Блог ведет Олег Северюхин

Олег Северюхин Олег
Северюхин

В лабиринтах темного мира. Книга первая. 4. Деликатное поручение

24 июля в 15:28
Сразу после Дня защиты детей меня пригласили к топ-менеджеру, то есть к главному руководителю и совладельцу самого крупного в городе банка. По идее, он давно должен был загорать где-то в Испании на собственной вилле или в другом месте, где у него имеется недвижимость. Те, кто соскребают проценты с наших денег на вкладах, предпочитают иметь убежища от тех, кто может спросить их:
- Чего ж ты жируешь на наши деньги, а страна становится нищей?
Вызов этот был для меня в диковинку. С банками я дел не имел. Есть у меня пенсионный вклад в Сбербанке и там денег столько, что хватит съездить на недельку в Турцию одному и то в один конец.
В банке меня уже ждали и сразу провели к директору.
- Андрей Васильевич, - директор встретил меня как старого знакомого, с которым давно не виделся. - Как поживаете?
- Спасибо, - сказал я, - чем обязан?
Не люблю я эти восточные премудрости с выяснением здоровья всех моих баранов поименно, пересчитыванием ложек в выдвижном ящике кухонного стола и непременным кофе-чаепитием. Хотя, кофе и чаепитие — это неплохая процедура, особенно если человек с дороги или с момента завтрака прошло уже немало времени.
- Андрей Васильевич, - начал директор, - позвольте один маленький вопросик. Почему все называют вас Андре? У вас есть французские корни?
- Никаких французских корней, - улыбнулся я, - простой рационализм друзей, легче сказать Андре, нежели Андрей. Разница в одну букву, а все же экономия. Как у американцев, вещь стоит не сто долларов, а девяносто девять и девяносто девять центов. На один цент ничего не купишь, зато в целом складывается кругленькая сумма экономии. Кстати, по этому поводу анекдот. Приходит мужик в ресторан и заказывает девяносто девять стаканов чая.
- Девяносто девять, - удивился банкир, - а почему не сто?
- Что я лошадь, что ли? - ответил посетитель.
Я непринужденно балагурил, лихорадочно соображая, в какую сторону повернется разговор, настораживающий тем, что возле больших денег постоянно вьется темная сила, как паук засасывающая в свои сети всех, кто пролетает мимо них. Пикантность ситуации придавало и то, что респектабельный банкир имел довольно тёмное прошлое, которое никуда не делось за блеском современного дизайна его кабинета и всего банка.
- Ха-ха, - рассмеялся банкир моему анекдоту и сразу перешел к делу. - Андрей Васильевич, у меня к вам конфиденциальное дело. Я даже не знаю, как начать разговор, потому что кое-кто уже пытался говорить с вами, но получил довольно острый отлуп и на его хвост сели некоторые бывшие ваши коллеги. Все-таки, корпоративность — это большая сила.
- Корпоративность корпоративностью, - согласился я, - но и меры предосторожности бывают нелишними, особенно в отношениях с теми, кто живет не по государственным законам.
- Не скажите, - засмеялся банкир, шутливо помахав указательным пальцем.
- Если считать законной жизнь по статье в условиях режимного объекта, то это не есть сознательное исполнение законов, - отпарировал я.
- Но я хочу предложить вам дело, которое будет подчиняться только вашим законам, - сказал банкир.
- Что значит - моим законам? - не понял я.
- А это значит, - сказал мой собеседник, - что никто вам не будет связывать руки и ноги и все, что вы сделаете, будет неподсудно и ненаказуемо со стороны законов дня и со стороны законов ночи. И эксзаконность гарантируется обеими сторонами.
Я задумался. Судя по всему, мне предоставляется карт-бланш во всех делах, как и агенту 007 на службе Её Величества. И все это должно быть шито-крыто. Я прошел полный курс коммунистического оболванивания – октябрята, пионеры, комсомольцы, члены партии – и, по идее, должен быть способен на всё от сдачи палачам своих родителей и приведения в исполнение приговора коммунистической партии своему лучшему другу. Но среди двадцати миллионов советских коммунистов встречались и нормальные люди, а остальные продолжают служить режиму, прикидываясь демократами. И этот банкир тоже не был исключением из правил.
- На заказное убийство подписываться не буду, - твердо сказал я, поднимаясь и заканчивая беседу. - Шутники вы, однако, господа миллионеры, очкарика в киллеры…
Банкир схватил меня за рукав и быстро заговорил:
- Никаких убийств, Андрей Васильевич, нам нужен грамотный и умный человек, имеющий опыт проведения расследований. Причем таких расследований, о которых никто не должен знать. Речь идет об отеле «Lissabon». Мы стоим на грани войны между правоохранительными органами и криминальным миром. И победы в этой войне не будет, потому что, знаете ли, всё в жизни так переплелось, как в гражданскую войну и не понятно, кто у нас красные, а кто белые, кто ночной дозор, а кто дневной. Вот нам и нужен человек, как бы нейтральный от всех и способный поставить точки над «i».
- Что-то вы все вокруг да около, давайте к делу, - предложил я. - Если я задаю дополнительные вопросы, то, в принципе, я как бы даю согласие на ваше предложение.
- Интересно вы облекаете свое согласие, - сказал серьезно банкир и продолжил, - в отеле творятся страшные вещи. Пропадают и гибнут постояльцы. Много изувеченных людей. Оставшиеся в живых повернулись рассудком и несут такую чушь, которую не могут квалифицировать врачи психиатрических клиник. Помогите нам разобраться с этим. Мы гарантируем вам солидное вознаграждение. Все расходы будут оплачиваться немедленно. И скажите, какая вам нужна помощь?
- В милиции эти преступления зафиксированы? - спросил я, потому что никаких официальных сообщений о преступлениях в отеле не было.
- Какая регистрация, - ухмыльнулся мой наниматель, - будут они портить показатели? Убитых сотрудников наградили и похоронили с почестями. Погиб на боевом посту, охраняя социалистическую законность. Тьфу, привычка, просто законность или капиталистическую законность, если хотите. И материалов расследований нет. У нас, кроме как по телевизору, никто лабораторных расследований не проводит. Всякие там генетические экспертизы это на уровне фантастики. Если по каждому происшествию анализы делать, то министерство внутренних дел через месяц вылетит в трубу вместе с государственным бюджетом.
- У меня к вам просьба, - сказал я. - С завтрашнего дня я поселюсь в гостинице и прошу прислать мне все имеющиеся материалы для ознакомления. Все равно, что-то нужно знать конкретное. Любые сведения мне будут важны.
На том мы и расстались.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал