.
Российская интеллигенция разделилась на два лагеря: революционеров-большевиков и патриотов, и каждый врал народу о ждущем их счастье в результате победы в Гражданской войне.
Победили большевики, которые обещали, что те, кто был никем, тот станет всем, а все заводы, фабрики и земля будут в собственности народа, а все нации будут иметь свои государства по праву самоопределения вплоть до отделения. Куда там патриотам, которые выступали за единую и неделимую и за непонятное Учредительное собрание, разогнанное матросом-большевиком Железняком, который «шел на Одессу, а вышел к Херсону».
Советскую власть можно назвать большевистским игом, потому что народ выкручивали не хуже монголо-татар, данью было раболепие и политическое угодничество перед властителями. И расправа с непокорными короткая - тройка-каторга-расстрел. Раболепным - должности-деньги-дачи-машины-ордена-премии-лампасы-погоны и при малейшей провинности - тройка-каторга-расстрел. Как у монголов.
Во всех войнах русские показали свое неумение воевать. Давили числом и кровью. Из настоящих полководцев были только генерал Суворов Александр Васильевич и адмирал Ушаков Федор Федорович. Только у них войска учились военному делу и знали свой маневр. И только они были непобедимыми полководцами и флотоводцами, знающими цену русскому солдату, да и все иностранные завоеватели и противники уважали силу суворовских солдат, ушаковских матросов и его морской пехоты.
Ушаков стал святым, и Суворов достоин такой же чести.
После Суворова и Ушакова был генерал Скобелев Михаил Дмитриевич. Ак-Паша. Белый паша. Освободитель Болгарии и покоритель Средней Азии. Болгары хотели избрать его своим царем, но русский царь вдруг оскорбился, как это он будет наравне с простым русским генералом пусть и талантливым полководцем. Вот так царское чванство изменило историю не в нашу пользу.
И все. После Скобелева были генералы, плохие, хорошие, но полководцев не было.
Когда в войну вмешивались цари и Верховные Главнокомандующие, русскую армию постигала катастрофа.
Вся история моей страны укладывается в христианизацию, борьбу с язычниками да староверами, монголо-татарское иго, Великую смуту, крепостное право, социалистические иго и перестройку с демократией.
Я стал было задремывать, но в комнату вбежал Петроний и сообщил, что Пётр задержан и находится в императорской тюрьме.
- Вот те раз, - подумал я, - сам проводил его и указал дорогу, на которой его не будут искать, просто никто не подумает, что там можно ехать. Кто же нас сдал?
Мои размышления прервал громкий стук в дверь. Так стучат только те, кому положено так стучать - власть! Демократия демократией, но любой ефрейтор старается использовать те преимущества, которые ему дает лычка.
В открытую дверь вошел целый центурион с плюмажем на шлеме.
- Октавий Май Брут, - торжественно провозгласил он, - вас приказано доставить ко двору императора Нерона. Можете взять с собой одного раба.
И все. Что, зачем, почему? Хорошо, что не бьют и не связывают. Обыска тоже не делали, значит это не арест.
Во дворец меня везли на носилках. Вернее, несли целых четыре раба. А это уже какая-то почесть. Хотя, императоры могут себе позволить расстелить перед эшафотом рулон шелковой материи, типа, ничего личного, работа такая сатрапом быть.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал